переход белорусской экономики на инновационный путь развитияВ инновационной сфере у нас многое делается, еще более - об этом говорится. Но не всегда слова подкрепляются конкретными делами. Во всяком случае, пока, перефразируя известного классика, можно констатировать, что «слухи о переходе белорусской экономики на инновационный путь развития сильно преувеличены». Ведь кардинальной реструктуризации не наблюдается.


Без проведения научных исследований, а также опытно-конструкторских работ трудно создать действительно инновационный продукт, поэтому все страны мира в меру своих сил и возможностей стремятся развивать эту интеллектуальную составляющую экономики. Понять на каком полюсе находится в этой области Беларусь, с точки зрения оценки продуктивности национальных научно-исследовательских центров, можно, проанализировав доклад Scimago Institutions Rankings (SIR) World Report 2011. В данном исследовании учитывались все научные учреждения, сотрудники которых в течение 2005-2009 гг. опубликовали в журналах (сделали сообщения на конференциях) более 100 научных работ. Всего в докладе фигурируют 3042 организации из 104 стран мира, самым большим «отрядом» исследователей представлены США (498) и Китай (285). Россия ограничилась 33 организациями, Украина - 7, Беларусь представляют НАН Беларуси, БГУ и БГУИР (табл. 1).

Таблица 1. Ранжирование научных организаций по версии SIR World Report 2011

переход белорусской экономики на инновационный путь развития

Источник: SIR World Report 2011.

Количество работ, опубликованных в научных журналах, демонстрирует способность учреждения к получению научных результатов. Индикатор IC показывает процент публикаций, созданных в результате международного сотрудничества, Q1 (High Quality Publications) - процент публикаций в самых престижных научных журналах мира, NI - отношение цитируемости к среднемировому показателю, который принят за 1. К примеру, оценка 0,8 означает, что учреждение цитируется на 20% ниже среднемирового уровня, а 1,3 - на 30% выше этого показателя.
Сравнивая продуктивность белорусских исследователей с их коллегами из России и Украины, стоит отметить, что все НИИ, входящие в состав НАН Беларуси (802-е место в мировом рейтинге), уступают в этом аспекте Университету им. Ломоносова (88-е) и Санкт-Петербургскому университету (540-е). Удивляет также отсутствие в SIR World Report 2011 БНТУ, который является профильным образовательным и научно-исследовательским центром для экспортно-ориентируемых отраслей Беларуси: машиностроения, металлургии, металлообработки. Является ли это свидетельством того, что у данных отраслей, с точки зрения конкурентоспособности на мировом рынке, нет будущего? Ведь путь от исследования до воплощения в металле занимает не один год.
Стоит также отметить, что по качественным характеристикам среди белорусских участников SIR World Report 2011 лидируют исследователи из БГУ, у которых цитируемость на треть выше, чем у коллег из НАН Беларуси, при этом четверть статей публикуется в самых престижных научных журналах мира.
Понятно, что «тягаться» с экономически развитыми странами мира наши исследователи не могут по объективным причинам (отсутствие должного финансирования и большого числа высококлассных ученых), поэтому в ведущей двадцатке исследовательских центров постсоветского пространства оказалась только Российская академия наук (3-е место). Но и это лидерство призрачно, так как в РАН входит 435 институтов и научных центров, а подавляющее большинство в передовой когорте - университеты.
Неудивительно также и то, что в научном ранжире SCImago Country Rank, который основывается на базе данных Scopus, лидирующие позиции занимают экономически развитые страны (табл. 2). В данном исследовании учтены научные публикации, сделанные в 1996-2010 гг., причем приводится не только общий индекс цитирования (принятый в научном мире показатель «значимости» трудов какого-либо ученого, который представляет собой число ссылок на публикации в реферируемых научных периодических изданиях), но и индекс Хирша (H index) - показателя, предложенного в 2005 г. американским физиком Хорхе Хиршем из университета Сан-Диего в качестве альтернативы классическому «индексу цитируемости». Критерий основан на учете числа публикаций исследователя и числа цитирований этих публикаций. То есть ученый имеет индекс, h, если h из его N статей цитируются как минимум h раз каждая. (Например, h-индекс равный 10, означает, что ученым было опубликовано не менее 10 работ, каждая из которых была процитирована 10 и более раз).

Таблица 2. Научная активность в странах мира в 1996-2010 гг.

