№3 (153) - Март

 

Тема номера: ФИНАНСОВЫЕ АСПЕКТЫ ИНВЕСТИЦИОННОГО ПРОЦЕССА

 
  • Ставка на развитие. Один из крупнейших банков Беларуси заявил о смене стиля и содержания работы

  • На иностранных инвесторов надежд все меньше. В Беларуси не выполняются даже значительно урезанные по сравнению с прошлогодними планы привлечения прямых иностранных инвестиций.

  • Денег нет и не будет. Нынешняя модель белорусской экономики обречена на хроническую нехватку средств для развития.

  • Рост цен под защитой государства. Почему реальный сектор экономики не почувствовал снижения цен на энергоносители.

  • Первое приобретение весны-2012: модная мужская сорочка. Почетное место на мировом подиуме заняли черные рубашки.

  • Бизнес - заразная болезнь. Начав заниматься бизнесом, женщина вдвое чаще подвергается риску сердечно-сосудистых заболеваний

Электронная версия журнала (для того, чтобы увеличить страницы, кликните по ним левой клавишей мыши)

Уважаемые читатели!
 

В республике разрабатывается Программа развития промышленного комплекса на период до 2020 г. В настоящее время Министерством экономики подготовлена Концепция Программы. Надо сказать, причины, обусловившие ее разработку, министерством названы достаточно объективно. Это «неэффективная отраслевая и технологическая структура промышленного комплекса, громоздкая система государственного управления отраслью (8 министерств и концернов), слабая кооперация с международными компаниями, опережающий рост инвестиций в секторы промышленности ориентированные на внутренний рынок, низкий уровень эффективности государственной поддержки, высокий износ активной части основных средств, затратность и существенная импортоемкость промышленной продукции». В такой оценке важна не новизна, об этом не говорил только ленивый, а то, что она сделана ведущим органом государственного управления.


А вот что касается мер по преодолению сложившихся проблем, то здесь позиция Минэкономики крайне традиционна. Такой документ мог быть рожден и 15, и 20 лет назад. К сожалению, до настоящего времени нет понимания места республики в международном разделении труда с учетом реального положения дел и потенциальных возможностей белорусской экономики. Несмотря на то что, по данным Национального статистического комитета РБ, за 5 лет - с 2005 по 2010 г. - износ активной части основных средств уменьшился на 16,4% (с 72,2 до 55,8%), надеяться на приближение к современному технологическому уровню не приходится. Между тем конкуренция на российском рынке нарастает. Казалось бы, в этих условиях очевидна необходимость концентрации всех средств на наиболее прорывных направлениях, сосредоточения внимания на качественных показателях, но увы... До 2015 г. среднегодовой темп прироста валовой добавленной стоимости заложен в 10%, среднегодовой индекс промышленного производства - 9%. Намечено развитие всех традиционных подотраслей с «доминированием государственной собственности в стратегически значимых организациях». Негосударственный сектор мыслится формировать за счет малого и среднего бизнеса.


Среди главных задач промышленного комплекса названы экспорт, снижение импорто- и материалоемкости, импортозамещение, в том числе, благодаря организации выпуска легковых автомобилей и сложной техники. По сути взаимоисключающие задачи. Что в республике есть для создания таких производств? Автозавод и тот самостоятельно изготавливает практически только раму и кабину. Все закупается по импорту. Создание завода по сборке «Фордов» показало, что при отсутствии рынка неэффективно и отверточное производство. То же можно сказать и о сложной бытовой технике. Разработчики Концепции, видимо, не понимают, что российский рынок для этих товаров закрыт, а изготовление только для нужд республики будет априори неэффективно. Нужны существенно большие объемы продаж, чтобы продукция стала конкурентоспособной.


Неясно также, как можно достичь снижения импортоемкости, развивая производство телевизионной техники, химических волокон и нитей, металлургию, радио- и микроэлектронику, космические технологии, фармацевтику.
Обобщая, следует сказать, что республика стремится соответствовать всем критериям индустриально развитой страны. Только где для этого средства и где инвесторы, которые смогут в этом помочь? Расчет на собственные силы вряд ли оправдан: долги растут, инвестиционные возможности снижены не только в результате упразднения льгот, но также из-за инфляции и недоступности кредитных ресурсов. В определенной мере к такому алгоритму формирования промышленности подталкивает и Россия. Но тогда надо четко определиться с тем, что наша страна является частью промышленного комплекса формируемого на Едином экономическом пространстве Россией, Беларусью и Казахстаном. Хотя и в этом случае геополитическое положение республики дает ей возможность иметь более эффективную экономику, основанную на сфере услуг.


Сегодня в промышленности производительность труда, по данным за 2010 г., составляет 12,3 тыс.долл., что в 4,9 раза ниже, чем рабочих мест, определяемых Концепцией как высокопроизводительные, которых за пятилетку намечается создать 200 тыс. Между тем, даже при неразвитой инфраструктуре выработка на транспорте выше, чем в промышленности на 12,4%, в отрасли связи - на 51,8%. Эти цифры говорят не только о преимуществе сферы услуг над промышленностью, но и достаточно отчетливо характеризуют состояние промышленного комплекса, который к тому же составляет только 61% объема производства услуг.


