государственная поддержка аграрного сектора
 
Геннадий ЛЫЧ, академик НАН Беларуси, доктор экономических наук, профессор

Серьезно больную аграрную экономику государство на протяжении многих последних лет пытается лечить главным образом финансовой поддержкой, выделяя на эти цели из своей казны довольно значительные суммы. Своего пика в долларовом исчислении она достигла в 2008 г., когда в расчете на гектар сельскохозяйственных угодий составила 247 долл. Затем ее размер сократился, уменьшившись в 2010 г. до 191 долл.

Чтобы легче было представить себе, сколь значима государственная поддержка для аграрной экономики, приведу следующие цифры. В среднем по всем сельскохозяйственным организациям Министерства сельского хозяйства и продовольствия отношение государственной поддержки к выручке от реализации продукции растениеводства и животноводства в 2005-2010 гг. составляло 42,7-65,2% и к валовому доходу - 102,1-143,3%.
Как видим, за счет доходов от реализации продукции сельскохозяйственные организации не покрывали даже всех своих материальных затрат на ее производство. Весь же фонд заработной платы и прибыль, образующие валовой доход, полностью формировались за счет государственной поддержки. При таких условиях, разумеется, сельскохозяйственные организации без государственной поддержки просто не могли бы существовать. Благодаря же ей они не только существовали, но и из года в год увеличивали объемы производства продукции растениеводства и животноводства, обеспечивая продовольственную безопасность страны.

Гораздо хуже обстояло дело с экономической эффективностью производства. Согласно данным Белстата, рентабельность реализованной продукции в 2005-2010 гг. ни разу не достигала уровня, необходимого для обеспечения расширенного воспроизводства надлежащими темпами, а в ряде случаев, в том числе в два последних года, и вовсе была убыточной.

Хронически низкая эффективность сельского хозяйства обусловила крайне сложное финансовое положение занятых в нем хозяйствующих субъектов. В целом по всем сельскохозяйственным организациям Минсельхозпрода общая сумма собственных оборотных средств в 2005-2010 гг. неизменно имела знак «минус», свидетельствуя об их недостатке, компенсируемом за счет задолженности по кредитам и займам. При этом дефицит собственных оборотных средств характеризовался четко выраженной тенденцией к возрастанию. С 2005 по 2010 г. он увеличился более чем в 30 раз.

Одновременно стремительно возрастали и долговые обязательства сельскохозяйственных предприятий. К 1 сентября 2011 г. их совокупная задолженность достигла без малого 35 трлн. руб. Из них на долю просроченной задолженности приходилось 3,2 трлн. руб., или 9,3 %.

Суммарная задолженность сельскохозяйственных организаций на 1 сентября 2011 г. превысила полученную ими в предшествующем году выручку от реализации продукции, работ и услуг примерно в три раза, а валовой доход более чем в семь раз. Само собой разумеется, при таком соотношении экономического эффекта и долговых обязательств ожидать от сельскохозяйственных организаций их своевременного и полного исполнения, конечно же, не приходится.

Замечу при этом, что нынешнее крайне неудовлетворительное финансовое положение сельскохозяйственных организаций сложилось при оплате труда их работников примерно в полтора раза ниже среднего по всему народному хозяйству уровня. Так что если бы труженики села получали такую же заработную плату, как работники промышленности, строительства, транспорта, то показатели финансового состояния сельскохозяйственных организаций были бы еще хуже.

Изложенное выше дает основание заключить, что государственная поддержка сельского хозяйства в ее нынешнем виде не обеспечивает надлежащего решения задачи достижения ускоренного и устойчивого развития аграрной экономики, а следовательно, и не гарантирует продовольственную безопасность страны. И тому есть несколько причин.

Прежде всего порочным является сам организационно-экономический механизм оказания хозяйствующим субъектам АПК государственной поддержки. По сути он не содержит в себе никаких действенных стимулов, побуждающих к эффективному использованию выделяемых на эти цели бюджетных ассигнований. В их эффектном использовании фактически не заинтересованы ни государственные чиновники, распределяющие бюджетные средства, ни их непосредственные получатели.

