Ирина МИХАЙЛОВА-СТАНЮТА, профессор кафедры экономики и управления УО «ВГКС», профессор, доктор экономических наук

Беларусь достигла в 2004-2008 гг. самых высоких темпов ВВП среди стран СНГ: в этот период среднегодовой рост ВВВ составил 6,8%, а с 2005 по 2008 - 9,6%. Даже во время мирового финансового кризиса 2009 г. рост продолжался(100,2%). И это притом, что со снижением мировых цен на нефть подешевели и нефтепродукты, продажа которых дает треть валютных поступлений от всего экспорта страны. Средняя цена экспорта 1 т нефтепродуктов в 2009 г. составила 451 долл. США, или 64,4% цены 2008 г. Калийные удобрения подешевели на 12,4%, азотные - на 60,6, химические волокна - на 17,2, тракторы - на 25,7, черные металлы - на 48,6, шины и лесоматериалы - на 40%. Меньше всего подешевел экспорт мяса (на 12,4%), а также молока и молочных продуктов - на 26%. Тракторов страна продала на 54% меньше, чем в 2008 г. (да еще 25% потеряла на их ценах), черных металлов - на 57,8%, телевизоров - на 50, трансформаторов - на 37, прицепов и полуприцепов - на 55%. Грузовых автомобилей, цена на которые возросла примерно на 60%, реализовали всего 23,5% к уровню 2008 г., а сельскохозяйственной техники (с ростом цены на 30%) - 79,8%.


Сужение российского рынка негативно сказалось на финансовом положении белорусских поставщиков. Складские запасы многих видов продукции резко возросли, а валютные поступления сократились. Впервые за 5 лет валютная выручка белорусских предприятий упала. Объем валютных поступлений даже не достиг уровня 2007 г. До 2009 г. валютная выручка постоянно увеличивалась. В 2005-2007 гг. рост достигал 27% , в 2008 г. он стал рекордным - 37,6%, а ее размер составил 37,86 млрд. долл.
В 2009 же году белорусские предприятия заработали всего 25,9 млрд. долл. валюты, т.е. почти на 12 млрд. меньше, чем в 2008 г. При этом валютная выручка из стран СНГ снизилась на 34,2%, в т.ч. из России - на 32,9, из стран вне СНГ - на 29,8%.
Объем производства в машиностроении и металлообработке уменьшился на 25,7% по сравнению с 2008 г., а по промышленности в целом - на 2,8%.


Произошло также двукратное падение рентабельности промышленной продукции: с 15,3% в 2008 г. до 8-4% в 2009 г.
При этом в период с 2001-2008 г. снижалась доля в общем объеме экспорта промышленной продукции - в среднем на 10 п.п. в год Постепенно падала доля сложных изделий и повышалась минерального сырья и химической продукции - до 80% в 2008 г.
По мнению международных экспертов, анализирующих инновационное состояние РБ, эти тенденции «не свидетельствуют о развитии инновационной деятельности» (с. 11).

 

 

 «Доля инновационной продукции в общем объеме производства за период с 2005 г. остается практически неизменной. Отмеченная тенденция соответствует динамике показателей объема и структуры экспорта высокотехнологичной продукции» (с. 16).


Ее доля в общем объеме экспорта в 2007-2008 гг. составляла соответственно 3,3 и 2,7%, а в импорте - 7,2 и 6,4%. Эксперты рассматривают эти тенденции как негативные, особенно в отношении импорта, который «является важным каналом трансграничного распространения инноваций и тем самым способствует наращиванию технологического потенциала страны и повышению производительности труда» (с. 140).
Но на высокотехнологичный импорт еще нужно заработать. Между тем отрицательное сальдо по итогам 2011 г. сформировалось в объеме отрицательном и продолжает нарастать. Что в этой ситуации можно сделать?