Логичнее сконцентрировать усилия действительно на конкурентоспособных производствах, опирающихся на местные сырьевые ресурсы, привлечь для их развития передовые технологии. Высвобождающихся работников переобучать и направлять на создание современной транспортной инфраструктуры, которая будет востребована и Единым экономическим пространством.


С уважением,

{jcomments on}

В годовщину начала валютно-финансового кризиса редакция поинтересовалась особенностями взаимоотношений предприятий различных отраслей с банками, обратившись к руководителям предприятий. Как субъекты бизнеса оценивают условия предоставления им заемных средств? Чувствуют ли они господдержку в области кредитования? На какие цели расходуются заемные средства? Вот что они ответили.

Андрей СОБОРОВ, генеральный директор ЧУП «ТелеМикс» (производство и внедрение цифровой аппаратуры связи):

- С организационной точки зрения сегодня взять рублевые банковские кредиты не представляет собой проблемы, однако экономически они неподъемны для большинства предприятий. Несмотря на укрепление белорусского рубля, и валютный кредит может отрицательно сказаться на судьбе предприятия в случае очередной девальвации. Наше предприятие - экспортер, но, к сожалению, доля экспорта в структуре сбыта нашей продукции не столь велика, чтобы иметь валютную выручку, достаточную для погашения валютных кредитов.

Процентная ставка за пользование рублевыми кредитами очень высока, но реально отражает тот уровень инфляции, который сложился в стране за последний год. Высокий процент по кредиту в конечном счете ведет к удорожанию стоимости работ и услуг.

Тимофей МАРЦЫНКЕВИЧ, финансовый директор холдинга «Атлант-М» (автомобильный бизнес):

- Помимо кредитования мы пользуемся такими банковскими услугами, как размещение временно свободных средств на депозит, валютные платежи, гарантии, зарплатные проекты. Активно прибегая к банковскому кредитованию, мы в этой области сотрудничаем и с несколькими банками. Основные продукты, которые мы используем, это, во-первых, инвестиционные кредиты на срок до 5 лет, направляемые на расширение бизнеса - в нашем случае, на строительство новых автоцентров; во-вторых, оборотное кредитование (на срок от 3 до 12 мес.), которое позволяет нам в оперативном режиме регулировать краткосрочные вопросы ликвидности компании; в-третьих – банковские гарантии (3-6 мес.) как наиболее дешевый сегодня способ финансировать отсрочку по платежам поставщиков.

Оценивая услуги белорусских банков, хотелось бы пожелать им проявлять большую ориентированность на клиентов и гибкости. Кроме того, банкам пора расширять линейки предлагаемых бизнесу продуктов как по стандартному расчетно-кассовому обслуживанию, так и по кредитованию.

Олег БЕРДУЛА, генеральный директор ОАО «Лидахлебопродукт»:

- Цель около 70% взятых нами кредитных обязательств - пополнение оборотных средств. Условия кредитования если не ужасают, то приводят в глубокое уныние. Кредит по ставке свыше 40% - это кабала для предприятия, когда существовать какое-то время еще можно, но развивать инвестиционные проекты совершенно нельзя. Что касается валютных кредитов, они во-первых, не всегда доступны, а, во-вторых, их целесообразность тяжело прогнозировать в долгосрочной перспективе. Чаще всего банки предлагают валютные кредиты тогда, когда знают, что будет очередной взлет курса.

Что касается господдержки, отмечу Указ Президента РБ от 14.06.2010 г. №301, в соответствии с которым банкам была компенсирована часть процентов за пользование кредитами, выданными в том числе и нашему предприятию, на закупку продукции растениеводства. Это была благоприятная для нас практика, позволившая сделать необходимые инвестиции в оборудование и технологии. Но в прошлом году возможность участвовать в аналогичных программах у нас практически не было. Сейчас мы реализуем очень большой проект по строительству макаронной фабрики. В данном случае на нас распространяется государственная программа, часть средств нам обещают из инновационных фондов, другие суммы планируем привлечь за счет льготных кредитов, но, видимо, придется брать и «тяжелые», дорогостоящие кредиты.

Евгений КОЧЕРГИН, заместитель генерального директора по экономике и финансам группы компаний «Белинтертранс» (международные перевозки, логистика и экспедиция):

- Основная цель нашего кредитования - приобретение основных и пополнение оборотных средств. В настоящий момент мы реализуем ряд крупных проектов, один из которых - программа по обновлению парка эксплуатируемой техники. Мы приобретаем импортные грузовики Volvo и полуприцепы к ним. Разовые суммы финансирования составляют около 1 млн. евро за каждую партию техники. Достаточно крупные объемы финансирования и положительная кредитная история делают нас интересным клиентом для белорусских и зарубежных кредитно-финансовых организаций. Мы активно работаем с иностранными лизинговыми компаниями, а также используем возможность получения кредитных средств через белорусские банки, которые привлекают деньги иностранного банка, и с учетом собственной маржи, скажем, 1,5-2%, предоставляют нам финансирование под 8-10%. Не исключаем также варианты получения валютного кредита в белорусском банке, но при ставке 12-13% он менее интересен, тем более, если средства нужны под инвестиционный проект.

