Инна ОДНОБЛЮДОВА, директор РУП

Инна ОДНОБЛЮДОВА, директор РУП "№4" ДИН МВД Республики Беларусь, подполковник внутренней службы

 

Можно сколько угодно спорить о степени «рыночности» белорусской экономики, но совершенно очевидно, что лучшие предприятия - независимо от формы собственности и ведомственной принадлежности - отличает рыночное поведение. Деятельность РУП «№4» ДИН МВД Республики Беларусь - еще одно тому подтверждение.


Для ясности: не очень понятные аббревиатуры обозначают швейную фабрику, расположенную на территории гомельской женской колонии №4. Сегодня на предприятии работает более 1 тыс. человек основных рабочих - швей из числа спецконтингента. Специалисты, служащие и рабочие по обслуживанию оборудования - это гражданский персонал. Среднемесячный объем выпуска продукции достигает 8 млрд. руб. Примерно 70% номенклатуры приходится на вещевое имущество для работников силовых ведомств Республики Беларусь, но шьют здесь и изящные сумки изо льна - престижные подарки на городских праздниках, - и модные спортивные костюмы, и постельное белье, украшенное вышивкой, и халаты, и головные уборы, и многое-многое другое. В круг заказчиков предприятия, помимо силовых ведомств, входят организации здравоохранения, коммунального хозяйства, а также несколько десятков крупных предприятий, таких как МАПИД, Белорусская железная дорога, Минский электротехнический завод им. В.И.Козлова, ОАО «Минский моторный завод».
Наше посещение фабрики началось с осмотра экспозиции готовых изделий. Первое, самое сильное впечатление - трудно представить, что эти элегантные, современные вещи сшиты руками женщин, находящихся в заключении, которые прежде не имели ни малейшего представления о профессии швеи, а некоторые и вообще забыли, что такое напряженный производственный труд. Не меньше удивили цены. К примеру, больничный халат из высококачественной импортной ткани, с красивой отделкой стоит «в опте» около 100 тыс. руб.


Словом, мы увидели продукцию, абсолютно конкурентоспособную на любом рынке. И, конечно, прежде всего захотелось выяснить, насколько ее цена определяется специфическим статусом производителя. Рассказывает директор фабрики, подполковник внутренней службы Инна ОДНОБЛЮДОВА.


- В себестоимости швейных изделий около 55% занимают материалы, на оплату труда приходится 32-34%, у нас этот показатель примерно такой же, как на других швейных фабриках. Опять же, зарплаты, премии положены и женщинам, находящимся в заключении, а темпы роста таких выплат не отстают от темпов роста оплаты труда вольнонаемного персонала. При этом рост средней заработной платы осужденных в июле  2012 г. по отношению к январю текущего года составил 36%.


Предприятие имеет полный цикл производства: от разработки моделей, изготовления образцов-эталонов до массового производства. Так что инструменты воздействия на цену у нас точно такие же, как у конкурентов - снижение издержек, рост производительности труда, объемов реализации, ускорение оборачиваемости капитала… Не сможем выполнять эти рыночные требования - не видать победы в тендерах.

Одежда работников силовых ведомств должна быть тоже элегантной
- Инна Егоровна, и все же «ведомственная принадлежность» фабрики в определенных случаях, видимо, имеет значение для конкурсных комиссий?

 
- Сегодня никто не будет платить лишние деньги за «погоны», все решают соотношение цены и качества. И никак по-другому. Более того, наша «ведомственность» при выходе на рынок чаще оказывается помехой. У менеджеров предприятий все же еще сильны стереотипы, дескать, что приличного могут сделать в тюрьме?
Тяжелое впечатление оставили после себя несколько случаев участия в тендерах. Узнав, что это предприятие женской колонии, комиссии отстраняли даже наши образцы, при этом не объясняя причин такого решения. И только когда я сама или специалисты приезжали к «недоверчивому» руководителю, показывали продукцию, он соглашался на сотрудничество.

 
- Если не экономия на оплате труда, то какие факторы определяют низкий уровень цен?


- В последние 5 лет вся получаемая предприятием прибыль вкладывалась в развитие. Удалось создать очень хорошие условия труда, полностью обновить и значительно дополнить парк швейного и специального оборудования. Допустим, прежде значительную часть отделочных материалов, те же шевроны, аппликации, вышивку, трикотажные манжеты мы заказывали смежникам, а все это дополнительные расходы. Ушли от них - снизили себестоимость на 5%.
Свою роль играет и фактор объемов производства. Мы готовы выполнить любой профильный заказ, но стремимся работать с партиями от тысячи единиц, поэтому заказчиков ищем в основном среди крупных предприятий и ведомств. Как раз им можем предложить наиболее привлекательные условия сотрудничества, в том числе обеспечить доставку товаров собственным автотранспортом в любую точку республики.


