Максим НАУМЧИК, главный специалист Высшего хозяйственного суда Республики БеларусьМаксим НАУМЧИК, главный специалист Высшего хозяйственного суда Республики Беларусь

В последнее время наниматели стали довольно свободно толковать вопросы законодательства, связанные с материальной ответственностью работников за ущерб, причиненный при исполнении трудовых обязанностей.
В определенной мере повод к этому был дан подп. 2.8 п. 2 Декрета Президента Республики Беларусь от 26.07.1999 г. №29 «О дополнительных мерах по совершенствованию трудовых отношений, укреплению трудовой и исполнительской дисциплины» (далее - Декрет №29) и ст. 402 Трудового кодекса Республики Беларусь (далее - ТК).
Появилась точка зрения, согласно которой все лица, работающие по трудовому контракту, должны нести полную материальную ответственность даже в том случае, когда коллективным договором для работников она установлена как ограниченная. Полную материальную ответственность сторонники данной позиции относят к одной из особенностей контрактной формы найма.
Чтобы разобраться в этой ситуации, следует отметить, что условия и порядок привлечения работников к материальной ответственности определяются ТК, Декретом №29, другими актами законодательства, коллективными договорами, соглашениями и иными локальными нормативными актами, заключенными и принятыми в соответствии с законодательством. Важную роль в регулировании вопросов материальной ответственности работников (в том числе в восполнении отдельных пробелов, имеющих место в ТК) играет постановление Пленума Верховного суда Республики Беларусь от 26.03.2002 г. №2 «О применении судами законодательства о материальной ответственности работников за ущерб, причиненный нанимателю при исполнении трудовых обязанностей» (далее - постановление Пленума №2).
Подп. 2.8 п. 2 Декрета №29 гласит, что контракт, заключенный с работником, должен предусматривать полную материальную ответственность за ущерб, причиненный нанимателю по вине работника излишними денежными выплатами (за исключением случаев счетной ошибки), неправильным учетом и хранением материальных или денежных ценностей, их хищением, уничтожением. Это лишь подчеркивает имеющееся в ТК общее правило о полной материальной ответственности работника за ущерб, причиненный нанимателю (ч.1 ст. 402 ТК).
В ст. 404 ТК содержатся следующие случаи, когда работники несут материальную ответственность в полном размере ущерба, причиненного по их вине нанимателю:
1) между работником и нанимателем в соответствии со ст. 405 ТК заключен письменный договор о принятии на себя работником полной материальной ответственности за необеспечение сохранности имущества и других ценностей, переданных ему для хранения или для других целей;
2) имущество и другие ценности были получены работником под отчет по разовой доверенности или по другим разовым документам;
3) ущерб причинен преступлением. Освобождение работника от уголовной ответственности по нереабилитирующим основаниям не освобождает его от материальной ответственности;
4) ущерб причинен работником, находившимся в состоянии алкогольного, наркотического или токсического опьянения;
5) ущерб причинен недостачей, умышленным уничтожением или умышленной порчей материалов, полуфабрикатов, изделий (продукции), в том числе при их изготовлении, а также инструментов, измерительных приборов, специальной одежды и других предметов, выданных нанимателем работнику в пользование для осуществления трудового процесса;
6) ущерб (с учетом неполученных доходов) причинен не при исполнении трудовых обязанностей.
При заключении договора о полной индивидуальной материальной ответственности следует руководствоваться нормами гл. 37 ТК, примерным перечнем должностей и работ, замещаемых или выполняемых работниками, с которыми нанимателем могут заключаться письменные договоры о полной индивидуальной материальной ответственности (далее - примерный перечень), и примерным договором о полной индивидуальной материальной ответственности, утвержденными постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 26.05.2000 г. №764; постановлением Пленума №2.

 


В то же время согласно ч. 3 ст. 405 ТК наниматель вправе на основании коллективного договора, а при его отсутствии - самостоятельно, утвердить перечень должностей и работ, замещаемых или выполняемых работниками, с которыми могут заключаться письменные договоры о полной индивидуальной материальной ответственности. При этом нанимателю необходимо соблюдать ч. 1 ст. 405 ТК, согласно ей письменные договоры о полной материальной ответственности могут быть заключены нанимателем с работниками, достигшими 18 лет, занимающими должности или выполняющими работы, непосредственно связанные с хранением, обработкой, продажей (отпуском), перевозкой или применением в процессе производства переданных им ценностей, передача которых работнику должна быть оформлена документально («сдал - принял»).
А вот само заключение контракта и наличие в нем положения о полной материальной ответственности не являются достаточным основанием для применения ее к работнику. Стоит отметить, что пользование работником материальными ценностями в процессе трудовой деятельности (телефон, компьютер, принтер, копировально-множительная техника, стол, стул и пр.) не может служить основанием для заключения с ним договора о полной индивидуальной материальной ответственности, так как работник не занимается их хранением, обработкой, продажей (отпуском), перевозкой, не применяет их в процессе производства.
Однако отсутствие договора о полной индивидуальной материальной ответственности не означает, что материальный ущерб не может быть возмещен. В данном случае он возмещается в соответствии со ст.ст. 401, 402, 403, пп. 2-6 ч. 1 ст. 404 ТК. Однако следует учитывать, что согласно п. 30 постановления Пленума №2 суд может, руководствуясь ст. 409 ТК с учетом степени вины работника, конкретных обстоятельств и материального положения, уменьшить размер ущерба, подлежащего возмещению независимо от оснований материальной ответственности.
Возникшие разночтения обсуждаемых норм свидетельствует о нарушении одного из основных требований к нормативным актам - ясность и стабильность правовых правил, которые должны быть для правоприменителя понятными, а не являться юридическими «головоломками». Один из важнейших принципов Директивы Президента Республики Беларусь от 31.12.2010 г. №4 «О развитии предпринимательской инициативы и стимулирования деловой активности в Республике Беларусь» гласит о принятии решений в пользу субъектов предпринимательской деятельности и граждан в случае неясности или нечеткости предписаний актов законодательства. В свете данного принципа следует осторожно подходить к вопросам ответственности конкретных лиц в случае, когда норма права сформулирована неясно.
Подводя итог вышеизложенному, можно с уверенностью сказать о том, что точку в данном вопросе способен поставить только компетентный орган, который в рамках своих полномочий издаст официальное разъяснение по применению подп. 2.8 п. 2 Декрета №29 в корреспонденции с соответствующими статьями гл. 37 ТК.
Внесение же в установленном порядке предложения о совершенствовании законодательства, в том числе Декрета №29, как это прописано в самом декрете, должно осуществляться Генеральной прокуратурой, Министерством труда и социальной защиты, другими государственными органами в пределах своей компетенции по результатам систематических проверок соблюдения законодательства о труде.