Не секрет, что белорусские кредиты сегодня достаточно дороги для предпринимателя. А если говорить о займах в рублях, то 45-50% - это очень дорого и неподъемно. Представляете, какая должна быть рентабельность у белорусского предприятия, ориентированного на внутреннего потребителя? Поэтому наше желание работать с более дешевым финансированием вполне объяснимо.

Еще один негативный момент связан с залоговым обеспечением кредита. Если рассматривать кредитование в белорусских рублях, то стандартная формула расчета залога будет следующая: к сумме кредита добавляется сумма годовых процентов, все это умножается на коэффициент риска невозврата кредита в размере 1,15-1,5%. Получается, чтобы взять кредит в 1 млрд. руб., необходимо предоставить залог в размере 2 млрд. Для вновь создаваемых, а также существующих малых и средних предприятий достаточно сложно будет активно развиваться, предоставляя залоги в таком размере.

Виктор МАРГЕЛОВ, директор ТЧУП «Тридакта» и ряда других предприятий торговли и общепита, председатель Республиканской конфедерации предпринимательства, 1-й вице-председатель Минского столичного союза предпринимателей и работодателей:

- Процентные ставки по кредитам сегодня заоблачные. По одному из них наши предприятия платят проценты в размере ставки рефинансирования плюс 12%, по другому «добавка» вдвое меньше -6%. Однако в итоге все равно получается очень много - до 60%. Спасибо банкам хотя бы за то, что они не нарушали условий договоров, чего не скажешь о «Беларусбанке» образца 2009 г. Тогда в один прекрасный день он просто перестал нас кредитовать по причине «отсутствия средств» на эти цели. Это было очень больно, мы перебрасывали деньги одних наших предприятий в помощь другим, такой подход нас чуть не убил. Не хотелось, чтобы подобный «маневр» когда-нибудь повторился.

Я знаю, что у некоторых предприятий ставки по кредитам доходили до 100%. Причем не в тот момент, когда белорусский рубль падал, а сейчас, когда инфляция составляет 3-5% в месяц. До тех пор, пока деловое сообщество не примет мер по решению этих вопросов, шальные проценты по кредитам и другие невыгодные условия со стороны банков будут сохраняться.

В цивилизованном мире, особенно во Франции, большую роль в развитии частного сектора сыграли кооперативные банки, работающие на интересы вкладчиков и пайщиков. В Беларуси такой кредитующей организации нет. Мы предпринимали попытки ее создать, но они пока не увенчались успехом, потому что нужен достаточно большой стартовый капитал. Трудности связаны и с налогообложением.

В Беларуси нужно развивать и другие, в том числе небанковские формы кредитования. Ведь в нашей стране пока нет того уровня конкуренции за клиентов между банками, который бы позволил им снижать ставки. Возможно, элементы такой конкуренции отчетливее наблюдаются в регионах, а не в столице, где, к сожалению, остались абсолютно монопольное предоставление банковских услуг.

Александр ЯЦКЕВИЧ, директор ЗАО «Инвестиционная компания ДжиЭрБи» (услуги и консалтинг на рынке ценных бумаг):

- Сейчас ставка кредитования в рублях выросла до неприличных размеров, 40-50% можно считать самоубийством для любого бизнеса. Мне неизвестно, чем нужно заниматься у нас в стране, чтобы спокойно отдавать кредиты с такой высокой стоимостью.

Реальный выход для тех, кто планирует свое долгосрочное присутствие на рынке и постоянно нуждается в заемных ресурсах - выпускать корпоративные облигации и другие собственные ценные бумаги, создавая тем самым свою публичную кредитную историю и «отвязываясь» от банковской системы кредитования. Второй этап на этом пути - выход на внешние рынки, выпуск ценных бумаг на рынке нерезидентов. Подобные механизмы использовались в Прибалтике. В условиях Единого экономического пространства российский рынок становится для нас все более открытым, госорганы выстроили мостик между нашими системами учета прав на ценные бумаги (депозитарными системами). Странно, что массового интереса к таким возможностям пока нет.

Олег АНДРЕЕВ, главный специалист по М&А Департамента международных и фондовых операций ЗАО «Альфа-Банк» (Беларусь)

 

По состоянию на 1 января 2012 г. объем валового внешнего долга (ВВД) Беларуси превысил 34 млрд. долл., что составля­ет 62,3% ВВП. В общей сумме ВВД на долю государства при­ходится 13,9 млрд., а 20,1 млрд. принадлежат частному сек­тору. По официальным данным, доля госдолга в совокупном внешнем долге составляет 40,8%. А поскольку около 80% ВВП Беларуси формируют предприятия, которые напрямую либо косвенно контролируются государством, значит, боль­шая часть корпоративного долга может быть отнесена к ква­зигосударственному. Обязательства по выплате основной суммы и процентов по нему государству придется выполнять в ближайшем будущем. Поэтому сегодня потенциал привле­чения обычных кредитных ресурсов в белорусскую экономи­ку себя практически исчерпал - пришло время активно за­действовать альтернативные источники финансирования.

