№8 (146) - Август 2011

ТЕМА НОМЕРА
 
ЭФФЕКТИВНОСТЬ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ПОДДЕРЖКИ
                                                                                
  • В проект Закона о государственно-частном партнерстве заложены прогрессивные нормы.
  • В Беларуси устарела система отраслевого управления.
  • Мерами государственной поддержки мы безвозмездно субсидируем импортеров нашей продукции.
  • По каким принципам государство оказывает поддержку предприятиям?
  • Девальвация не решает проблем белорусской экономики, но альтернативы ей, к сожалению, нет.
  • Американская модель роста исчерпала себя так же безнадежно, как и белорусская.
  • Руководители предприятий негативно оценивают последствия неуправляемой девальвации.
  • Снижен "алкогольный порог" для водителей. Даже пиво теперь противопоказано.
 

Владимир ШевченкоМожно называть сколько угодно причин неблагоприятных для Беларуси результатов внешней торговли, но все они будут лишь частично объяснять суть сложившегося положения. Ключевым же моментом является недостаточный уровень конкурентоспособности отечественных предприятий и выпускаемой ими продукции, что сдерживает увеличение экспорта.

По мнению ректора Белорусского государственного института повышения квалификации и переподготовки кадров по стандартизации, метрологии и управлению качеством Владимира ШЕВЧЕНКО, для того чтобы производить качественную продукцию, надо иметь не только высокий уровень технологии, современное оборудование и качественные комплектующие изделия, но, что не менее важно, - компетентный персонал.

- Сегодня в стране много дипломированных инженеров, однако они нуждаются в получении специальных знаний по управлению качеством, - подчеркнул он. - И поскольку наш институт входит в систему Госстандарта, он обладает рядом преимуществ по сравнению с другими учреждениями образования, осуществляющими обучение в данной области. Наши специалисты участвуют в разработке технических нормативно-правовых актов: стандартов, технических кодексов и регламентов. Среди преподавателей немало тех, кто создавал в республике системы стандартизации, обеспечения единства измерений и сертификации.

Но не только старым багажом богаты сотрудники института. Большинство из них подходят под определение «играющий тренер». Дело в том, что в институте создано подразделение, которое помогает предприятиям в создании систем менеджмента качества, охраны труда, безопасности пищевых продуктов. Специалисты, работающие в институте, являются экспертами-аудиторами по качеству Национальной системы подтверждения соответствия и принимающие участие в реальной сертификации систем менеджмента качества. Они же непосредственно участвуют и в учебном процессе.

- Поэтому, когда мы знакомим с институтом потенциальных партнеров, предлагаем им вспомнить рекламу «три в одном», - улыбается Владимир Иванович. - Мы дадим необходимые знания для управления качеством, поможем создать систему для этой цели и проведем ее сертификацию. И здесь у нас тоже есть свои особенности. Мы много и охотно работаем с предприятиями малого и среднего бизнеса: их владельцев обычно пугает огромный объем требований, заложенных в стандарте ИСО 9001. У нас есть способы оптимизации, чтобы она не была перегружена процессами, другими процедурами и документами. Приведу пример: мы помогали создать систему в частной компании численностью 30 человек. И когда она заработала, директор, поблагодарив, сказал, что система позволила упорядочить не только вопросы, связанные с качеством, но и всю деятельность организации. А сам руководитель перестал быть «диспетчером» и может полностью посвятить себя планированию и анализу.

Однако, как показывает практика, еще не все директора осознают самую прямую связь между конкурентоспособностью предприятия и эффективностью применяемых мер в области управления качеством. В республике сертифицировано более 2,5 тыс. систем на соответствие международному стандарту ISO 9001, но не секрет, что часть из них действует формально. Основная причина заключается в том, что первое лицо компании остается в стороне, хотя один из главных принципов менеджмента качества требует лидерства руководителя.

- У нас есть несколько различных курсов, предназначенных для руководителей предприятий, - говорит В.Шевченко. - Специально для первых лиц организаций регулярно проводим двухдневный семинар «Современный менеджмент в области качества», который дает директорам тот минимум знаний, который необходим для управления системой менеджмента качества. По этому направлению у нас есть 5 недельных курсов, рассчитанных на разных специалистов: ответственных за систему менеджмента качества, специалистов служб стандартизации и качества, внутренних аудиторов систем.

Но не одними системами менеджмента качества живет институт. Серьезное внимание уделяется дисциплинам, связанным с метрологией, стандартизацией и сертификацией. В 90-е гг., когда шло сокращение штатов на предприятиях, в первую очередь «резали» вспомогательные службы, поэтому впоследствии пришлось их восстанавливать. Ведь стандарты можно сравнить с воздухом, который мы не замечаем, вдыхая. Их отсутствие приводит к неразберихе, сравнимой с коллапсом. Поэтому после прекращения существования СССР с его ГОСТами одним из первых решений в рамках СНГ было соглашение о проведении согласованной политики в области стандартизации, метрологии и сертификации, которое позволило сохранить единую систему на пространстве СНГ. Это позволяет решать проблемы интеграции в рамках ЕвроЗЭС и Таможенного союза, ведь используется около 20 тыс. общих для всех стран стандартов.

В дальнейшем шло развитие национальной системы технического нормирования и стандартизации, было разработано свыше 3 тыс. национальных стандартов СТБ, ведется гармонизация их с европейскими и международными стандартами, уровень которой сегодня оценивается в 70%.

Естественно, это требует подготовки в данной сфере специалистов высокого уровня. По различным направлениям, связанным со стандартизацией, метрологией и сертификацией, организованы курсы повышения квалификации продолжительностью 1-2 недели, на которых обучаются в год примерно 2,5 тыс. человек. Они получают свидетельства установленного государственного образца. Кроме этого, проводятся 1-3-дневные тематические семинары и в институте, и на базе предприятий, и здесь ежегодно пополняют свои знания около 2 тыс. специалистов.

А для тех, кто хочет изучить предмет глубже, на базе высшего образования организована переподготовка по таким специальностям, как «метрология и метрологическое обеспечение» и «стандартизация, сертификация и управление качеством» с выдачей диплома государственного образца. Ежегодно наш институт выпускает 50-60 таких специалистов, спрос на которых на рынке труда очень высок. Полностью удовлетворяется в кадрах потребность Госстандарта, а примерно 75% наших слушателей успешно трудятся в реальном секторе экономики – на предприятиях и в учреждениях республики.