Сельскохозяйственные производители не могут быть должным образом заинтересованы в этом хотя бы только потому, что для них это даровые деньги. А ведь ни для кого не секрет: деньги, полученные в порядке оказания помощи, никогда не ценятся так, как деньги, заработанные собственным трудом. Ко всему, использование средств, предоставляемых сельскому хозяйству в порядке оказания ему государственной поддержки, в большинстве случаев настолько регламентировано, что даже если бы тот или иной руководитель сельскохозяйственной организации и озаботился их рациональным использованием, то реально он мало что смог бы для этого сделать.

К примеру, деньги, выделяемые государством на закупку минеральных удобрений и средств защиты растений, поступают на расчетные счета их поставщиков. Так что сельскохозяйственные организации практически не могут даже повлиять на ассортимент и сроки поставки им указанных материальных ресурсов. А между тем от этого в большей мере будет зависеть эффективность последующего проведения агротехнических мероприятий по внесению удобрений, химической борьбе с сорняками и защите культурных растений от вредителей и болезней.

Примерно так же происходит и по многим другим направлениям оказания государственной поддержки сельскому хозяйству, включая капитальное строительство, приобретение техники, техническую и технологическую модернизацию сельскохозяйственных и обслуживающих их организаций. В указанных случаях неэффективное использование финансовых ресурсов, выделяемых из государственной казны, помимо всего прочего, выражается также в неоправданном удорожании капитального строительства и в приобретении далеко не самой совершенной и экономичной техники. В последующем это тяжелым бременем ложится на себестоимость продукции, а следовательно, и на рентабельность ее производства.

Для организаций, осуществляющих материально-техническое снабжение и производственно-техническое обслуживание сельскохозяйственных производителей, государственная поддержка открывает большие возможности для того, чтобы без особых усилий с их стороны радикально улучшить свое финансовое положение. В частности, она позволяет им быстро избавиться от залежавшейся на складах продукции, притом на выгодных для них условиях. Последнее становится возможным благодаря тому, что в данном случае сельскохозяйственные организации, с одной стороны, не располагают надлежащими рычагами воздействия на поставщиков и производителей предназначенных для них продукции и услуг, а с другой - не видят в нем настоятельной необходимости.

Нельзя не отметить как серьезнейший недостаток нынешней государственной поддержки сельского хозяйства и создаваемые ею благоприятные предпосылки для процветания коррупции и различного рода иных злоупотреблений властью. Этому способствуют как кровная заинтересованность организаций, осуществляющих материально-техническое снабжение и производственно-техническое обслуживание сельхозпроизводителей, в максимальном использовании государственной поддержки сельского хозяйства для улучшения своего финансового положения, так и практически полное отсутствие у сельскохозяйственных организаций, для которых якобы прежде всего и предназначена указанная поддержка, какого бы то ни было права голоса при решении вопросов распределения бюджетных ассигнований по территории и хозяйствующим субъектам. Чтобы получить свою долю общего «пирога», они вынуждены умолять об этом государственных чиновников и поставщиков производственных ресурсов, а всякую просьбу как известно, обычно приходится «подслащивать».

Весьма ущербной является нынешняя государственная поддержка сельского хозяйства и в стратегическом плане. Она содействует появлению у сельскохозяйственных работников иждивенческих настроений и чувства собственной неполноценности. Будучи пораженными этими психологическими «болезнями», руководители сельскохозяйственных организаций со временем становятся все менее способными к проявлению собственной инициативы. Как только у них возникают трудности, они тут же обращаются за помощью к государственным органам управления, вместо того чтобы самим искать внутренние резервы и возможности для их преодоления. Для молодых, интеллектуально наиболее развитых и социально активных сельскохозяйственных работников ощущение собственной неполноценности, унижающей человеческое достоинство, служит дополнительным мотивом, побуждающим к поиску лучшего приложения своего труда в какой-либо иной сфере. Особенно пагубными отмеченные психологические последствия государственной поддержки аграрной отрасли могут оказаться на этапе перехода сельского хозяйства на инновационный путь развития, когда роль творческих работников и обеспечение наиболее полного использования их новаторского, созидательного потенциала приобретут первостепенное значение.

Не в меньшей мере господдержка сельского хозяйства развращает также работников, занятых на производстве средств и предметов труда сельскохозяйственного назначения и в агросервисе. Она позволяет им особенно не напрягаться для того, чтобы обеспечивать выпуск конкурентоспособной продукции, и таким образом лишь расхолаживает их. Со временем они все больше привыкают работать с прохладцей и теряют способность трудиться с полным напряжением физических и духовных сил, обрекая себя на постоянное балансирование на грани выживания.