Беларусь обладает хорошо развитой промышленной базой, что является одним из ведущих факторов, определяющих экономические показатели последних лет. В 2004-2008 гг. реальный объем промышленного производства вырос вдвое. В последние 10 лет доля промышленности в ВВП в целом остается на стабильном уровне: в 2000-2008 гг. 26,5-28,0%, в 2009 г. - 25,3%.


Ведущей отраслью промышленности является машиностроение и металлообработка, на которую в 2009-2010 гг. приходилось 21,5% промышленного производства. Однако на эту отрасль приходился еще больший удельный вес занятых - 35% всей численности занятых в промышленности. Тенденция сложилась давно и относится к негативным, так как фиксирует более низкую производительность труда, чем в целом по промышленности (соотношение доли в ВВП и в общей занятости в 2010 г. - 26,8 и 25,6%) или, к примеру, в строительстве (11 и 9,3%). В высокотехнологичном машиностроении пропорции должны быть как минимум обратными. Дело в том, что инновациями называются не только новшества разных видов и направленности, но и те, которые обеспечивают новые способы создания повышенной (по сравнению со среднесложившейся в отрасли) добавленной стоимости. Это превышение часто называют интеллектуальной рентой.


Основа нашего машиностроения - автомобили, тракторы, бульдозеры, дорожная, сельскохозяйственная, строительная и другая техника - продукция с невысокой долей в ее цене добавленной стоимости. Ее способности к быстрому и долговременному наращиванию (в т.ч. с помощью инноваций) добавленной стоимости на единицу используемых ресурсов и формированию выгодных пропорций обмена на внешних рынках ограничены.

 
Республика импортирует в год более 5 млн. т металла против 3,8 млн. т в 2000 г., цена на который растет быстрее, чем на материалоемкие изделия из него невысокой сложности.


Совершенно очевидно, что машиностроению требуются структурная перестройка и выбор специализации (приоритетов) с оглядкой на импортируемые или местные ресурсы и прогнозируемые на них цены.
В этой связи хотелось бы напомнить, что вес одного доллара американского экспорта в 2000 г. по сравнению с 1970-м уменьшился более чем наполовину. А Япония за двадцатилетний период (1965-1985 гг.) увеличила свое промышленное производство в 2,5 раза при неизменном потреблении энергии и сырья.


Международный опыт нам подсказывает целесообразность следования по этому направлению, что возможно только с ростом инновационности продукции и появлением в ее цене интеллектуальной ренты. Особенно нуждается в новых технологиях машиностроение. Именно в его рамках формируется высокотехнологичный комплекс (ВТК), представляющий собой ядро технологического уклада, внутри которого зарождается новый, более высокий уклад. И нежелательно, чтобы старый уклад обновлялся лишь частично, не обеспечивая сопряженность технологий. Несопряженность снижает конкурентоспособность продукции и качество экономического роста. Необходимо преодолевать существующую множественность разнокачественных укладов и поднимать инновационность сопряженных отраслей хотя бы в рамках одного кластера, подтягивая комплектацию до требуемого уровня. И в этом плане перед машиностроительной отраслью (кластером), как совокупностью взаимосвязанных производств, стоит очень сложная задача - выбор специализации для выхода на мировой рынок. Она обычно решается совместно с международным партнером, роль которого часто определяющая ввиду передачи высоких технологий, финансирования бизнеса и включения его в международные сбытовые сети.


Фирм стратегических новаторов непрерывных инноваций в Беларуси крайне мало, как и периодических новаторов. Да и просто пользователей новых технологий, судя по статистике, не так уж много.


Используя отраслевую классификацию ОЭСД, в промышленности РБ можно выделить высокотехнологичный сектор: радиотехнологическая отрасль, электронная, приборостроительная, биотехнологическая и др. Однако ОЭСД, называя эти отрасли высокотехнологичными, имеет в виду изобретательский уровень выпускаемой продукции, которая помечается специальным кодом. Такой продукции у нас единицы.
Современное значение удельного веса добавленной стоимости в цене машиностроительной продукции в РБ (32-33%) наблюдалось в развитых странах в 1994-1997 гг. Технологически обусловленное отставание машиностроения РБ от стран лидеров по этому показателю составляет 1,4 раза по сравнению с Германией, 1,55 раза - с Японией и 1,6 раза - с США.