- Мы всегда стараемся идти навстречу нашим партнерам, - замечает Владимир Иванович. - Так, для инженеров служб стандартизации и качества двухнедельные курсы разбили на два равных этапа с месячным перерывом - для того, чтобы отрыв от производства не так болезненно отражался на его результатах. Начиная со следующего года, пойдем еще дальше: планируем при повышении квалификации использовать дистанционное обучение. Для этого сейчас готовятся курсы лекций, различные вспомогательные материалы, к которым слушатели получат доступ через Интернет. А к нам приедут только для сдачи экзаменов. Представляете, какую нагрузку мы снимем тем самым с работодателя?! Ему не надо будет надолго отрывать людей от производства, платить деньги на командировочные расходы.

В дальнейшем элементы дистанционного обучения планируется внедрить и в переподготовку кадров. Современные информационные технологии не только могут дать теоретический материал, но и с помощью программ моделирования позволят дистанционно проводить и практические занятия. Эти инновации дадут возможность больше готовить для предприятий специалистов, непосредственно влияющих на повышение конкурентоспособности белорусской продукции.

 

Белорусский государственный институт повышения квалификации и переподготовки кадров по стандартизации, метрологии и управлению качеством

220113, г. Минск, ул. Мележа, 3-314

Тел.: (+37517) 262-16-30

Тел./факс: (+37517) 262-11-50

e-mail: info@bgipk.by

www.bgipk.by

И по старому асфальту можно ездить с комфортом. Конечно, при условии, что он снят с требующего ремонта дорожного полотна, переработан и добавлен в смесь для нового покрытия.

Такая ресурсосберегающая технология, на первый взгляд, проста, однако в Минске да и на всей территории СНГ ее применяет только одно предприятие - СЗАО «Асфальтобетонный завод», созданное согласно Инвестиционному договору №1 от 1.04.2010 г. Минским горисполкомом. Одним из основных учредителей стало коммунальное унитарное предприятие «УДМСиБ».

- Завод, вступивший в строй в мае прошлого года, оснащен новейшим оборудованием европейского лидера по производству мобильных асфальтосмесительных установок - германской компании Benninghoven, - говорит директор Андрей ЯРКОВИЧ. - Технологией предусмотрено расплавление измельченного старого асфальта и его использование для изготовления асфальтобетонной смеси. В ней может быть до 20% вторичного сырья. Такая добавка придает материалу повышенную - от 10 до 20% прочность на растяжение и сдвиг. А это положительно отражается на продлении сроков службы дорожных одежд.

Одновременно с улучшением качества достигается и снижение себестоимости выпускаемой продукции, а значит - возможность поддерживать конкурентоспособные цены и привлекать заказчиков, число которых достигло сотни.

Однако главным потребителем продукции предприятия остается УДМСиБ - организация, которая организует ремонт и строительство дорог в белорусской столице. Ввод в строй нового завода стал толчком для формирования конкурентной среды, поскольку при нехватке мощностей немногочисленные производители буквально диктовали свои условия потребителям, при этом нередко страдало качество продукции.

Теперь предприятия борются за потребителей, предлагая новые улучшенные смеси, не отказываются от небольших партий. Все большую долю в объеме выпускаемой продукции СЗАО «Асфальтобетонный завод» занимают так называемые смеси повышенной дефрагментационной устойчивости, в состав которых входят различные, в том числе полимерные компоненты. Используемое оборудование оснащено системами подачи как твердых, так и жидких добавок, причем с высокой точностью. Предусмотрена также возможность модифицирования битума, без чего невозможно получить смеси улучшенного качества.

В целом же завод полностью компьютеризирован, и для перехода с одного вида продукции на другой достаточно загрузить соответствующую программу, с чем управляется один человек.

Немаловажна и экологическая составляющая, ведь предприятие находится в черте белорусской столицы. Чтобы исключить воздействие на окружающую среду, завод оснащен мощным фильтром, улавливающим все вредные вещества, а также пыль.

- В сезон, который продолжается у нас с апреля по ноябрь, завод работает круглосуточно, обеспечивая дорожников асфальтобетоном, - отмечает Андрей Олегович. - Естественно, для нас очень важна оперативность выполнения заказов. Чтобы она была приемлемой, недавно организовали и аттестовали собственную лабораторию. Теперь все исследования ведутся прямо на производстве, что, во-первых, экономит время и нам, и нашим потребителям, и, во-вторых, помогает поддерживать качество выпускаемой продукции на самой высокой отметке.

 

СЗАО «Асфальтобетонный завод»

220046, г. Минск, ул. Радиальная, 17

Тел./факс: (017) 328-08-92

e-mail: a_yarkovich@hotmail.com

www.a-b-z.by

На стройках Логойского района редко можно встретить приезжих подрядчиков. Основной объем работ по возведению многоквартирных жилых домов и социальных объектов приходится на долю местного ОАО «МПМК-198» - мощной по меркам малых городов строительной организации со штатом более 320 человек.

В первом полугодии МПМК выполнила собственными силами строительно-монтажных работ на 18,3 млрд. руб. (+ 32,4% к соответствующему периоду прошлого года). Организацию вот уже более 20 лет возглавляет заслуженный строитель республики, кавалер ордена Отечества III степени Николай ГИЛЬ. Однако запланированного разговора о славных делах логойских строителей у нас не получилось: в последние месяцы предприятие начало терять финансовую устойчивость и для директора стал актуальным классический вопрос: что делать? Впрочем, ответ на него Николай Михайлович уже знает.

К нынешней ситуации в экономике Н.Гиль относится по-философски спокойно, стараясь, в первую очередь, видеть ее позитивные стороны. Таковых, по его мнению, как минимум две. Во-первых, с рынка уйдут слабые игроки, во-вторых, кризис должен стимулировать реформу строительной отрасли республики.

 

База эффективности

Многие строительные компании республики сегодня теряют своих заказчиков. От услуг МПМК-198 на второе полугодие никто из постоянных партнеров пока не отказался. Тем, у кого возникают проблемы с финансированием, предлагается отсрочка платежей. Более того, благодаря новым партнерам портфель заказов на 2012 г. должен быть сформирован по крайней мере на уровне нынешнего.