 

НОВЫЕ ИНСТРУМЕНТЫ ЗАИМСТВОВАНИЯ

Развитие процессов глобали­зации и глобальной конкуренции диктует свои условия: экономика должна опираться на долгосроч­ные источники финансирования, а также новые современные тех­нологии, которые приходят на рынок вместе со стратегически­ми инвесторами. В настоящее вре­мя надо максимально активизи­ровать работу с инвесторами, для чего будет разумно задействовать следующие инструменты:

     прямые стратегические инвес­тиции;

     финансовые инвестиции;

     проведение IРО акций бело­русских предприятий на зару­бежных фондовых площадках и внутри страны.

Как показывает практика, раз­мещение облигаций белорусских эмитентов на зарубежных рынках один из эффективнейших инс­трументов привлечения ресурсов. Так, в 2010-2011 гг. Министерство финансов успешно разместило ев­рооблигации на Люксембургской, Франкфуртской и Московской фондовых биржах. Следователь­но, аналогичные выпуски без про­блем могут совершать и корпора­тивные белорусские эмитенты. Например, ОАО «Белагропром-банк» воспользовался такой воз­можностью в 2010 г., когда при­влек на международных рынках 100 млн. долл. путем размещения CLN (Credit linked notes).

Аналогичные планы строят сейчас многие крупные белорус­ские эмитенты. И зачастую при подготовке к IРО размещение ев­рооблигаций становится первым шагом на пути формирования ре­путации среди потенциальных инвесторов, которые очень тре­бовательны в отношении про­зрачности ведения бизнеса, соб­людения международных стан­дартов отчетности и корпоратив­ной культуры.

 

ПЕРСПЕКТИВНЫЕ СФЕРЫ

Если говорить о первой аль­тернативе кредитам - прямых стратегических инвестициях, то этот процесс должна стимулиро­вать активная приватизация госу­дарственного имущества. Сегодня практически все реализованные в Беларуси приватизационные про­екты вполне успешны. Но, как уже отмечалось выше, сейчас около 80% ВВП формируется компани­ями, которые напрямую или кос­венно контролирует государство. При этом ни у кого не вызывает сомнения, что эффективность та­кого контроля довольно низкая. Государству необходимо опреде­лить для себя исчерпывающий пе­речень стратегических предпри­ятий. Все остальные компании должны стать частными и полу­чить стратегического инвестора, привлечь которого можно путем проведения открытого тендера либо в ходе прямых переговоров с инвесторами.

Несмотря на существующие проблемы экономического и по­литического характера, Беларусь в целом остается привлекатель­ной для иностранных инвесторов. В первую очередь их интересуют те промышленные отрасли, кото­рые работают на местном сырье, имеют высококвалифицирован­ные кадры или продукция кото­рых пользуется стабильным спро­сом у потребителей. С этой точ­ки зрения наибольшие перспек­тивы имеют пищевая промышлен­ность, машиностроение, IT-сфера, сельское хозяйство, транзит­ные (транспортные), логистичес­кие услуги, переработка древеси­ны, мебельное производство, роз­ничная торговля.

Что касается второй альтерна­тивы - инвестиций в акционерный капитал, то в 2011 г. их объем со­ставил около 2,9 млрд. долл., из них 2,5 млрд. пришлось на приоб­ретение «Газпромом» 50% акций ОАО «Белтрансгаз», плюс бело­русские банки привлекли в свои уставные фонды прямые иност­ранные инвестиции на сумму око­ло 200 млн. долл. Понятно, что цифры могли быть намного боль­ше, если бы помимо средств стра­тегических инвесторов в акци­онерный капитал предприятий были получены ресурсы инвести­ционных фондов. Поскольку эти инвестиции не являются страте­гическими и приходят не «навсег­да», инвестиционные фонды кров­но заинтересованы в быстром и качественном росте бизнеса. Они, как правило, приобретают до 35% акций (долей) в бизнесе, после че­го направляют эти ресурсы на его развитие, чтобы через 3-5 лет вы­годно продать свою долю в компа­нии. Выход инвестфонда из бизне­са может осуществляться через:

   продажу своей доли стратеги­ческому инвестору;

   продажу своей доли существую­щим акционерам;

   путем проведения IРО.

