Ковтуненко Александр Николаевич, главный редактор журнала Уважаемые читатели!


В свете событий последних лет: мировой финансово-экономический кризис, экономические трудности Евросоюза, результаты выборов в Италии, России и Франции, требования перемен гражданским обществом в ряде стран тема роли государства приобрела особую актуальность. Даже среди либерально настроенной общественности сторонников сильного государства становится все больше. Правда, у поборников усиления государственности цели порой прямо противоположные.


Любое живое существо, включая и человека, стремится минимизировать свои усилия по жизнеобеспечению. И только естественные инстинкты или идеи заставляют его двигаться. Человек разумный всегда стремился решение своих задач переложить на ближнего, а с разделением труда и возникновением государства - на общественные институты. При этом история дает нам многочисленные примеры, когда человек ради спокойной и более-менее сытой жизни отказывается от свободы, права выбора, активных действий для улучшения своего материального положения.


Н.М. Карамзин в книге «История государства Российского» пишет, что еще в XVI в. крепостным их судьба рабов не казалась тяжкою, «ибо многие из них, освобожденные по духовным завещаниям, немедленно искали себе новых господ и шли к ним в новую кабалу». И это происходило не потому, что не могли заработать на жизнь, а потому, «что любили домашнюю легкую службу и беспечность: раб-отец не заботился о многочисленном семействе, не боялся ни старости, ни болезни».


Признание этого свойства человечества позволяет понять успехи и неудачи всей истории государственного строительства, правоту и мнимость теорий о роли государства. Именно игнорирование природы человека, идеализация его устремлений обрекли на неудачу марксистское учение. Не выдержали проверку временем и модели сильного государства, полностью подчиняющего деятельность человека. В этих условиях он теряет инициативу, становится послушным орудием достижения цели власть предержащих, не способным генерировать идеи и воплощать их в жизнь для улучшения своей жизни.

Результаты безынициативного труда, выполняемого по чужой воле, не приносят удовлетворения ни человеку, ни обществу. Пример тому - попытка индустриализации России Петром I. Историки отмечают ее массовый характер: к концу царствования было построено 233 завода, в т.ч. 98 крупных мануфактур, верфи с численностью работающих на отдельных из них более 3,5 тыс.; на 9 уральских заводах трудилось около 25 тыс. человек. При этом не все заводы использовали крепостной труд, многие частные предприятия привлекали вольнонаемных работников. И все же, по мнению историка И.Покровского, «крах петровской крупной промышленности - несомненный факт… мануфактуры (после его кончины) пали одна за другой», та же участь постигла ряд металлургических заводов на юге России. Качество продукции петровских мануфактур было низким, а цены неконкурентоспособными со стоимостью товаров ремесленного и зарубежного производства. В специальном историческом исследовании того времени отмечается: «то, что это было создано волею Петра поспешно и без соображения с внутренними потребностями народа и отсутствием необходимых элементов производства, не смогло долго существовать». К  1786 г. из 98 мануфактур осталось только 11.  И. Пущин, как-то проходя с Пушкиным мимо Медного всадника, отметил: «Петр вздыбил Россию, но не двинул ее вперед».


Не менее наглядны и уроки социалистического строительства. Н.С. Хрущев в своих мемуарах спрашивал себя: что же за общество мы построили, если большинство отечественной продукции хуже зарубежной? И это не особое свойство русскоязычного человека. Везде, где начинали строить социализм, приходили к тем же или худшим результатам.
Не защищено от плачевных результатов и капиталистическое общество, если снижается конкуренция в результате расширения участия государства в хозяйственной деятельности или монополии возникают как следствие непродуманных регуляторных действий. Падает эффективность экономики и в том случае, если государство усиливает социальную защиту граждан: необоснованно повышает заработную плату, предоставляет льготные кредитные ресурсы, не допускает безработицу, устанавливает пенсионный возраст без учета реальной продолжительности жизни и уровень пенсий, не мотивирующий биологически активное население к труду, обеспечивает бесплатное медицинское обслуживание и образование. Именно создание уровня жизни, не адекватного возможностям экономики, и порождает проблемы Евросоюза. Попытки же исправить положение приводят к избранию тех политиков, которые обещают продление «сладкой жизни».
Только то государственное управление будет эффективно, которое создает условия к самореализации общества, к развитию конкуренции среди работников и хозяйствующих субъектов, обеспечивает поддержание законодательно закрепленных условий хозяйствования, не допускает лоббирование групповых или частных интересов.


Практика показывает, что такое государство может возникнуть только в результате развития демократии и организации конкуренции во власти, основанной на многопартийной системе и реально сменяемом руководстве. При этом как только появляется возможность избрания на второй срок, возникает зависимость от электората и руководитель идет на поводу у них. Конечно, и в случае одного срока возможен «принцип маятника», но именно он обеспечивает движение часового механизма и развитие общества.

 

 {jcomments on}