Разумеется, главный аргумент в борьбе с конкурентами - минимальная цена выполняемых МПМК работ при отличном их качестве. Но как обеспечивается такое труднодостижимое сочетание?

Своей основной заслугой на посту директора Н.Гиль считает создание «действительно мощной собственной базы организации». И поясняет:

- Все машины, механизмы, автотранспорт, в том числе миксеры у нас свои, иногда арендуем только спецтехнику. Но главное - наличие крупных подсобных производств. Это фактически отлично оснащенные мини-заводы по производству бетона, полного ассортимента спецнапила и погонажных изделий, металлоконструкций. Выполняя без привлечения субподрядчиков 70-80% объема работ на объекте, мы имеем возможность минимизировать издержки, максимально эффективно использовать предусмотренные сметой финансовые средства. Отсюда и щадящая цена для партнеров.

Отстроиться с таким размахом МПМК смогла благодаря долгосрочному кредиту, предоставленному в начале 80-х гг. под … 0,1% годовых. Если бы не те инвестиции, совсем другим был бы размах строительства в Логойском районе, не говоря уже о том, что организации вряд ли удалось бы так уверенно держаться на плаву в нынешней экономической ситуации.

 

Инвестиции уходят на зарплату

 

Хотя предприятию пока удается избегать сложностей с наполнением портфеля заказов, это не спасает его от финансовых проблем. Если до конца прошлого года уровень рентабельности составлял 6-7 %, то сегодня снизился до 2-3 % и имеет тенденцию к дальнейшему снижению.

Причем основной доход приносит не профильная строительная деятельность, а реализация продукции подсобных производств. Поступающих средств еще хватает на обеспечение текущих расходов, а вот инвестиционную программу впервые за годы существования организации пришлось свернуть почти полностью. Даже те незначительные средства, которые можно было бы направить на закупку новых машин и оборудования, директор вынужден использовать фактически не по назначению - на поддержание минимально приемлемой зарплаты.

Николай Михайлович не склонен связывать сложное финансовое состояние организации исключительно с нынешним кризисом. По его мнению, он только обострил многолетние системные болячки строительной отрасли, такие как фактически административное ценообразование и структурная раздробленность строительного комплекса.

- Что касается первой проблемы, - рассказывает Н.Гиль. - то некоторые расценки не поддаются объяснению с точки зрения здравого смысла. К примеру, стоимость кубометра кладки наружной кирпичной стены в январе составляла 22 975 руб., а в августе выросла аж до 24 372 руб., т.е. на 6,1%. И это с применением максимального повышающего коэффициента! Если учесть, что норма выработки «на кирпиче» составляет 1,4 куб. м в смену на члена бригады, то получается, что квалифицированный каменщик сегодня должен зарабатывать в месяц всего около 680 тыс. руб. Правда, есть еще стимулирующая доплата, выплаты за вредные условия труда, которые также включаются в смету. Но итог все равно получается не ахти: 1,2-1,4 млн. руб. Если установить каменщику такую оплату, то большой выработки, тем более высокого качества от него ждать бесполезно. Скорее, человек принесет заявление об увольнении и уедет на заработки в Россию. Вот и приходится средства, запланированные на закупку новой техники, перенаправлять в фонд оплаты труда.

Понятно, что для предприятия - это тупиковый путь. С другой стороны, большинство заказчиков сегодня не готовы к резкому росту цен на услуги строителей. Где же выход? В отказе от практики индексации и переходе к договорным ценам на основе реально складывающейся себестоимости строительства, уверен Н.Гиль:

- Система индексов может нормально работать только в ситуации, когда они адекватно отражают изменения цен. Сегодня же этот базовый принцип нарушен. Индексы получили административную функцию, стали не отражать, а формировать цены, причем в некоторых случаях нереальные, разорительные для строителей. У проблемы есть и второй аспект. Кто-нибудь считал, какие ресурсы расходуются, чтобы сначала разработать индексы, довести их до стройорганизаций, применить, а потом еще и проконтролировать? Абсолютно непроизводительным трудом заняты тысячи человек. Уберите эти издержки, отдайте средства на зарплату каменщикам, отделочникам, механизаторам - и расценки можно будет увеличивать без роста стоимости услуг!

Так же далеки от реалий вычисляемые министерством средневзвешенные цены. Приобрести по ним материалы, продукцию невозможно. На деле они только усложняют взаимоотношения между заказчиком и подрядчиком.

 

Под одно знамя

 

Администрирование индексов, оторванные от жизни расценки Николай Михайлович объясняет тем, что строительный комплекс в последние годы утратил свою целостность. Министерству строительства и архитектуры остались подведомственны предприятия стройиндустрии, проектные организации, наделено оно и функциями по регулированию отрасли в целом. В то же время строительные организации переданы в ведение местной власти. Управленческая система получилась довольно странной: Министерство выполняет регулирующие функции и при этом не несет ответственности за результаты своих решений. Характерно, что из средств инновационного фонда отрасли, куда МПМК-198 регулярно перечисляет свою долю, никакой поддержки она не разу не получила.

Ценовые и прочие дисбалансы можно ликвидировать, собрав все профильные предприятия под флагом Минстройархитектуры, считает Н.Гиль. Он также надеется, что восстановление структурного единства отрасли позволит проводить согласованную политики в сфере проектирования, без чего не могут обойтись периферийные институты и бюро, и - что особенно важно - сократить присутствие на рынке зарубежных строительных компаний. Качество услуг белорусских строителей сегодня нисколько не ниже и отдавать дефицитную валюту чужим подрядчикам нет никакой необходимости.

Подведем итог. Лучшие строительные организации республики, такие как логойская МПМК-198, продолжают эффективно работать даже в нынешней исключительно сложной экономической ситуации. Но такая работа все больше начинает напоминать вынужденную благотворительность: прибыли от нее стройорганизации не имеют. Чтобы изменить ситуацию, не обязательно ждать окончания кризиса. Начинать надо сегодня, с давно назревших реформ в строительной отрасли.