В данном случае необходимо понимать, что речь идет именно о среднесрочных инвестициях, а не о спекуляциях на фондовых рын­ках. Поэтому стратегия выхода инвестора из инвестиций разраба­тывается еще до момента его «вхо­да» в проект. При этом наличие в стране развитого и ликвидного фондового рынка является для ин­вестора дополнительной гаранти­ей того, что он получит доход или сможет минимизировать убытки. Конечно, примеров сделок с учас­тием финансовых инвесторов в Беларуси гораздо меньше, чем с участием стратегических, но, тем не менее они есть, и это направ­ление обладает существенным по­тенциалом.

Особую активность в данной сфере проявили международные финансовые организации ЕБРР и МФК, которые инвестировали свой капитал в такие компании, как ОАО «Приорбанк», «Вест-Ост Юнион» (сеть магазинов детской одежды «Буслiк»), «Атлант-Теле­ком», «БНБ-Банк» и др. Активны­ми игроками на белорусском рын­ке являются и фонды прямых ин­вестиций Ноrizon Сарital (МТ-банк), А1 (сеть магазинов «Бел-маркет»), RRY Сарital (розничная торговля, недвижимость). Финан­совые инвестиции в белорусские активы осуществляют и частные иностранные компании, работа­ет также несколько проектов по созданию частных национальных фондов прямых инвестиций.

IРО НАМ «НЕ ПО ЗУБАМ»

Еще одним инструментом при­влечения инвестиций в белорус­скую экономику является перво­начальное публичное размеще­ние ценных бумаг (акций или де­позитарных расписок) эмитен­та на международных или регио­нальных фондовых биржах - IРО. Его воз­можности периодически обсужда­ются, но практического примене­ния он пока не находит. В разное время планы прове­дения IРО озвучивались на самом высоком уровне - речь шла о таких компаниях, как Беларусбанк, Белагропромбанк, БелАЗ, Беларуськалий, «Нафтан», МНПЗ, время от времени возможность примене­ния этого инструмента рассматри­вает и крупный частный бизнес. Справедливости ради отметим, что начиная с середины 2008г., вы­годное размещение акций на меж­дународных площадках для эми­тентов стран СНГ стало проблема­тичным. Так, если с 2010 г. возмож­ность проведения IРО для россий­ских компаний существенно воз­росла, то для белорусских эмитен­тов ее «на корню загубил» кризис 2011 г.

К тому же многим белорусским предприятиям IРО явно «не по зу­бам», так как является самым доро­гим видом привлечения ресурсов в капитал компании. Совокупные расходы на проведение публич­ного размещения акций составля­ют 7-10% общего объема эмиссии (в некоторых случаях могут до­стигать 30%). Структура расходов эмитента по IРО выглядит следую­щим образом:

     вознаграждение андеррайте­ра. Для европейских бирж сто­имость услуг составляет 3-4% привлеченных средств, для бирж США-от 6,5 до 7%;

      затраты на привлечение кон­сультантов (юридический кон­салтинг, аудит, РК-консалтинг) - 3-6% стоимости размещаемого пакета акций;

       стоимость листинга (оплата ус­луг биржи). Размер вознаграж­дения зависит от выбранной биржи, но, как правило, составляет не более 0,1% стои­мости размещенного пакета ак­ций. Например, расходы, свя­занные с размещением пакета акций стоимостью до 100 млн. долл. на Лондонской бирже, со­ставляют порядка 60 тыс. долл.;

    расходы на раскрытие инфор­мации перед публичными ин­весторами;

    создание отдела по подготов­ке отчетности по МСФО. В эти расходы включают стоимость набора персонала (оценочно, расходуется сумма до 50 тыс. долл.).

По существу IРО является имиджевым инструментом, кото­рый призван показать абсолют­ную прозрачность эмитента для инвесторов, поэтому его примене­ние требует взвешенного подхода. Несмотря на многолетнее обсуж­дение вопроса о необходимости внесения изменений в законы Рес­публики Беларусь, белорусские эмитенты до сих пор не могут на­прямую размещать свои акции на зарубежных площадках. И дело не только в формальных критериях наличия аудированной отчетнос­ти по МСФО. В нынешних услови­ях провести полноценное разме­щение своих акций может только холдинговая компания, зарегист­рированная в одной из стран ЕС и являющаяся акционером белорус­ской компании. Очевидно, что та­кой вариант может быть реализо­ван только частной компанией, но не государственным предприяти­ем. А поскольку частный бизнес в Беларуси слишком мал и практи­чески неизвестен инвесторам из дальнего зарубежья, то неудиви­тельно, что он не может быть при­влекательным объектом для ин­вестиций.

Наиболее популярными пло­щадками для эмитентов стран СНГ являются биржи в Лондоне, Франкфурте (Россия и Казахстан) и Варшаве (Украина). Хотя в пос­леднее время существенно активи­зировалась и российская объеди­ненная площадка ММВБ-РТС, ко­торая пытается продвигать свои услуги для иностранных эмитен­тов. Таким образом, сейчас, когда Беларусь вошла в ЕЭП, что пред­полагает межгосударственную унификацию функционирования фондовых рынков и рынков капи­тала, а также принимая во внима­ние широкую известность бело­русских эмитентов среди инвесто­ров стран СНГ, площадка ММВБ-РТС (несмотря на более низкий по сравнению с биржами в Лондоне, Франкфурте или Варшаве уровень ликвидности) является для бело­русов самой перспективной для проведения IРО.

