Мысли не для печати, высказываемые директорами заводов накануне Нового года, естественно, так или иначе связаны с оценками года прожитого и планами на будущее.

Когда же выберем свой путь?

- Только у меня к вам просьба, когда будете готовить статью о нашем предприятии, не используйте слово «кризис». Вы же знаете позицию высшего руководства по этому вопросу. Хотя не уверен, что она выигрышная. Читаю статьи серьезных экспертов, руководителей крупных банков, предприятий. Не представителей оппозиции, а, допустим, того же главы «Белвнешэкономбанка» Павла Каллаура. Они без обиняков и всегда очень аргументированно говорят о том, что страна переживает тяжелейший кризис, который еще далеко не завершился. И невольно возникает вопрос: так, может, официальные лица не понимают, что реально происходит с экономикой, не видят ее проблем, а, значит, и не могут их решать?
Вот вы меня спрашивали, и я вам ответил, что рост экспорта у нас за год будет под 20% и рентабельность продаж хорошая. Получается, что кризис наше предприятие действительно не затронул. С другой стороны, износ основных фондов превысил 70%, средств на серьезную модернизацию нет и не предвидится. Рост экспорта связан в основном с исключительно благоприятной конъюнктурой по нашей тематике, но уже в следующем году ею, по нашим сведениям, планирует заняться крупная российская компания, тягаться с которой нам просто смешно. И наш завод считается еще одним из лучших в городе. Так есть в экономике страны кризис или нет? Пусть бы о нем напрямую не говорили, иногда людей лучше не пугать. Но хотелось бы видеть серьезное обсуждение проблем нашей промышленности. У нас же и на внутренних совещаниях, и по телевидению разговоры на уровне идеологических лозунгов: «экономить», «укреплять дисциплину», «наращивать экспорт»… Все правильно, но уж очень банально.
Чтобы определиться со стратегией развития, мне как директору важно понимать, куда пойдет страна. Начнется ли приватизация, откажется правительство от заданий по объемным показателям, продолжится кредитная поддержка промышленности? Пока же создается впечатление, что власти и от пресловутой белорусской модели отказываться не хотят, но и как жить по ней дальше, не знают.
Для нашего заводского так называемого корпоратива у меня даже тост родился: «За то, чтобы мы, наконец, решились выбрать правильный путь». Как считаете, поймут люди, что имеется в виду? Не будет такой тост звучать слишком вызывающе?
Анатолий Иванович, директор ОАО.

Экономика красивых обещаний

- Сейчас все оглядываются на прожитый год, подводят итоги. Власти по привычке ведут счет достижениям. Мы на заводе тоже подсчитали… обещания. Не специально, так получилось. Нас обязывают подписываться на несколько экземпляров газеты «Советская Белоруссия», что-то разбирается на чтиво и упаковку, часть номеров остается лежать в кабинете моего зама по идеологии. Он из них вырезает информацию о выступлениях Президента и складывает в папку. Недавно попалась она мне на глаза. Пролистал. Интересная получается картинка.
Сначала на Всебелорусском собрании трудящимся пообещали среднюю зарплату в 500 долл. к концу нынешнего года. На нашем, можно сказать, благополучном заводе она сегодня 230 долл. Потом грохнул валютный кризис. Главная газета страны о нем почему-то не пишет, и руководство ничего не замечает, отмалчивается. И, вы знаете, - правильно делало, потому что когда начало говорить… Вот у меня дата 16 апреля красным фломастером подчеркнута - в этот день нам было обещано «выровнять ситуацию по валюте сегодня-завтра-послезавтра». Следующий оптимистичный пассаж приурочен к первомайским праздникам, правда, теперь срок отодвинули на месяц-два, после чего страна должна была «спокойно забыть все валютные неурядицы». Но поскольку они почему-то не спешили слушаться увещеваний, в конце мая прозвучал грозный окрик ценам: немедленно остановиться! Эффект известен.
Зато поток обещаний, в отличие от цен, не останавливался. Теперь уже власти взяли на себя обязательства справиться с экономической ситуацией в течение нескольких месяцев. Не знаю, как другие, а я дна кризиса пока не вижу. Разве только Россия начнет нас из него вытаскивать вслед за собой. Могу представить, сколько тогда найдется желающих заявить: «наша самая правильная экономическая модель…» Но вернемся к газетным заметкам. В октябре приняли, наконец, решение о переходе на единый курс. И опять захотелось пофантазировать на тему грядущего благополучия. Дескать, «курс в ближайшее время рухнет». Имелся в виду доллар. Однако на самом деле он вырос, а прогноз забыли. Потом были новые команды прекратить «шальное ценообразование».
От привычки давать легковесные, ни к чему не обязывающие обещания не отказались и при составлении такого серьезного документа, как прогноз развития на 2012 г. При росте ВВП 5,5% удержать инфляцию на 19%?! Сидя в этом кресле, комментировать такие вещи я не могу, да что тут комментировать, все и так предельно ясно.
Дмитрий Константинович, директор РУП.