 

ОАО «МПМК-198»

223110, Минская обл., г. Логойск, ул. Тимчука, 20

Тел.: (01774) 55-2-52

e-mail: mpmk_198@mail.ru

На кондитерскую фабрику «Красный Мозырянин» Валерий ТАРАН три года назад был назначен хотя и на должность директора, но фактически - антикризисным управляющим. В то время одно из лучших предприятий пищевой отрасли, имеющее почти вековые традиции, оказалось на грани банкротства. Свою задачу директор выполнил блестяще: сегодня фабрика работает стабильно, прибыльно, динамично развивается. О своем опыте антикризисного менеджмента В.Таран рассказал редакции журнала.

- Валерий Вячеславович, как получилось, что именно вас, работника концерна «Белгоспищепром», направили спасать убыточное предприятие? У вас уже была такая практика?

- Скорее, у меня был позитивный опыт работы - в качестве заместителя директора ОАО «Слуцкий сахарорафинадный  комбинат», где управленческие процессы были организованы на современном уровне. Многое в плане понимания проблем отрасли, видения ее перспектив дала и работа в концерне. Пожалуй, главное, чему она научила - скрупулезному анализу экономических процессов и принятию творческих решений. Вот только один характерный пример.

Многие помнят ту критическую ситуацию, которая сложилась на рынке сахара в 2002 г. Дефицит, пляска цен, серые схемы поставок и закупок, хронические неплатежи. Несколько руководителей очень высокого ранга пострадали тогда из-за того, что не смогли урегулировать эту ситуацию. Меня включили в состав созданной «антикризисной» группы, от которой требовалось оперативно найти приемлемое решение проблемы. Глубокой ночью, накануне обсуждения вопроса у руководства, я вдруг понял, что надо делать. Поскольку производством сахара занимались государственные предприятия, не было никакого смысла в их конкуренции между собой. В этих конкретных условиях мы предложили перейти к единой цене на сахар, что сразу же успокоило рынок. Администрирование цены на сахар существует и сегодня. Значит, наше решение прошло самую серьезную проверку - временем.

На «Красном Мозырянине также имелись все основные материальные условия для нормального производства. Требовалось одно - принять несколько верных управленческих решений, которые бы позволили его оптимизировать.

- В чем вы увидели причины экономических проблем фабрики, заняв место директора?

- Основная причина была одна. В условиях становления рыночных отношений фабрика слишком долго оставалась классическим «советским» предприятием, ориентированным в основном на валовые показатели. Здесь был хороший коллектив, сохранились лучшие в СНГ технологии производства зефира, пастилы, конфет, но вся деятельность предприятия оказалась как бы разбалансированной. Оно не работало как единый механизм. Сырье часто закупалось у случайных поставщиков, график его поставок не выдерживался. Нормальных логистических схем доставки сырья, поставок готовой продукции просто не существовало. Я уже не говорю про маркетинг, управление финансами, оптимизацию инвестиционной деятельности. В первое время мне приходилось объяснять некоторым специалистам значение этих понятий.

В экономике можно найти выход практически из любой ситуации, если профессиональный уровень менеджеров позволят провести ее объективный анализ, а директор не боится принимать неординарные решения. По большому счету, все, что я сделал - наладил на предприятии все бизнес-процессы, начиная от оптимизации закупки сырья, линейки выпускаемой продукции, жесточайшего контроля  технологий, решения вопросов энергопотребления и заканчивая отправкой продукции потребителям в точно установленные сроки, а затем получения от них оплаты. Когда все это заработало не фрагментарно, а в комплексе, фабрика стала успешным рыночным предприятием.

К примеру, тех же поставщиков по каждому виду сырья вместо нескольких десятков осталось 1-2, но это известные, надежные компании, ставшие победителями тендера. Важно было также обеспечить плотную увязку технической, технологической и производственной групп. Допустим, главный инженер прежде отвечал за нормальную работу отдельных машин, а насколько эффективно действует вся технологическая линия, приносит эта продукция прибыль или убытки, его уже не интересовало. Теперь все службы нацелены на конечный результат. А дает ориентиры производству отдел продаж совместно с отделом маркетинга. Распределение ассортимента по приоритетам позволило поднять не только уровень продаж, но и их рентабельность.  

Для характеристики нынешней экономической ситуации на фабрике могу привести следующие цифры. Объем выпуска продукции за два года у нас увеличился на 40%. Финансовый же результат - путь от 1,85 млрд. руб. убытков в 2008 г. до почти 1 млрд. прибыли в 2010 г. и не менее 2  млрд. руб. ожидаемой прибыли в текущем году. При этом, подчеркну, основная продукция фабрики занимает низкий и средний ценовые сегменты, рентабельность продаж на внутреннем рынке составляет 8-10%, при экспортных поставках она не выше 5%.

- Один из эффективных способов повышения рентабельности продаж - создание собственной сбытовой сети. Имеются ли у фабрики планы ритейла?

- Как показывает опыт, через собственную сбытовую сеть (региональные отделы продаж) выгодно реализовывать продукцию высшего ценового сегмента. Нам эффективнее вкладывать средства в развитие бренда, совершенствование логистики, которая при реализации такой нежной продукции с небольшими сроками хранения, как наша, имеет особое значение. Вполне устраивает нас и качество работы государственных и частных торговых предприятий. С ними удобно и выгодно сотрудничать. И, допустим, если где-то в гипермаркете у товара есть свое постоянное, как бы фирменное место, то он без проблем дойдет до потребителя.   

- Вы пришли на фабрику со своими идеями. Как они были восприняты работавшей здесь командой менеджеров? Ее пришлось заменить?  

- Никаких кадровых «революций» я не проводил. Большинству руководящих работников фабрики достаточно было четко поставить задачу и, как правило, они с ней справлялись. Это не значит, что у нас не существует кадровых проблем, но, на мой взгляд, они носят не локальный, а общесистемный характер, с ними сталкиваются руководители буквально всех предприятий республики. Я имею в виду не только дефицит высококвалифицированных сотрудников, но и явный недостаток у них такого качества как амбициозность. Даже специалисты, менеджеры, только начинающие карьеру, в лучшем случае добросовестно выполняют данные им поручения. Стремления сделать больше, проявить инициативу я не замечаю почти ни у кого.

- Может быть, причина в том, что амбициозность работников недостаточно стимулируется материально? Например, вы реанимировали убыточное предприятие, помогли государству сохранить миллиарды рублей, избежать серьезнейших социальных проблем. Если не секрет, как это отразилось на директорской зарплате?

