Инвестиции в инновации - один из заявленных приоритетов развития экономики. Однако существующие механизмы их финансирования за счет отраслевых инновационных фондов и собственных средств предприятий пока не способны поднять научно-технический потенциал Беларуси на должный уровень. Поэтому уже не первый год правительство, чиновники и руководители предприятий ратуют за прямые иностранные инвестиции (ПИИ). Попробуем разобраться, насколько реальны ожидания ПИИ в проекты, основанные на белорусских инновациях.

Каждому овощу свое время

На каждом этапе тернистого пути от зарождения идеи (инновационного продукта, технологии) до вывода зрелого бизнеса на фондовую биржу компания использует различные источники финансирования. Первые деньги (на проверку жизнеспособности идеи) дают так называемые «три F» - Friends, Family, Fools. В дальнейшем, когда предприниматель уже готов представить миру концепт продукта - нечто среднее между идеей и готовым продуктом (или готовой технологией), к делу подключаются различные структуры поддержки предпринимательства. Бизнес, прошедший период первичного выживания, готовы подхватить так называемые «посевные» фонды (по названию этой стадии бизнеса - seed, посевная). Они рассчитывают на то, что несколько по-настоящему прорывных бизнес-проектов с лихвой окупят потери в других инновационных начинаниях.

 


Затем в дело вступает венчурный капитал. На этом этапе бизнес все еще считается очень рискованным, но компания уже должна иметь клиентов и убедительные доказательства того, что продукт не только жизнеспособен, но и оценен покупателями, которые проголосовали за него своим кошельком.


«Инвестиционный конвейер» на развитых рынках продолжают фонды прямых инвестиций, которые работающие с бизнесом уже на стадии расширения объема операций, и инвестиционные банкиры, которые выводят компанию на биржу.
Итак, на каких инвесторов в Беларуси лучше ориентироваться в процессе поиска источников финансирования для бизнес-проектов, основанных на инновациях? Объективно говоря, ни на каких, а вот почему - давайте разберемся.

Если проект пока только на бумаге

Для примера рассмотрим некий инновационный проект на концептуальной стадии развития. Конечный продукт еще не создан, промышленной технологии тоже нет, есть только успешные результаты нескольких опытов. Возможно - лабораторный образец, макет с многообещающими характеристиками. Кричать «ура» пока рано: впереди - программа исследований и разработка. Да, наши компании (как государственные, так и частные) чувствуют себя в НИОКР как рыба в воде, в Беларуси действительно мощная инженерная база, но…


Давайте посмотрим, кто финансирует проекты на стадии НИОКР (или, как говорят «у них», R&D ) в США и Западной Европе? Это либо специализированные фонды при университетах и научных центрах (догадайтесь, кого они финансируют в первую очередь), либо гранты и гарантии правительственных учреждений (DoD, DoE, NASA и др.), распределяемые на конкурсной основе. Конечно, случаи финансирования иностранного бизнеса есть, но это скорее исключение из правил. Приоритетная задача таких фондов - развитие собственной научной базы и полное владение правами на технологии.


Другой вариант распространенного за рубежом механизма финансирования - ориентированные на инновации частные фонды (например, при таких компаниях, как Google, Microsoft, Intel). Примеры финансирования иностранных стартапов в этом секторе встречаются чаще. Но венчурные капиталисты придерживаются стойкого убеждения, что нужно иметь дело с людьми, которых знаешь лично. Иными словами, чтобы получить такие инвестиции, вам нужно находиться рядом с капиталистами, т.е. работать там - в Кремниевой долине, в других центрах зарождения высокотехнологичных бизнесов.
Но если вы не готовы рассматривать вариант переезда (а иначе, как утечкой мозгов это не назовешь), то отечественным инноваторам на стадии НИОКР остается искать деньги на исследование и разработку внутри страны. Конечно, бывают и исключения из правил. Например, к одному бизнес-проекту на основе белорусской высокотехнологичной разработки, в который привлекаются ПИИ, проявили интерес инвесторы из Ирана. Оно и понятно: серьезных компаний, которые способны взяться за НИОКР в специфичной области, не так уж и много. В данном случае конкуренцию нашему проекту составляют компании из США и Европы, которые не торопятся отдавать свои инновационные технологии в Иран. Но проявить интерес к инновации - еще не значит купить ее. Поэтому основную проблему большинства наших разработчиков можно обозначить кратко.

«Вначале продай, потом изобретай»

Этот лозунг доходчиво объясняет изобретателям, что инновация не самоценна, вокруг нее необходимо выстроить бизнес-модель, иными словами, предложить четкий бизнес-план, описывающий, как можно заработать на вашей идее. Причем каждый элемент логического построения бизнес-модели должен быть подкреплен конкретными фактами и обоснован.


Поступательно продвигаясь от разработки идеи к ее реализации, обсудим план дальнейших действий. Если инновационный проект прошел стадию НИОКР успешно, настало время предложить инвестору конкретный бизнес. В этот момент шансы получить финансирование тем выше, чем больше гипотез проверено практикой. Ведь бизнес не обязательно должен быть прибыльным, но определенно должен иметь выручку от нового продукта. Как этого можно добиться, еще не вложив в дело инвестиции, которые вы, собственно говоря, ищете - загадка, и каждый ее решает по-своему.


К примеру, подтвердить жизнеспособность бизнеса на основе продукта, который уже создан, но еще не производится, поможет опытная эксплуатация оборудования, вы можете изготовить его в единичном экземпляре, если пока не готовы производить серийно. При этом случается, что за основу выбирают и продукт конкурента, который усовершенствуют на базе своей технологии, а затем продают лояльным клиентам. В этой игре все средства хороши (в рамках закона об авторском праве, конечно).

Ау, инвесторы

А сейчас перейдем к тому, как привлечь в проект венчурные инвестиции. Здесь возможны варианты. Можно «позвать» инвестора в действующий бизнес (что вряд ли подойдет для белорусских государственных компаний), а можно создать компанию под бизнес-проект. В западной практике такой подход приветствуется - новое предприятие называется SPV . Реализация проекта «под отдельное юрлицо» имеет свои плюсы. Во-первых, вы не размываете собственность в действующем бизнесе, часто не имеющем прямого отношения к разработке. Во-вторых, не проецируете риски нового проекта на действующий бизнес и можете пользоваться брендом материнской компании. К тому же юридическая подготовка сделки с новой компанией на порядок проще (и дешевле), чем сделка с долей в бизнесе «с историей».


Как и в случае с инвестициями в R&D инвестор гораздо охотнее вкладывает деньги в компанию, которая зарегистрирована и работает у него на родине. В этом случае придется выбирать, что для вас дороже: нереализованный в своем отечестве бизнес-проект или работающий, но за рубежом бизнес.

В качестве резюме

Выполнив ряд определенных условий, любое серьезное предприятие (государственное или частное) имеет хорошие шансы привлечь в дело солидные деньги. Однако это должен быть именно работающий бизнес, со всеми атрибутами деловой активности. Если же речь идет о финансировании НИОКР, то искать деньги нужно в пределах страны.

 

 Виктор СТЕПАНОВ, управляющий партнер Инвестиционно-консалтинговой компании United Capital