Несмотря на то что пока ни один белорусский эмитент так и не разместил напрямую свои акции на иностранных площадках, бело­русские компании все же котиру­ются на международных биржах в составе более крупных материнс­ких структур. Например, в 2007г. первой из белорусских компаний в проведении 1РО участвовало ЗАО «Милавица» (в составе эстонской группы компаний Silvano Fashion Group). В том же году на Варшавс­кой бирже были размещены акции ведущей белорусской IТ-компании «АSBIS». А в 2011 г. размещение акций на Лондонской бирже про­вела ГК «ГМС», в состав которой в настоящее время входят два бе­лорусских предприятия: ОАО «За­вод Промбурвод» (приобретено в 2008 г.) и ОАО «Бобруйский маши­ностроительный завод» (приоб­ретено в 2011 г.). В 2012 г. один из крупнейших разработчиков про­граммного обеспечения в ЦВЕ -компания ЕРАМ провела IРО на Nasdaq. Кстати, основателями ком­пании являются выходцы из Бела­руси, а в Минске находится один из крупнейших центров разработ­ки со штатом сотрудников 2,7 тыс. человек. В настоящее время идет активная подготовка к IРО ОАО «БелАЗ».

Как видим, белорусские пред­приятия начали осваивать аль­тернативные банковским креди­там источники получения капита­ла. Но, к сожалению, пока только частный бизнес стремится к рас­ширенному использованию ресур­сов фондов частных инвестиций или IРО. Что касается государст­венных предприятий, то их топ-менеджмент  явно   недооценивает перспективы и эффективность применения этих инструментов. Изменить сложившуюся парадигму, основанную на преимущественном использовании долговых ресурсов, способно только государство путем разработки внятной и последовательной программы приватизации, не забыв при этом создать равные условия для обеспечения деятельности всех субъектов белорусской экономики независимо от их права собственности.

 

Георгий БАДЕЙ, председатель Бизнес союза предпринимателей и нанимателей имени профессора М.С.Кунявского

 

У белорусской экономической модели есть недостаток, который, если бы он даже оказался единственным, перечеркивает все ее многочисленные достоинства - страна никогда не была в состоянии зарабатывать столько средств, сколько требовалось ей для создания нормальных условий жизни людей и динамичного хозяйственного развития. Основные причины финансовой нестабильности предприятий назывались многократно, но поскольку даже прошлогодний кризис, почти втрое обесценивший белорусский рубль, не заставил руководство страны признать очевидные вещи, есть смысл повторить некоторые прописные истины. Лучше усваиваться от этого они, конечно, не будут, но по крайней мере помогут увидеть, какое завтра нас ожидает.

 

Сухие источники

Даже власти сегодня робко признают, что главной причиной тяжелейшего финансового кризиса 2011 г. стала попытка жить не по средствам, чрезмерная раскрутка печатного станка. И все же, на мой взгляд, акцент должен быть несколько иной: не на том, что мы много тратим, а на том, что слишком мало зарабатываем и главным образом по этой причине не можем наладить полноценный инвестиционный процесс.

Согласно официальным данным в 2011 г. у предприятий всех отраслей 31,2% вновь созданной стоимости уходило на уплату налогов, 11% - соцстрах, еще 40% составляла зарплата. Итого: более 80%. На финансирование программ развития и модернизации остаются сущие крохи - менее 20%. Причем я называю средние по экономике изъятия. Известно, что многие предприятия АПК имеют огромные долги и перед бюджетом, и перед фондом соцзащиты, а общую картину за счет своих средств подправляют наиболее успешные производители.

Словом, своих денег у предприятий нет и, скорее всего, не будет. Откуда им взяться, если даже не ставится такой цели - зарабатывать. В Основных направлениях развития экономики на нынешний год имеется дюжина так называемых прогнозных показателей. Директорам сообщается, сколько они должны выпустить продукции, какую часть ее и с какой рентабельностью продать за рубеж и насколько это больше уровня прошлого года. А вот показатель прибыли в столь основополагающий документ не попал. Получается, если государственное предприятие будет успешно торговать на внутреннем рынке, получит прекрасную прибыль, но завалит экспорт, его руководителю придется объясняться перед собственником.

 

Государство приходит и остается

Невозможность развиваться за счет прибыли делает предприятия крайне зависимыми от внешних источников финансирования, в белорусских же условиях роль главного инвестора вынужденно - запланировано берет на себя государство. Собирая высокие налоги, получая внешние займы, оно имеет возможность вкладывать в развитие экономики значительные суммы. В частности, в 2011 г. такие инвестиции в основной капитал по всем источникам, включая целевые банковские кредиты, достигли 90,8 трлн. руб., что составляет, исходя из средневзвешенного курса, более 16 млрд. долл. И тут возникают два главных вопроса: с какой целью и на что государство использует общенародное достояние.