- Зарплата директора и результаты работы предприятия у нас вещи почти не взаимосвязанные. Получит фабрика миллиардную прибыль или она будет измеряться десятком миллионов рублей - в расчетном листке стоит одна и та же сумма. Существующая система оплаты труда и директору не позволяет поощрить действительно ценных работников. Что такое прибавка к зарплате в 300, 500 тыс. руб.? Такой работник должен иметь доход в несколько раз более высокий, чем его ординарный коллега.

-  Валерий Вячеславович, получается, что вы сами из тех людей, которые готовы работать за идею, не слишком заботясь о вознаграждении?

- Мне действительно интересно заниматься конкретной практической экономикой, искать правильные управленческие решения, затем их реализовывать. Недавно закончил Институт государственной службы Академии при Президенте Республики Беларусь по специальности «Управленец». Когда появляется свободное время, трачу его на самообразование. Очень люблю читать книги и статьи по экономике, менеджменту, технологиям кондитерского производства. Такое вот немного странное у меня хобби.    

 


ОАО «Кондитерская фабрика «Красный Мозырянин»

247800, г. Наровля, ул. Фабричная, 2

e-mail: vtaran@mail.ru

www.korovka.by

тел.: (+375 2355) 2 14 79

факс: (+375 2355) 2 11 74

Есть сферы, где обойтись без импорта практически невозможно. Например, в Беларуси не производится сложное техническое оборудование, используемое в энергетике, промышленности. Попадает на наш рынок такая продукция не сразу, а после ряда обязательных процедур. К ним относится и сертификация. О том, как эффективно ее пройти, рассказывает директор ООО «КПД-сервис» Дарья ОСМОЛОВСКАЯ.

- Дарья Владимировна, ваша компания оказывает помощь в сертификации и декларировании продукции иностранного производства и может поделиться опытом работы с импортом. Насколько у западных компаний высок интерес к продажам оборудования в Беларуси?

- Западные поставщики очень заинтересованы в том, чтобы присутствовать на нашем рынке. И не только осуществляя поставки оборудования, но и в форме реализации крупных инвестиционных проектов. Белорусский рынок еще довольно молод, чем и привлекает всеобщее внимание. По сути, наш рынок - это «непаханое поле» и нуждается как в качественном оборудовании, так и в новых технологиях, в том числе и в сфере энергетики.

- Как вы считаете, можно ли ожидать роста поставок в нашу страну иностранного промышленного оборудования в ситуации валютного дефицита?

- Без импортного промышленного оборудования не представляется возможной реализация масштабных планов белорусского правительства, например, в энергетическом секторе. Постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 19 июля 2010 г. №1076 утверждена Государственная программа строительства энергоисточников на местных видах топлива в 2010-2015 гг., которых планируется ввести в эксплуатацию более 160. До 2015 г. намечено также построить и реконструировать 33 гидроэлектростанции суммарной мощностью 102,1 МВт, что предусмотрено государственной программой на 2011-2015 гг., утвержденной постановлением Совета Министров №1838 от 17 декабря 2010 г. Это значит, что объем поставок оборудования должен значительно увеличиться.

- Какой объем импортной техники, уже имеющей иностранные или международные сертификаты, нуждается в сертификации в РБ? Какую роль в этом процессе играет ООО «КПД-сервис»?

- Белорусские стандарты в ряде случаев отличаются от европейских. Как правило, помощь в сертификации требуется поставщикам недавно разработанного оборудования. Зачастую иностранной продукции нужна не сертификация, а лишь признание имеющихся сертификатов. Причем некоторые их виды сегодня нет надобности даже подтверждать.

Задача нашей организации состоит в том, чтобы вместо иностранной компании взаимодействовать с белорусскими госорганами и помочь получить всю документацию, необходимую для продажи и эксплуатации товара как на белорусском, так и на общем рынке Таможенного союза. Мы помогаем разобраться с тем, на какие виды продукции нужны белорусские сертификаты, готовим необходимый для их получения пакет документов, качественно переводим техническую документацию. Можем полностью сопровождать реализацию проекта, организовать выезд специалистов на площадку, вести высококвалифицированный синхронный перевод. Таким образом, мы оказываем как консалтинговые, так и инжиниринговые услуги. Обратиться к нам могут не только иностранные компании, но и белорусские заказчики импортного оборудования, заинтересованные в его использовании.

Наиболее часто мы сталкиваемся с сертификацией оборудования для сектора энергетики. Например, это газоанализаторы (они ставятся «на выходе» из газовой турбины и фиксируют утечку газа), а также различные датчики, т. е. метрологическое оборудование, зачастую требующее внесения в Госреестр, в чем мы тоже оказываем содействие.

В основном мы занимаемся сертификацией оборудования, от работы которого зависит безопасность человека. Но оказываем помощь и, например, в получении гигиенических сертификатов и различных разрешений, в переводе тендерной документации, логистике, складировании и страховании грузов, их таможенном оформлении, а также в организации встреч и переговоров.

- Чем привлекают ваших клиентов такие посреднические услуги?

- Мы значительно упрощаем работу иностранных компаний на территории Беларуси и предоставляем полный спектр услуг: от ведения переписки до реализации проекта, что позволяет заказчику экономить время и средства на реализацию проекта. Кроме того, мы хорошо знакомы с белорусским законодательством и готовы оказать помощь в составлении любых договоров. И главное - если у заказчика возникают проблемы, мы помогаем их решить.

 

ООО «КПД-сервис»

220034, г. Минск, ул. Чапаева, д.3, оф.111

тел. +375 29 650 09 00

e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

www.kpd-service.by

Государственная поддержка будет эффективной только в том случае, если она не заменяет, а дополняет собственные усилия коллектива по развитию предприятия. Хорошей иллюстрацией этого тезиса может служить практика инвестирования, сложившаяся на ЧУП «Мозырские молочные продукты». О ней рассказывает директор Галина КУДИНА.

- Галина Михайловна, насколько часто завод получал от собственника, в нашем случае - государства финансовую поддержку и как бы вы оценили ее значение?