По мнению экспертов, Беларуси не удалось сформировать целостную систему институтов и механизмов, обеспечивающих развитие ключевых технологий, способных изменить облик их научно-технических комплексов и тем самым расширить свое присутствие на мировых наукоемких рынках, хотя бы в кооперации с передовыми зарубежными партнерами.


Главной проблемой стран с переходной экономикой, образовавшихся после распада СССР, является отсутствие или малое присутствие у них научных школ мирового уровня и критической массы ученых, полностью обеспечивающих потребности в научном сопровождении приоритетных направлений научно-технической деятельности. Интеллектуальный потенциал в любой стране ограничен. Поэтому единственным продуктивным решением становится международное научно-техническое развитие.


Выбор типа инновационной политики, как и политики импортозамещения, во многом зависит от размеров государства. Наметившийся в Беларуси тип этих политик, обозначенный как опора на собственные силы, вряд ли удачен. От него в эпоху глобализации отказались даже самые развитые страны.


Белорусскому машиностроению также мешает сохраняющаяся отдаленность от внешних рынков развитых стран, ставка на традиционных потребителей и даже недостаточное внимание к поиску и получению доступа к максимально возможному числу различных источников информации о новых и предполагаемых технологических разработках.


В советское время военно-промышленный комплекс использовал все доступные источники получения информации о промышленном и военном потенциале вероятного противника. Нередко научно-технический потенциал формировался на основе аналогов изделий, которые были созданы за рубежом. По сути, так создавалась ядерная, ракетная, радиоэлектронная промышленность не только в СССР, но и в других странах. Все советские автомобили были аналогами: «Жигули» - «Фиат», «Волга» - «Форд», «ГАЗ» - «Виллис», «Чайка» - «Паккард» и т.д.
Япония, например, имела и имеет наблюдателей в «Силиконовой долине» США и приобретает даже «тупиковые» ноу-хау, чтобы не идти ложным путем.


Искать и находить источники, систематизировать и если надо бесплатно передавать их бизнесу: мелкому, крупному, частному и государственному крайне важно, пока проблема внедрения инноваций не решится путем развития конкуренции, заставляющей предприятия, наращивая свои преимущества, использовать результаты и промышленного шпионажа. Государство может помочь научным коллективам перейти «долину смерти», т.е. финансируя фундаментальные исследования. И в этом плане вхождение Беларуси в глобальное технологическое пространство крайне необходимо с целью обеспечения научного сопровождения приоритетных национальных производств, составляющих основу технико-технологической специализации страны. По нашему мнению, эту задачу можно поставить в качестве стратегической в инновационной политике страны. Вхождение в ТНК, научно-технологические альянсы, членство в ЕС дали возможность постсоциалистическим странам получить или совместно освоить передовые технологии, приобщиться к венчурному финансированию и льготному кредитованию, набраться опыта во внедрении и продвижении инновационных проектов. Для нас это тоже важно. В этом заключается статусная роль НИС - обеспечить непрерывный интенсивный поток знаний (образования), их воплощение в научно-технических разработках и практическое освоение в производстве. И тогда белорусскому машиностроению для ликвидации отставания от развитых стран по удельному весу добавленной стоимости в цене продукции потребуется не 10-13 лет. Кстати, уровень инновационности в числе других показателей оценивается также скоростью (временем) внедрения новых технологий.


Вполне очевидно, что активное наращивание инновационного процесса в РБ будет проходить по мере преодоления кризиса и подъема экономики. Но желательно, чтобы инновационный процесс не следовал за экономическим ростом, а стал его главным фактором. Как говорит Билл Гейтс: «Во время нынешнего кризиса произойдет инновационный скачок. В кризисные моменты всегда совершаются великие открытия». Дай-то Бог!