Относительно целей вложения средств хотелось бы отметить следующее. Активное участие в инвестиционном процессе принимают многие государства, стимулируя тем самым создание, как правило, инновационной продукции. Но непосредственное участие государства почти во всех случаях ограничивается запуском проекта, после того как он начинает приносить прибыль, государство из него выходит. На Западе хорошо понимают, что чиновник в принципе не может быть хорошим бизнесменом. К слову, по такой схеме действует в Беларуси Международная финансовая корпорация. Например, инвестировав на первом этапе в бобруйскую пивоваренную компанию «Сябар», она впоследствии продала этот актив профильной корпорации Heineken. Результат - на пивном рынке появился новый мощный бренд.

Белорусское государство если уж входит в коммерческий проект, то, во-первых, для того, чтобы в нем остаться до последней возможности (границей становится доведение предприятия фактически до банкротства) и самому получать пусть мизерную, но прибыль, а, во-вторых, государство считает себя хозяином любого бизнеса, где у него есть хоть какая-то доля. Ее размер не имеет значения. В одном из АО, входящих в наш союз, государство владеет 0,018% акций, тем не менее, этому обществу доводятся обычные для госпредприятий индикативные показатели и даже навязываются управленческие решения.

Как видим понятие «собственность» и «управление» в белорусской экономической модели остаются неразделенными, что во многом и обусловливает ее крайне низкую эффективность.

 

 

Реструктуризация - не наш путь?

С выбором направлений для инвестирования у нас, мягко говоря, тоже далеко не все обстоит благополучно. Казалось бы, руководство страны только и говорит о необходимости максимально эффективного использования государственных средств. А что получается на деле?

Еще в 2005 г. наш союз подготовил и передал в правительство концепцию развития импорта, предусматривавшая реструктуризацию промышленности, создание малых и средних частных предприятий, которые, включаясь в транснациональные кооперационные цепочки, обеспечат высочайшую эффективность производства и рост экспорта. По такой схеме сегодня работает весь мир, но белорусский Минпром она не устроила; было заявлено, что реструктуризация для республики не актуальна, нам нужно создавать крупные объединения. Естественно, по этому пути мы и пошли. А к чему пришли?

Не буду ссылаться на прошлогодний кризис, возьмем самый благополучный для экономики 2010 г. Смотрим данные официальной статистики. Без всякой государственной поддержки, работая в условиях далеко не благоприятного бизнес-климата, МСП тем не менее обеспечили 42% экспортной выручки страны. Если вычесть из оставшихся 58% главных валютных доноров - нефть и калий, то что остается на долю МАЗа, МТЗ, других крупных гособъединений?

В этом контексте создание холдингов представляется мне очередной попыткой избежать реформирования экономики и связанного с ним перераспределения денежных потоков, и лишь сменив вывеску, сохранить все как есть. Вопрос о том, смогут ли вновь создаваемые холдинги повысить эффективность промышленного производства, разумеется, требует специального изучения. Но в том и проблема, что таким вопросом инициаторы их создания либо вообще не задавались, либо, зная на него ответ, считают за лучшее этой проблемы вообще не замечать.

Сошлюсь на конкретный пример. Комитетом госконтроля одному из АО (государству в нем принадлежит менее 0,1% акций), работающему в обувной промышленности, были предъявлены претензии в неэффективном использовании государственного имущества. В чем же их суть? Оказывается, в 1990 г., находясь в государственной собственности, предприятие выпускало 10 млн. пар обуви, а сейчас - только 2. О том обстоятельстве, что «государственная» обувь грудой лежала на складах, у предприятия нарастали долги и как раз по этой причине было принято решение его акционировать, контролеры предпочли не вспоминать. Исправить же ситуацию с эффективностью (все входящие в АО предприятия имеют прибыль, некоторые - высокую) предлагается оригинально: путем передачи безвозмездно государству 25% акций и создания профильного холдинга. Оставим в стороне тему реприватизации и передела собственности. В данном случае нас интересует следующий момент. Руководство АО обратилось в концерн «Беллегпром» с просьбой предоставить информацию о будущем холдинге: кем он будет управляться: как планируется распределять прибыль между участниками и т.д. Из полученного ответа следовало, что данные вопросы находятся в стадии проработки. То есть насколько эффективно новая структура будет работать - неважно, главное - ее создать.

 

 

Промышленный придаток

Скудость внутренних источников финансирования - как государства, так и предприятий, банков - делает безальтернативной нашу зависимость от иностранных инвестиций. Не составляет труда сделать прогноз, какого рода промышленность Беларусь сможет создать с их помощью.

С учетом мировых тенденций, структуры сложившейся у нас экономики, политического и прочих рейтингов страны мы можем рассчитывать исключительно на перенос из Европы затратных, с невысокой добавленной стоимостью, энерго- и материалоемких, экологически нечистых производств. Впрочем, мы ведь сами боролись за такую промышленность, ровным счетом ничего не сделав для ее изменения.