- За новейшую историю завода такая поддержка в значительных объемах ему предоставлялась неоднократно. К примеру, в середине 90-х гг. были открыты участок по производству мороженого и цех по выпуску молочных продуктов для детского питания, в том числе для детей грудного возраста. Государство пошло на серьезные расходы, чтобы закупить импортное оборудование с компьютерным контролем технологического процесса для производства творога-ДМ. Технология ультрафильтрации сыворотки позволяет сохранять в продукции все ценные сывороточные белки.

В целом можно сказать, что государство помогало заводу приобретать современные основные фонды, заслуга же коллектива состояла в том, что он смог этими возможностями очень грамотно воспользоваться. На рынке появились не просто новые виды творога или йогуртных десертов. Родился во многом уникальный бренд «Радуга вкуса», вытеснивший с отечественного рынка ряд аналогичных зарубежных торговых марок. 

В последний раз поддержка нам была оказана в рамках государственной программы развития молочной отрасли. За счет средств льготного кредита (около 5,2 млрд. руб.), а также собственных ресурсов (200 млн. руб.) была построена и введена в конце года в эксплуатацию газовая котельная. В целом относительно ситуации с инвестированием можно сказать следующее. Для проведения локальных технологических улучшений нам хватает собственной прибыли, а вот для крупных проектов ее, как правило, недостаточно. Благодаря государственной поддержке процесс модернизации приобретает необходимую динамику, комплексный, целенаправленный характер.

- Можно ли оценить эффективность господдержки в конкретных цифрах.

- Возьмем в качестве примера ту же котельную. Стоимость 1 Гкал, приобретенной у сторонних организаций, составляет сегодня 500 тыс. руб., собственная же теплоэнергия обходится нам вдвое дешевле. В структуре себестоимости нашей продукции около 85% составляет сырье, на теплоэнергию до последнего времени приходилось 4,5%, сейчас же этот показатель снизился  до 2,1%. К тому же срок окупаемости инвестиций в проекты по повышению энергоэффективности обычно составляет 3, максимум 5 лет - отличный показатель для промышленности.

Но эффективность господдержки нельзя измерять только размером дохода, полученного предприятием благодаря эксплуатации закупленного на госсредства оборудования. Это принципиально неверно! Ее основное значение я вижу в том, что мы имеем возможность активно участвовать в реализации государственной социальной политики, отгружать отечественным потребителям продукцию по ценам, которые далеко не покрывают наших затрат. В первом полугодии доля таких товаров составила 61% объема выпущенной заводом продукции.

- Видите ли вы необходимость в получении государственной поддержки в будущем?

- По моему мнению, поддержка всегда нужна предприятиям, выпускающим социально значимую продукцию по фиксированным ценам. Хотя, подчеркну, и в этом случае мы стремимся самостоятельно компенсировать дополнительные затраты. В основном за счет поставок на экспорт предприятие сегодня имеет возможность получать хорошую прибыль. Физический объем производства цельномолочной продукции, удельный вес которой в общем выпуске продукции  составляет  93%, за первое полугодие у нас увеличился на 15 %, объем экспорта - в 3,5раза.

Поддержки государства мы сейчас ожидаем в плане создания более благоприятных условий хозяйственной деятельности.

 Расскажите, пожалуйста, о планах развития предприятия.

- На  предприятии регулярно проводится  модернизация оборудования, приобретаются новые высокопроизводительные современные линии. Так, в текущем году закуплено оборудование  для тепловой  обработки молока производительностью 20000 и  5000л/ч. Финансирование проектов осуществляется за счет кредитных ресурсов ОАО «Белагропромбанк» с привлечением иностранной кредитной линии. Новая пастеризационно- охладительная установка, введенная в эксплуатацию в июле, значительно сокращает время технологической переработки сырья и позволяет  расширить ассортимент выпускаемой продукции. В ближайшее время будет запущена и пастеризационно-охладительная установка производительностью 5000 л/ч в цехе детского питания.

Следующий  этап реконструкции - установка комплексного технологического оборудования по производству сухих молочных продуктов. Таким образом, у нас появится возможность значительно повысить использование сырьевых ресурсов.

Замечу, что значительные инвестиции направляются не только на обновление основных производственных фондов. Десятки миллионов рублей ежегодно вкладываются в рекламные мероприятия, и бренд «Радуга вкуса» сегодня заметен не только на белорусском, но и на российском рынке молочной продукции.

Постоянно занимаемся развитием фирменной торговой сети. С точки зрения технологии - это яркий пример того, как, вкладывая минимальные средства, можно получить значительный эффект. Под магазины арендуются небольшие помещения, основные расходы связаны с покупкой оборудования, но в некоторых случаях его тоже арендуем. Как правило, за два-три месяца затраты окупаются. Сегодня в нашу фирменную торговую сеть входит 16 объектов, и мы будем ее расширять.

- Считаете ли вы необходимым привлечение внешнего стратегического инвестора?

 Сегодня мы внимательно наблюдаем, как развиваются молочные комбинаты в России и Украине. Средства одновременно вкладываются в производство, переработку, логистику, торговую сеть, бренд, менеджмент. Очевидно, что конкурентная борьба на рынках будет нарастать, и мы должны быть к ней готовы. В этом контексте привлечение иностранного инвестора позволит предприятию выйти на более высокий технический уровень и обеспечить выпуск конкурентоспособной продукции.

 


 

ЧУП «Мозырские молочные продукты»

247760, г. Мозырь, ул. Пролетарская, 114

e-mail: mozurgmz@tut.by

www.mmp.by

{jcomments on}

            Ради пользы дела

            разговоры о едином курсе

            лучше отложить

            до лучших времен

 
 Уважаемые читатели!
 

Уже полгода в Беларуси наблюдается, мягко говоря, неопределенная ситуация на валютном рынке. У Правительства и Национального банка не хватает решительности назвать истинные причины и выработать адекватный механизм постепенной нормализации положения. В период с февраля по май политика самоустранения от решения проблемы привела по существу к неуправляемой девальвации. Субъекты хозяйствования, не имея возможности цивилизованно определить курс и не понимая, что предпримет Национальный банк, переоценивали валютные товары исходя из своего представления о покупательной способности населения. Начиная с 4 тыс., дошли до 6 тыс. руб. за доллар. Население, не веря обещаниям Правительства навести порядок за 1­2 недели, приобретало доступные товары, пытаясь защитить рублевые сбережения. В этих условиях Национальный банк озвучил предложенное ему решение о девальвации рубля до 5 тыс. за доллар. Какие расчеты были положены в основу этого шага, мы не узнаем никогда, потому что логики в нем не было. Прошло еще 3 месяца. И вновь нам говорят о планируемых мерах по выходу на единый курс. Субъекты понимают, что валюты больше не стало, отложенный валютный спрос продолжает возрастать, эмиссия существенно не уменьшилась и, следовательно, впереди новая девальвация. Товары вновь переоцениваются, но уже по курсу 8 500 за доллар и 12 тыс. за евро.