Далеко не безупречна нынешняя господдержка сельского хозяйства и с точки зрения защиты малоимущих слоев населения, во имя чего она якобы только и оказывается. Ведь никто не станет отрицать, что заниженные розничные цены на продовольственные и другие потребительские товары сельскохозяйственного происхождения во благо не только бедным, но и богатым. Поскольку же богатые потребляют указанных товаров больше, чем бедные, то, следовательно, искусственно занижая розничные цены, государство тем самым помогает не столько малоимущим, сколько зажиточным слоям населения.

Однако главный порок государственной поддержки аграрной экономики в ее нынешнем виде, пожалуй, - в полном игнорировании тех потерь, которые из года в год вынуждены нести сельхозтоваропроизводители вследствие диспаритета цен на промышленные и сельскохозяйственные товары и услуги. А между тем они, эти потери, поистине огромны.

По данным мониторинга, проводимого Институтом системных исследований в АПК Национальной академии наук Беларуси, в 1991-2010 гг. цены на промышленные ресурсы и услуги, поставляемые сельскому хозяйству, ежегодно росли в среднем в три раза быстрее, нежели цены на сельскохозяйственную продукцию. В результате, если в 1991 г. для покупки одного трактора МТЗ-82 сельскохозяйственной организации надо было продать 19 т зерна, то в 2010 г. - 118, а в июле 2011 г. - 148 т, или больше в 7,8 раза. Еще большей оказалась аналогичная разница по дизтопливу - аж в 86 раз! Примерно такие же соотношения по годам продаж, необходимых для приобретения единицы производственных ресурсов промышленного происхождения, и по другим основным видам продукции растениеводства и животноводства. Общая же сумма потерь, понесенных сельским хозяйством от диспаритета цен на промышленные и сельскохозяйственные товары и услуги за анализируемый период (1991-2010 гг.), по расчетам, выполненным в упомянутом институте, составила 91,9 млрд. долл., в том числе за 2006-2010 гг. - 24,1 млрд. долл., или более 500 долл. на гектар сельскохозяйственных угодий в год.

Сопоставление потерь сельхозтоваропроизводителей из-за диспаритета цен с приведенными в начале статьи показателями величины государственной финансовой поддержки сельского хозяйства показывает, что государство посредством нее не компенсирует и половины указанных потерь. Исходя из этого дотации, которые государство выделяет на развитие сельского хозяйства из своей казны, строго говоря, неправильно даже называть господдержкой. Это всего лишь компенсация, притом частичная, потерь, которые несут сельхозтоваропроизводители не по своей вине, а вследствие недостаточно продуманной государственной ценовой политики. Именно поэтому они сегодня больше всего нуждаются в эквивалентном товарообмене со своими контрагентами из всех других секторов национальной экономики.
Поскольку рост закупочных цен на продукцию сельского хозяйства на протяжении многих предыдущих лет искусственно сдерживался, то обеспечение эквивалентного товарообмена потребует их значительного повышения. Вслед за ними, разумеется, должны будут возрасти и розничные цены на потребительские товары сельскохозяйственного происхождения. И в этом, без сомнения, главная проблема в практическом обеспечении паритета цен.

Однако, на мой взгляд, она не настолько сложна, чтобы ее панически бояться и постоянно откладывать решение на потом. Дело в том, что, во-первых, в связи с повышением закупочных цен на продукты растениеводства и животноводства у государства не только возникнут дополнительные расходы, связанные с приобретением их для своих нужд, но и появятся возможности для экономии расходов, имеющих своей целью оказание финансовой поддержки сельскохозяйственным товаропроизводителям. В частности, в таком случае государство может отказаться от предоставления сельскохозяйственным организациями дотаций на приобретение техники, топлива, минеральных удобрений и других производственных ресурсов промышленного происхождения, ограничившись в основном мерами, относимыми к так называемой «зеленой корзине», которые направлены на создание общих условий для успешного ведения сельского хозяйства и развития его социальной инфраструктуры: повышение почвенного плодородия посредством мелиорации земель и известкования кислых почв, обустройство территории, оздоровление окружающей природной среды, развитие дорожно-транспортных коммуникаций, строительство жилья, объектов соцкультбыта, здравоохранения и просвещения, развития аграрной науки и т.п. То есть по сути произойдет главным образом перераспределение государственных расходов по отдельным статьям без существенного увеличения их общей величины.
 