Нам также удалось выйти на достаточно высокие показатели интенсивности, производительности труда. Понятно, что для этого совершенно недостаточно было поставить в цехах современные машины, особое значение у нас имеет человеческий фактор.


Среднее время работы швеи на фабрике - 2 года. Не успел человек набраться опыта, как следует овладеть специальностью - приходит время освобождения. И мы бы никогда не достигли хороших результатов, особенно в отношении качества, если бы, во-первых, не выстроили четкую систему подготовки кадров, и, во-вторых, не создали исключительно эффективную, многоуровневую, постоянно действующую школу наставничества. Она включает элементы  обучения - в том числе основам педагогики - самих наставников, всевозможные варианты материального и морального стимулирования, обмена опытом и многое другое.


Наконец, с учетом значительных объемов заказов мы имеем возможность устанавливать минимальную рентабельность продаж, получая при этом хороший объем прибыли за счет оборота.


- Вы отмечали, что на фабрике создано производство фактически полного цикла, а круг смежников сокращен до минимума. Но ведь во всем мире наблюдается как раз обратный процесс, там значительная часть производства локализуется на небольших узкоспециализированных предприятиях, где себестоимость продукции оказывается минимальной. Что мешает РУП №4 пойти таким же путем?

Модернизация позволила фабрике отказаться от дорогостоящих закупок многих видов деталей одежды

- Только отсутствие адекватных предложений. Мы готовы сотрудничать с малым частным бизнесом, и у нас были такие примеры, но они единичны. Не устраивают либо цена, либо качество, а чаще – и то, и другое. В этих условиях, к примеру, автоматическая вышивальная машина по изготовлению шевронов обошлась нам в 40 тыс. долл. и окупилась при трехсменной работе в течение полутора лет.


Хотя, конечно, в развитии нормальной производственной кооперации мы очень заинтересованы. Она дает возможность сосредоточить финансовые ресурсы на решении стратегических задач, что для крупных предприятий всегда исключительно важно.


В кооперации у нас есть и особый интерес. Идет процесс гуманизации белорусского уголовного законодательства, и число лиц, находящихся в заключении, постепенно сокращается. Дефицит кадров для фабрики становится реальностью, и мы просто вынуждены будем уже в обозримом будущем передать часть операций на аутсорсинг, если, конечно, найдем для этого достойных партнеров.  


- Многие текстильные предприятия сегодня активно используют толлинговые схемы. У вас нет такого опыта?


- Предложений, в том числе из России, выполнить заказы из давальческого сырья нам поступает очень много, но цены такие, что покрывают только затраты на оплату труда и амортизацию. А за счет чего развиваться?
Толлинг может быть спасительной соломинкой, и то временной, для предприятий, которые не могут самостоятельно набрать необходимый объем  заказов. Наша продукция востребована, у нас десятки партнеров, поэтому мы видим цель исключительно в расширении собственного сбыта.


- Судя по ассортименту, представленному на выставке, фабрика выпускает добротные, современные, но в то же время достаточно простые вещи. С учетом модернизации производства, нет ли у вас планов занять еще и нишу модной гражданской одежды?


- Действительно, на фабрике работает коллектив с прекрасными специалистами по конструированию одежды, есть швеи исключительно высокой квалификации. Техника, как я уже говорила, - тоже самого высокого уровня. Автоматизированная система проектирования и раскроя ткани - российская. От лучших мировых производителей - машины для нанесения шелкографии, герметизации швов, плоттер поставили американский, машина для вышивания - японская. И фабрика не раз выполняла сложные заказы, например, по пошиву кителей, плащей для сотрудников Департамента исполнения наказаний, КГБ.


В то же время как профессиональный экономист я хорошо понимаю, что каждое предприятие должно занимать ту рыночную нишу, где может работать экономически наиболее эффективно. Квалификацию большинства наших швей все же трудно назвать очень высокой, с учетом этого обстоятельства наиболее выгодными для нас оказываются несложные, трудоемкие изделия, выпускаемые, как я уже говорила, по возможности крупными партиями.  

На РУП
В рамках уже избранной ниши мы видим достаточно хорошие перспективы для развития. Конечно, надо выводить на рынок новые виды продукции, в том числе из разряда для нас пока нетрадиционных. Сейчас изучаем, например, такую тему, как спецодежда для Министерства лесного хозяйства, металлургов, пожарных. Не отказались бы и от сотрудничества с партнерами по пошиву одежды для медицинского персонала (разработано более 20 моделей такой спецодежды). Наш современный машинный парк и другие возможности в сочетании с их технологиями и опытом позволили бы в кратчайшие сроки вывести на рынок конкурентоспособный продукт, который будет интересен многим потребителями, в том числе за рубежом.

 
В коллективе мы часто повторяем замечательные слова Генри Форда, который постоянно напоминал о том, что на рынке нельзя останавливаться, чтобы сохранить устойчивость, надо очень быстро бежать вперед. Так стараемся и поступать.

{jcomments on}