     Может быть, хватит раскручивать инфляционную спираль? Не было никакой необходимости в столь стремительной девальвации и головокружительной инфляции. Да, была эмиссия, да, структура экономики уже два­-три года не позволяет формировать положительное сальдо внешнеторгового баланса, увеличивалась внешняя задолженность. Ну и что? Повод ли это для столь резких действий? Если бы правительство профессионально и здраво смотрело на эти процессы, то действовало бы, плавно меняя направление. Когда двигаешься по кольцевой дороге, создается видимость, что едешь по прямой, а направление меняешь. При резком же повороте может и в кювет выбросить. Разумно было бы вывести горячие деньги с рынка, повысив ставки рублевых депозитов. На наличном рынке продолжать продажу валюты по прежнему курсу (за три месяца Нацбанк потерял бы не более миллиарда). Организовывать сессию на валютной бирже для критического импорта по ранее существующему курсу НБРБ и на вторую сессию допустить субъекты хозяйствования по продаже валюты по рыночному курсу. В таких условиях мы бы удержали курс на уровне 2500 ­ 4000 руб. Понятно, что эти меры должны были сопровождаться структурными изменениями и, в первую очередь, развитием платных услуг, где сегодня экспорт не превышает 10%. Не следует бояться и потерь при продаже предприятий. В руках новых инвесторов они будут работать лучше и для власти помехой не станут. Вырученные деньги снимут остроту момента и позволят ускорить структурные изменения.

     Но этого не было сделано в начале года, не делается и сейчас. Неуправляемость процессов ведет к дальнейшему обнищанию населения, снижению ассортимента продуктов за счет стремления нарастить экспорт, усложнению возврата субъектами и населением валютных кредитов.

      По уровню жизни мы серьезно отстали не только от Европы, но и от России.

     С учетом того, что средняя заработная плата в Беларуси в соответствии с существующим курсом составляет около 200, а в России ­ 531 евро, цены на питание, рассчитанные по выбранным нами 12 продуктам, на белорусском рынке выше в 4,02 раза. Этот же набор продуктов в Испании при средней зарплате 1200 евро обойдется дешевле в 4 раза. Интересно, что несмотря на то что в России средняя заработная плата ниже, чем в Испании в 2,25 раза, в приведенных к эквивалентной зарплате условиях россияне потратят на эти продукты столько же средств, сколько и испанцы. Номинальная же стоимость в России такого набора ниже, чем в Испании в 2,3, а в Беларуси ­ в 1,5 раза. Вот итоги «социально ориентированной экономической модели».

     Если не принять адекватных мер, то в сегодняшних условиях валютно­дефицитной экономики девальвация будет перманентной. И если мы понимаем, что экономика при действующей структуре неспособна формировать положительный внешнеторговый баланс, то говорить о едином курсе сейчас неуместно. Надо организовать две сессии, а на наличном рынке, уменьшив бюрократическую волокиту, продавать валюту только для названных социальных целей. Постепенно расширять доступ к наличной валюте, регулируя ее приемлемыми для экономики суммами. Такой опыт есть, например, в Китае, где гражданин в год может купить только 5 тыс. долл. В целом же надо понять, что структуру экономики девальвацией в одночасье не изменить. Это какая-­то гайдаровщина, когда ростом цен пытались снизить материалоемкость и энергоемкость экономики. Неужели история ничему не учит?

 

 

 

С уважением,

главный редактор А. Ковтуненко

                                          

 

В августе редакция попросила представителей государственных предприятий, малого и среднего бизнеса ответить на вопрос: «Какие последствия для вашего предприятия имеет сохранение множественности курсов валют»?

ОДО «Офисная мебель», оптовая продажа мебели:

«Мы в основном рассчитываем на внутренний рынок Беларуси, так как все наши партнеры и покупатели находятся именно здесь. Множественность валютного курса сказывается на нас самым непосредственным образом. И, разумеется, отрицательно. В первую очередь проблемы возникают при работе с партнерами-производителями. Мы сотрудничаем с белорусскими поставщиками, и большинство из них сырье закупают за рубежом, без валюты им не обойтись. Очевидно, что множественность курсов играет далеко не в их пользу. Чтобы хоть как-то покрыть расходы, они накручивают цены в 2-2,5 раза, в результате повышается стоимость товара и с нашей стороны».

Кондитерский комбинат КУП «Витьба»:

«Пока убытков нет, но это дело времени, так как рентабельность уже резко пошла вниз. Причины очевидны: импорт у нас превышает экспорт, а валюту предприятию не продают вообще. Расплачиваться в рублевом эквиваленте становится непомерно дорого, так как спрогнозировать цены поставщиков практически невозможно: сегодня они требуют одну сумму, завтра другую, а послезавтра и вовсе не сможем им заплатить. Если и дальше курс будет расти, сложно даже представить последствия. Ведь основное сырье - жир, кукурузную крупу, растительное масло - мы закупаем в России, а там, как известно, предприятия работают по 100%-ной предоплате».

УП «Атлант-М», автобизнес:

«Только за второй квартал мы потеряли до 30% продаж. И эта цифра относится ко всем нашим салонам. Стоимость товара приходится формировать относительно курсов валют по межбанковскому рынку. Естественно, с учетом затрат. Так, если в марте 1 долл. соответствовал 3 тыс. руб., то в июле - порядка 8 тыс.! Не удивительно, что по итогам четырех месяцев цены на всю продукцию выросли в среднем в 2,5 раза. И это всего лишь курсовые потери. Надо ли говорить, какие сложности возникают с бухгалтерской отчетностью, ведь цены приходится формировать практически ежедневно. Хотя товар мы получаем с отсрочкой платежа, некоторые контракты стали невыгодными, так как из-за девальвации закупочные цены увеличились более чем на 50%. Что в итоге? Стоимость товаров мы поднимаем, но эти действия не приносят должной прибыли, они лишь частично компенсируют убытки».