государственная поддержка аграрного сектора

Во-вторых, повышение закупочных цен до уровня, гарантирующего получение доходов, достаточных для обеспечения расширенного воспроизводства заданными темпами, позволит осуществить перевод сельскохозяйственных организаций на принципы самоокупаемости и самофинансирования. Это послужит мощным фактором ускоренного наращивания объемов и повышения экономической эффективности производства и реализации продукции растениеводства и животноводства. Рост же доходов сельскохозяйственных организаций, в свою очередь, явится основой для последовательного расширения налоговой базы и увеличения суммы налоговых поступлений из сельского хозяйства в государственный бюджет.

В-третьих, государству вовсе не обязательно брать на себя компенсацию всех потерь покупателей, вызванных повышением розничных цен на потребительские товары сельскохозяйственного происхождения. Оно вполне может ограничиться поддержкой малоимущих слоев населения. И это не будет нарушением принципа социальной справедливости.

Чтобы в последующем государству было проще поддерживать паритет цен, одновременно ему надлежит принять действенные меры по разрушению монопольного окружения аграрной отрасли и решительному предотвращению любых попыток торговых контрагентов сельхозтоваропроизводителей, направленных на перераспределение их возросших доходов в свою пользу. Причем это должно коснуться не только промышленных предприятий, специализирующихся на изготовлении техники и других ресурсов для нужд сельского хозяйства, и агросервисных организаций, осуществляющих материально-техническое снабжение и производственно-техническое обслуживание сельхозпроизводителей, но и промышленных предприятий, перерабатывающих сельскохозяйственное сырье.

Одновременно, разумеется, должны быть приняты соответствующие меры по радикальной реструктуризации промышленного комплекса и коренной модернизации его технико-технологической базы с тем, чтобы обеспечить конкурентоспособность производимой им продукции как на внутреннем, так и на внешних рынках. Иначе он может не выдержать предполагаемого повышения закупочных и розничных цен на товары сельскохозяйственного происхождения, обусловливаемого им роста заработной платы занятых в нем работников и начать неумолимо разваливаться, создавая угрозу экономической безопасности страны.

Конечной целью указанных мероприятий должно стать создание в рамках национального АПК конкурентного товарного рынка, вынуждающего производителей товаров и услуг максимально снижать на них цены, чтобы завоевать потребителя своей продукции. Сельскохозяйственным хозяйствующим субъектам следует предоставить полную свободу выбора поставщиков производственных ресурсов, агросервисных организаций и перерабатывающих предприятий в качестве их контрагентов и создать им все необходимые условия для того, чтобы они могли в полной мере воспользоваться этим своим правом.

В тех случаях, когда по каким-то объективным причинам конкуренция между указанными предприятиями и организациями окажется практически невозможной, государство должно будет взять под свой строгий контроль проводимую ими ценовую политику, решительно пресекая любые попытки завышения цен на свои продукцию и услуги с целью изъятия доходов, создаваемых в аграрной сфере. При этом особое внимание необходимо уделить отслеживанию и предотвращению различного рода картельных соглашений по ценам и тарифам, ущемляющих экономические интересы сельскохозяйственных товаропроизводителей.

В заключение следует отметить, что обеспечение эквивалентного товарообмена между аграрным и остальными секторами национальной экономики важно не только само по себе. Оно по сути автоматически устраняет многие причины, которые тормозят развитие сельского хозяйства, и одновременно создает благоприятные предпосылки для эффективного применения целого ряда весьма действенных факторов и методов для его ускоренного и устойчивого подъема. В частности, существенно повышает привлекательность сельского хозяйства для инвесторов, в том числе иностранных, и содействует появлению у сельскохозяйственных производителей реальных возможностей для широкого применения ипотечного кредита без особого риска потери используемых сельскохозяйственных угодий.

Только так, на основе эквивалентного товарообмена и при действенной помощи государства в создании общих экономических условий для эффективного ведения сельского хозяйства и в обустройстве жизни сельских тружеников, а также при максимальном использовании сельскохозяйственными производителями своих внутренних резервов и возможностей можно вывести нашу аграрную экономику из тупика, обеспечив ее развитие по пути ускоренного и устойчивого прогресса. Любые же попытки решить аграрную проблему за счет использования только одного какого-то фактора либо способа, каким бы значимым он ни казался, обречены на провал.
 
{jcomments off}