Владимир БИРЮК, сертифицированный консультант по управлению международного уровня «СМС», директор ГК «Столица»

Наша страна, активно пытаясь интегрироваться в глобальные экономические связи, амбициозно заявляет себя высокообразованной нацией. Да и вряд ли найдется на планете государство, которое не ставило бы на первое место, выше золота и нефти, образование и доступ к знаниям.
В стремительно меняющемся мире процесс накопления знаний становится непрерывным. Чтобы стать специалистом и лидером, необходимо добавить к базовому образованию еще 5-10 лет, не считая случаев с особо одаренными и талантливыми людьми, проявляющих себя быстрее.


Что-то не так…

Чтобы выявить наши проблемы, вовсе не обязательно ехать в Оксфорд (Англия) или Гарвард (США). Достаточно побывать у наших соседей: в Киеве и Варшаве, Вильнюсе и Риге, Санкт-Петербурге и Москве. Здесь понимаешь, что белорусская система образования отстает как минимум на 10 лет. Вместе с тем из белорусов немало выросло преподавателей в сфере управления бизнеса и финансов. Однако преподают они в России, Украине, Канаде и других странах.
Мелочная регламентация и политическая ангажированность системы высшего и последипломного образования в Беларуси превосходит все мыслимые пределы. Приведу несколько собственных наблюдений. В 2003 г. меня как практика в сфере ведения бизнеса пригласили для чтения лекций по курсу «Стратегии бизнеса» в ведущий экономический университет. Было удивительно последующие 6 лет ощущать во всем «советскую» административную систему, характеризующуюся борьбой с инакомыслящими преподавателями и невероятной ограниченностью источников современных знаний и для студентов, и особенно для их наставников. Может быть, не все знают, но к четвертому курсу студент все еще не имеет представления о выбранной профессии: его «пичкают» набором общих предметов.
Возможно, это допустимо при 100%-ном бюджетном финансировании: как говорится, кто платит, тот и заказывает музыку. Но почему при платном образовании родители, а нередко и сами студенты должны платить три года за «ликбез»?! Такое немыслимо в любом университете или колледже мира.
Наши студенты понимают, что их учат «не тому и не так», однако доказать это не могут, поскольку им не с чем сравнивать отечественную систему образования. Ведь у нас почти не практикуется международный обмен студентами и аспирантами.

Им есть, с чем сравнивать

В то же время наш партнер по Таможенному союзу Казахстан предоставляет всем талантливым людям, сдавшим экзамены, возможность поехать на учебу в любой университет мира, причем проживание оплачивает государство. Даже в такой зарегулированной стране как Узбекистан 10% студентов могут обучаться в зарубежных университетах.
Наша же изолированность лишает преподавателей и студентов доступа к современным методикам получения и усвоения большого количества информации. Недавно зашел в родную альма-матер и через приоткрытую дверь аудитории услышал уважаемого мной преподавателя. Однако вскоре понял, что она слово в слово повторяет лекцию, которую мы слушали 40 лет назад…
В свое время в дополнение к белорусскому образованию я имел возможность учиться в России, Англии и Японии, преподавал в одном из университетов США. Там продвинутые корпорации охотятся за специалистами, способными к созданию инновационных продуктов, но начинают со студентов второго, а не пятого курса, чтобы к окончанию вуза получить «загруженного» молодого специалиста.
Известно несколько моделей формирования знаний: европейская, придерживающаяся классических принципов накопления через изучение, американская - матричная, тестирующая восприятие сложившихся ситуаций и быстрое принятие решений, азиатская - адаптирующая передовое мировое образование к самобытным условиям с целью приобретения конкурентных преимуществ. Сегодня немало делается для унификации всех этих моделей, заимствуется лучшее и отбрасывается менее прогрессивное.
Особенность китайского феномена как раз и состоит в подходах к образованию. Еще в начале 90-х гг. страна ежегодно направляла 600 тыс. молодых людей в различные высшие школы мира с расчетом, что две трети приедут через несколько лет на родину образованными людьми. И они не только вернулись, но и привезли с собой инвестиции, а также западных профессионалов для осуществления проектов.
Вот еще один пример. В 1993 г. Банк Японии собрал представителей евразийских стран на курсы повышения квалификации и обмена опытом в вопросах денежной политики стран в формирующихся в те годы глобальных рынках капитала. В течение месяца вместе с участником от центрального банка Китая присутствовал и представитель коммунистической партии, который никак не проявлял себя, а просто сидел и записывал. Вначале это показалось нам забавным, но, проанализировав, поняли: этот идейный руководитель понял, что управлять только политическими лозунгами он уже не сможет, - требуются профессиональные знания. И сегодня 30% высших чинов Китая имеет западное образование.
Беларусь не обладает ресурсами и политической волей, чтобы отправить за рубеж 10% выпускников своих вузов, как это делают Казахстан и даже Узбекистан. Более того, ухудшение образования в высшей школе нашей страны происходит стремительно и это, безусловно, скажется на национальных потерях и упущенных выгодах уже в ближайшие 10 лет.