Плохо только, что несовременная структура в сочетании с крайне неэффективным управлением экономикой и сравнительно высокой стоимостью рабочей силы предопределяет необходимость постоянного получения внешней финансовой подпитки. А кто платит, тот, как известно и заказывает музыку, но это тема уже совсем другого разговора.

 

В начале этого года официальные средства массовой информации бодро рапортовали о постоянном увеличении притока иностранных инвестиций в Беларусь, приводя в пример год минувший. Но если внимательнее присмотреться к цифрам, можно увидеть несколько иную картину.

 

На самом деле отмечавшийся в прошлом году рост прямых иностранных инвестиций в экономику был обеспечен за счет всего двух факторов.

Во-первых, это известная сделка по продаже «Белтрансгаза» в декабре, принесшая 2,5 млрд. долл. Помимо этого в период с января по ноябрь 2011 г. приток прямых иностранных инвестиций в Беларусь составил всего 1,3 млрд. долл. Если учесть, что правительство страны предполагало никак не менее 6,4 - 6,5 млрд. долл. таких инвестиций, то становится и вовсе грустно.

Во-вторых, действительно присутствовавший в первой половине 2011 г. рост прямых иностранных инвестиций в значительной степени происходил за счет реинвестированных доходов. Но как можно рассуждать о постоянном увеличении притока инвестиций, если речь идет не о появлении новых инвесторов, а о прибыли, которую получили и не изъяли их предшественники, не очень понятно.

Впрочем, в середине лета начал иссякать и этот источник, в период с июля по ноябрь 2011 г. в экономику пришло менее 300 млн. долл. Позднее, как уже упоминалось, ситуацию несколько поправила продажа «Белтрансгаза».

Подобные тенденции сохраняются и в нынешнем году. Согласно статистике, с января по февраль в белорусскую экономику поступило 140,5 млн. долл. прямых иностранных инвестиций на чистой основе. Из них в реальный сектор экономики было привлечено 132,5, а в финансовый - 8 млн. долл. Несмотря на некоторый успех (например, в тот же временной промежуток в прошлом году в реальный сектор экономики было привлечено 62,8 млн. долл.), сумма в 140,5 млн. долл. соответствует приблизительно 3,8% от плана на 2012 г., который составляет 3,7 млрд. долл.

К тому же не удалось привлечь инвестиции путем продажи государственных акций, а также недвижимости.

В принципе инвестиционный план на текущий год можно было бы выполнить, продав какой-нибудь из крупных активов - так же, как это было с «Белтрансгазом». В инвестиционном плане говорится и о продаже госимущества в рамках обязательств Беларуси перед антикризисным фондом ЕврАзЭс, причем на сумму не менее 2,5 млрд. долл. Как помнится, «Белтрансгаз» стоил столько же. Похоже, выполнение годового плана по привлечению прямых иностранных инвестиций в Беларусь путем продажи крупных предприятий на эту сумму становится своего рода национальной традицией.

К сожалению, приватизационный список государственных предприятий, предназначенных на продажу, до сих пор не опубликован, а ведь продаже предприятий, тем более значительных, обычно предшествуют оценка и переговоры о цене. Времени для выполнения этих действий остается все меньше.

Особую пикантность ситуации придает тот факт, что под сомнение ставится выполнение уже ранее урезанного плана. Ведь в связи с возникшими в 2011 г. финансовыми проблемами показатели притока иностранных инвестиций в экономику были пересмотрены в сторону значительного уменьшения. Если в прошлом году в экономику планировалось привлечь 6,4-6,5 млрд. долл., то в нынешнем году 3,7 млрд., из которых на реальный сектор приходится 1,2 млрд. А, например, Министерство промышленности обязано привлечь в 2012 г. прямых иностранных инвестиций на 193 млн. долл., что в 8 раз меньше, чем в 2011 г. Таким же образом облегчили бремя Министерству сельского хозяйства. От него ожидается 90 млн. долл., что в 7,7 раз меньше суммы, требовавшейся согласно прогнозу в прошлом году.

И это вполне разумно, если учесть, что к большинству отраслям, за исключением транспорта, иностранные инвесторы и раньше не проявляли большого интереса. Например, в 2011 г. наибольшим интересом у них пользовались оптовая торговля и торговля через агентов (более 40% общего количества прямых иностранных инвестиций), а также транспорт и связь (более 40 %). Значительно менее популярными оказались промышленность (более 7%), операции с недвижимым имуществом, аренда и предоставление услуг потребителям (2,5%), строительство (0,6%), сельское хозяйство, охота и лесное хозяйство (0,2%), гостиницы и рестораны (0,1%).

Как видим, планы белорусского правительства относительно привлечения иностранных инвестиций и намерения иностранных инвесторов по вложению средств в экономику Беларуси по-прежнему кардинально расходятся. Что, впрочем, учитывая местный бизнес-климат, а также международные рейтинги нашей страны, совершенно неудивительно.

 

Юлия ДАШКЕВИЧ