Петр НИКИТЕНКО, доктор экономических наук, профессорПетр НИКИТЕНКО, доктор экономических наук, профессор, академик НАН Беларуси

В последнее время проблемы совершенствования научной сферы, без преувеличения, находятся в центре общественного внимания. Но если общая стратегия реформ, как и их важнейшие цели очевидны, то когда дело доходит до конкретных шагов, единодушие уступает место дискуссии, порой весьма острой. Сегодня свою точку зрения о пути повышения эффективности научных исследований высказывает доктор экономических наук, профессор, академик НАН Беларуси П.Г.НИКИТЕНКО.

Проблема повышения эффективности научных исследований и усиления их ориентации на практическое применение относится к числу если не вечных, то имеющих весьма почтенный стаж. Уже то обстоятельство, что на разных этапах развития белорусской экономики - причем как в составе единого государства, так и на отрезке нашей независимой истории - к ней приходится периодически возвращаться, говорит о том, что быстрых решений здесь не существует. Это, однако, не означает, что научная сфера не нуждается в реформировании в соответствии с изменившимися задачами развития.
Очиститься от бюрократии

В качестве примера хотелось бы взять историю Национальной академии наук. Как и любая другая структура, она в своем развитии проходит различные этапы. Это что-то наподобие разных возрастов у человека. Для ранних стадий обычно характерен более быстрый подъем, но постепенно всякая система начинает обюрокрачиваться. Управленческий штат разрастается, к науке пристраивается очень много людей, не имеющих к ней никакого отношения, в то время как самих исполнителей, напротив, становится все меньше. Да к тому же и труд их постоянно обесценивается. Посмотрите, сегодня тарифная ставка научного работника - на уровне уборщицы.


Неудивительно, что на фоне этих негативных процессов собственно научный вклад той или иной структуры может иметь тенденцию к снижению. Это и порождает необходимость время от времени проводить пересмотр подходов к деятельности научной организации, вносить в него коррективы, порой кардинальные. Но такого рода преобразования все равно представляют собой вариант решения разновидности бюрократической задачи. Тогда как корни проблем, характерных для нынешнего состояния белорусской науки, лежат, на мой взгляд, гораздо глубже.

А платить не пробовали?

Прежде всего, о том, что находится на поверхности. Сегодня ученым часто приходится слышать обвинения в отстраненности от нужд производственного сектора. Но тот же упрек можно обратить и в сторону чиновников и производственников: а часто ли они готовы воспринять предложения отечественных разработчиков, работать с ними рука об руку на коммерческих условиях, совместно осуществляя внедрение новинок и делясь полученными доходами? Комментарии, как говорится, излишни. Встречной заинтересованности, мягко говоря, не чувствуется.

 
К тому же у практиков востребовано в основном то, что им нужно буквально сейчас, а то и вчера. Если они и обращаются к ученым, то чаще всего тогда, когда возникла тяжелая ситуация и из нее необходимо срочно найти выход. Но в пожарном порядке заниматься наукой сложно, а иногда и невозможно. Наука, как правило, опережает время, она по определению устремлена в будущее.


Не способствует эффективному взаимодействию и глубоко укоренившееся стремление получить научные разработки за бесценок, а то и вовсе «за так». Никакому директору не приходит в голову раздавать свою продукцию бесплатно. Научные разработки - это такой же продукт труда, только интеллектуального. Почему же к нему до сих пор «дармовое» отношение? Пока мы его не преодолеем, на серьезный рывок рассчитывать не приходится.


Ведь именно интеллектуальный труд является первичным и основным источником создания добавленной стоимости, особенно в постиндустриальную эпоху. В развитых странах это давно осознали. В той же Германии в рамках создания так называемой креативной экономики налажен буквально бухгалтерский учет мыслей и идей. Они ставятся на баланс, и за каждую новаторскую задумку автору платится вознаграждение, даже если не предполагается ее немедленная реализация.

Новая опасность: интеллектуальное рейдерство

Сегодня наметилось и набирает силу очень тревожное явление - система своего рода интеллектуального рейдерства. Обычно оно выступает под маской разнообразных структур, занимающихся продвижением проектов и интеллектуальной собственности в целом. Вокруг них группируются люди, стремящиеся собрать всю более или менее ценную информацию, получив за счет этого дивиденды.


Международный класс рейдеров весьма многолик. Это могут быть чиновники, которые используют свое положение для подготовки служебных материалов, написания диссертаций. Или управленцы от науки, паразитирующие на ней. Разновидность такого рейдерства - и априорное требование от ученых бесплатных рекомендаций, по сути консультаций, относительно конкретных ситуаций. Числится такой грешок и за средствами массовой информации. А сколько вокруг возникло различных консалтинговых бюро, экспертиз! Все бы ничего, но за ними, как правило, стоят люди не самой, мягко говоря, высокой профессиональной подготовки. Зато они не забывают перед оказанием широко разрекламированных услуг объехать десяток ученых и запастись необходимыми материалами - естественно, опять-таки за «спасибо».

Годы - это опыт

Итак, с одной стороны, наблюдается односторонний потребительский подход. С другой, - в ходе предлагаемой реформы науки планируется увязывать оценку научного потенциала с возрастными данными его носителей. Но тем, кто занят скрупулезным подсчитыванием среднего возраста, например, ученых-академиков, хочется напомнить: эти люди аккумулируют научные знания, накопленные многими поколениями. При экспертизе какого-то решения им бывает достаточно одного взгляда и одной минуты, чтобы выдать верное заключение. У нас же нередко накопленные знания и опыт пытаются противопоставить молодости, что явно неуместно.


Зато контрактная система позволяет бюрократам вершить расправу по надуманным возрастным критериям с любыми учеными, ставшими по какой-то причине неугодными.


Такой подход способен привести к далеко идущим последствиям. Известно, что в современном мире выражение «Знание - сила» приобрело особый смысл. Целые страны и континенты порой завоевываются с помощью социальных и информационных технологий. А они - прямое порождение научной деятельности.

Модернизируем феодальную модель?

В связи с этим хочется привести еще одно расхожее выражение: «Кто не хочет кормить свою армию, будет кормить чужую». Думаю, в каком-то смысле его было бы оправданно перефразировать применительно к науке вообще и к гуманитариям в частности.


Едва ли уместно здесь вдаваться в длинные дискуссии по этому поводу и тем более в детали планов по реорганизации данной сферы. Ограничусь только одним замечанием. Гуманитарные науки получили свое название от слова «человек». В центре их изучения находится личность как целостная, разумная, космоприродная кластерная система, обладающая высшей ценностью. Именно от признания этой истины берут свое начало технологические и цивилизационные достижения высокоразвитых стран. Впрочем, человека можно воспринимать и по-другому: как биологический придаток к механизму, средство для получения материально-вещественных благ. В таком понимании он превращается просто в рабсилу с невысокой квалификацией и низкой заработной платой. Но, как показывает мировой опыт, на таком основании трудно построить действительно процветающее общество, в лучшем случае можно рассчитывать на слегка модернизированную феодальную модель…


Ну а что касается рецепта усиления связи науки с практикой и повышения эффективности проводимых исследований, то этот вопрос в какой-то мере, я считаю, создан искусственно. Рецепт тут крайне прост: если чиновнику или производственному сектору что-то необходимо, следует просто заключать договоры с научными кадрами и достойно им платить. Если же к ученому никто не обращается, значит, он, его идеи и разработки не востребованы. Вот, собственно, и все.