Американский секрет

Работая многие годы со студентами, могу сказать, что они хороши всегда! Особенно те, кто, видя слабость преподавательского состава, не позволяют себе лениться и работают над самообразованием. Причем сегодня не обязательно искать 500 тыс. долл., чтобы учиться в Гарварде или Оксфорде. Достаточно иметь связь с данными школами через множество блогов и университетских подписных рассылок, где ежедневно профессорами и практиками комментируются современные вызовы и проблемы в самых разных сферах. Такой «подарок» сегодня предоставляют инновационные информационные технологии и модели коммуникаций для участников глобальных сетей.
Один из «секретов» американского образования состоит в том, что студент перед приходом на лекцию обязан ознакомиться с тем, что скажет профессор. Для этого есть университетская библиотека, подключенная к системе межбиблиотечного обмена по всему миру. В этом случае он готов не к простому выслушиванию преподавателя, а к активному диалогу с ним, отстаиванию своей точки зрения.
Не хочу, чтобы данная статья была воспринята как призыв к «системным» изменениям. Мой призыв - идти в рамках мировых тенденций, быть последовательными, делая малые шаги: регуляторы образования - направляя усилия на либерализацию системы, преподаватели и исследователи - развивая знания и побуждая будущих специалистов к инновационным подходам создания продукта и ведения бизнеса.
Конечно, все это требует значительных финансовых затрат. Вообще, бюджет любой страны не покрывает растущие потребности на образование. К примеру, один бизнесмен из Каира в разговоре со мной сетовал на то, что в арабском мире традиционно начинали работать в 14 лет, а сегодня ребенка надо учить до 22 лет, прежде чем выйдет специалист. А это - более продолжительные затраты семьи и государства на подготовку рабочей силы и управленцев.
Однако в сфере образования существуют также различные фонды и международные программы, и если использовать такие источники, то расходы государства можно значительно сократить. Конечно, для этого придется изменить отношение к таким финансам, которые у нас считаются «нечистыми».
Несколько лет назад я выиграл грант на подготовку и издание книги «О современных стратегиях в бизнесе», доказав иностранному донору необходимость и полезность такой книги для Республики Беларусь. Регулирование в те годы требовало перечислить всю сумму гранта в Государственный благотворительный фонд и затем доказывать эффективность полученной финансовой поддержки. Во избежание неприятностей и проверок пришлось отказаться от гранта и вернуть деньги фонду. А справочник стратегий для студентов, деловой и научной общественности так и не вышел.
Подобных примеров - множество и, думаю, нашему государству необходимо быть более доверительным к сотрудничеству творческих людей, не загоняя всех в формальные структуры. Сегодня очевидна настроенность государства на привлечение инвестиций, однако оно должно учитывать, что такие капиталы даются образованным людям, способным эффективно распорядиться средствами.

А почему бы не Австралия?

Сегодня в мире существует множество образовательных программ в сфере высшего менеджмента. Ведущие мировые школы бизнеса, такие как HBS, LBS, пришли в наши страны, подталкивая к созданию собственных подобных учреждений. Какую модель они возьмут за основу: европейскую, американскую, азиатскую?
Я бы посоветовал обратиться к австралийской, которая, на мой взгляд, сегодня лучшая с точки зрения насыщенности современными знаниями. Ведь многие подходы американской системы остаются непонятными человеку с европейской ментальностью. Попытки найти ответ в английской системе менеджмента также не всегда дают ясную картину. И только австралийские правила хорошо объясняют суть предмета и логику. Исторически находясь под юрисдикцией Великобритании, в Австралии умело осуществляют конверсию передовых американских знаний при влиянии подходов соседних азиатских стран. Говорю об этом со знанием дела, поскольку именно австралийские источники помогли мне успешно подготовиться и сдать экзамен на сертификацию консультанта по управлению «СМС».
Для того, чтобы наше образование - и в вузах, и последипломное - стало конкурентоспособным, нужно смело, не стесняясь, заимствовать и австралийский, и американский, и европейский опыт, что позволит сократить затраты. Необходимо также принять международные концепции современного образования, как это сделала Украина, введя международные стандарты вместе с переходом на украинский язык. Важно освободить вузы от излишней ангажированности и навязчивости белорусского самобытного стиля в образовательной сфере, согласившись, что отечественная школа, может быть, хороша в базовом, но не в высшем образовании.
Вооружившись знаниями, бизнес сможет защитить себя и государство, предоставив обществу не только необходимые блага, но и удовольствие продвигать национальные ценности.