переход белорусской экономики на инновационный путь развития

Источник: SCImago Journal & Country Rank

Беларусь в данном списке занимает 56-е место, наши ближайшие соседи: Россия - 12-е, Польша - 19-е, Украина - 38-е, Литва - 58-е, Латвия - 74-е. Казалось бы, неплохо - 56-я позиция из 236 стран мира. Но по числу публикаций на 100 тыс. жителей мы уступаем практически всем нашим соседям (табл. 3). Если вернуться к индексу Хирша (H index, табл. 2), то по этому показателю мы уступаем России, Украине, Литве и даже Вьетнаму. А это говорит о том, что не хватает не только финансирования, но и значимых идей, интересных мировой научной среде.


Таблица 3. Среднее число научных публикаций на 100 тыс. жителей в 1996-2010 гг.

 переход белорусской экономики на инновационный путь развития

До недавнего времени в мире применялись две модели построения и финансирования науки. Одна из них - академическая советская модель, рассчитанная на плановую экономику. Но как показала практика, такая модель в рыночных условиях малоэффективна. Второй тип - американская, эта модель науки ориентирована на рыночную экономику и применяется, в тех или иных модификациях, в большинстве стран мира, например в Финляндии.
Суоми частенько называют страной победившего хай-тека, и это вполне оправданно, поскольку за сравнительно короткое время небольшая скандинавская страна за счет передовых технологий и науки вышла на ведущие позиции по конкурентоспособности. Финляндия вкладывает в НИОКР около 3,5% ВВП, 70% этой суммы поступает непосредственно от предприятий, а 30% - из госбюджета. У нас, к примеру, на финансирование этой области выделяется 0,6-0,7% ВВП, при этом 60% - бюджетные средства.
Китайская же модель науки мудро сочетает элементы открытой и административной моделей. Опыт «азиатского тигра» демонстрирует, что административные рычаги управления НИОКР могут быть эффективны там, где государство имеет четко выстроенные цели и непреодолимое желание их достичь. Такой мудрый подход позволил Китаю за короткое время добиться преимуществ по прорывным направлениям научного развития. Наряду с широким внедрением продукции НИОКР в массовое производство КНР за счет продуманной политики реализовала с нуля такие проекты, как пилотируемая космонавтика, самолетостроение, скоростные железные дороги и др. По прогнозам Thomson Reuters, к 2020 г. Поднебесная выйдет в науке в абсолютные мировые лидеры, потеснив при этом США.
Вот и нам следовало бы не распылять средства по принципу - всем сестрам по серьгам, а сконцентрировать их на прорывных направлениях, там, где у нас есть возможность стать вровень с мировыми лидерами. Кроме того, иногда выгоднее использовать чужие разработки, чем корпеть над доморощенными. Ярчайший тому пример - Финляндия. Так, сотовая связь как идея родилась в США, но тогдашняя бюрократия американской корпорации A&T, монополиста в области связи, на корню ее «зарубила». А в Финляндии она нашла благодатную почву для реализации, поэтому многие скандинавские компании на долгое время стали мировыми лидерами в данной отрасли.
Не менее важна креативность мышления, пример Стива Джобса тому яркое подтверждение. И до него существовали сенсорные экраны, флэш-память и другие составляющие будущих модных устройств-гаджетов, но именно i-Гений «слепил» из них те продукты, которые на время своего появления на свет обладали непревзойденными потребительскими свойствами. А самое главное, интерфейс этих инноваций был одинаково понятен как финансовым воротилам с Уолл-Стрит, так и простым домохозяйкам.
У нас много говорится о переводе экономики Беларуси на инновационные рельсы, делаются и конкретные шаги в данном направлении. Недавним постановлением Совета Министров объем финансирования проектов Государственной программы инновационного развития Беларуси на 2011-2015 гг. увеличен с 57,4 до 77,5 трлн. руб. Всего новой редакцией госпрограммы определено финансирование 238 важнейших инновационных проектов.
Но ведь и до этого вкладывались немалые средства в инновационное развитие. И каковы итоги? В 2010 г. всеми белорусскими предприятиями было отгружено инновационной продукции на 18,609 трлн. руб., из них 18,582 трлн. (99,85%) - структурами концерна «Белнефтехим», но лишь 0,7% этого «пирога» являлось новой продукцией для мирового рынка (источник: Белстат, Наука и инновационная деятельность в Республике Беларусь, 2011). Столь скромные цифры, как говорят социологи, близки к статистической погрешности. Тогда за счет каких продуктов мы собираемся конкурировать на мировом рынке? С таким подходом, по мере выполнения Россией взятых на себя при вступлении в ВТО обязательств, мы потеряем свой главный рынок, который пока находится под защитой протекционизма Таможенного союза. Так что в нашем распоряжении всего 5-7 лет, чтобы действительно перевести экономику на инновационный путь развития.

 

Александр ГАЛЬКЕВИЧ

{jcomments on}