ТЧУП «Стройтекс», торговля строительными материалами:

«Сфера строительства сегодня не приносит должной выгоды. И, к сожалению, множественность курсов для нас «выплывает» сплошными минусами. При закупке товара за рубежом мы несем слишком большие убытки, так как заграничные партнеры не доверяют нашей валюте и накручивают стоимость  доллара до баснословной планки. Первые последствия уже есть: люди работают по четыре дня в неделю. Естественно, не удалось избежать и сокращений. Сложно сказать, что будет завтра, но при дальнейшем расхождении валютных курсов ситуация вряд ли улучшится. Многие строительные предприятия уже перебазировали свою деятельность в Россию, Украину, так как это единственная возможность избежать ликвидации бизнеса».

ООО «Топ-Тур», туристический бизнес:

«Сейчас для нас действительно сложное время, как, впрочем, и для всех предприятий, связанных с туризмом. Постоянные колебания курсов валют не дают возможности стабилизировать стоимость услуг. Если неделю назад нам приходилось считать оплату туров в рублевом эквиваленте по одной цене за один доллар, то сегодня это сумма значительно отличается. Но другого выхода нет, ведь снижение курса - слишком большой риск. В результате - работа практически с нулевой рентабельностью. Клиенты еще есть, но, сами понимаете, в условиях кризиса люди экономят в первую очередь на отдыхе. Количество туристов уменьшается, некоторые туры приходится и вовсе отменять или объединяться для их осуществления с другими компаниями, что, естественно, не способствует повышению качества сервиса.  Да и стоимость экскурсионных автобусных туров внутри страны выросла на 40-50%. Вначале она менялась из-за отсутствия четкого курса, а затем еще и реагировала на повышение цен на топливо. Установленная за две недели цена может измениться даже в день поездки: перевозчики тоже не хотят работать в минус. В таком случае мы покрываем расходы за счет своей прибыли, с туриста же дополнительных денег уже не возьмешь. Вот и получается, что стоимость тура пересчитываем каждый раз перед новой поездкой. И часто оказываемся в убытках».

Сергей НИКОЛЮК

В начале августа мировые рынки потрясло событие, аналог которого описан в известной детской загадке: «А» упало… Точнее, упало одно из трех «А», символизирующих финансовую стабильность Америки. В качестве «виновника» падения выступило рейтинговое агентство Standard & Poor's, снизившее суверенный кредитный рейтинг США с ААА до АА+ с негативным прогнозом, вероятность самореализации которого распоясавшееся агентство оценило в 33% (за два года).

Официальная реакция не заставила себя долго ждать. Председатель банковского комитета сената США Тим Джонсон назвал действия S&P «безответственными», а Министерство финансов в своем комментарии отметило, что агентство ошиблось в расчетах на 2 трлн. долл. Известный американский режиссер Майкл Мур, свободный в своих высказываниях от норм бюрократического этикета, призвал американского президента арестовать руководителей агентства. Автор фильма «Фаренгейт 9/11» посоветовал Обаме обратиться к опыту властей Италии, санкционировавших обыски и выемку документов в офисах Moody's и S&P в ответ на публикацию «неверных» оценок экономических рейтингов страны.

Не остался в стороне от «безответственных» решений и рынок: цены на акции и сырье пошли вниз, а стоимость золота - этого «последнего убежища» инвесторов, напротив, уверенно побила исторические максимумы.

Занятие по поиску ответа на классический вопрос «Кто виноват?», как мы видим, популярно не только среди отечественных интеллигентов. В культурологии есть такое понятие: «фетишизм конструктивных решений», суть которого сводится к игнорированию того, что лежит за границей освоенного опыта. Фетишизм: это всегда упрощение, это придание тому или иному действию статуса «единственного», способного изменить объект в отрыве от других явлений.

Примером фетишизма экономического, столь популярного среди либеральных белорусских экономистов, могут служить многочисленные предложения по улучшению инвестиционного климата в республике. Большинство из них сводятся к достижению западных стандартов в области защиты прав инвесторов, снижению налогов и т.п. Но если все так просто, то почему же тогда в ежегодном Докладе о мировых инвестициях, подготовленном Конференцией ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД), отмечено падение прямых иностранных инвестиций в страны Западной Европы в 2010 г. на 19%? Казалось бы, ну где еще права инвесторов могут быть лучше защищены!

Между тем приток инвестиций в Бангладеш за прошлый год увеличился на 30%, а в Китай - только на 11%. Причина дисбаланса лежит на поверхности. В Китай, как отмечается в Докладе, «в условиях неуклонного роста зарплат и издержек производства перенос трудоемких производств замедлился». Бангладеш, напротив, «обретает все большее значение в качестве места размещения недорогостоящих производств». По данным агентства Интерфакс-Китай, в 2010 г. средняя зарплата в госсекторе Поднебесной составила 475, а в частном - 267 долл. в месяц. Белорусским бизнесменам, мечтающим встроиться в «производственные цепочки транснациональных корпораций», необходимо помнить о китайских достижениях в вопросах заработной платы.

Сокращением притока ПИИ отметилась в прошлом году и Япония, а в экономику США он увеличился на 40%. Задача по поиску своей ниши в международной системе разделения труда, таким образом, не может быть решена без перехода за границу освоенного опыта путем чисто механического достижения базовых характеристик инвестиционной среды.

Вместо дефицита ликвидности - избыток

Но вернемся к упавшей букве «А». История кредитного рейтинга ААА ведет свое начало с 1917 г. Справедливости ради следует отметить, что агентство S&P еще в 2005 г. предупреждало «как может пострадать кредитоспособность некоторых стран, имеющих сегодня наивысший рейтинг, если не будут приняты необходимые меры», но тогда будущие неприятности агентство связывало с недостатком средств на финансирование пенсионной системы. Сегодня же речь идет о бюджетном дефиците и долгах.

Совокупная долговая нагрузка лишь государственного сектора на экономику США превышает отметку в 98% ВВП. Поэтому для осуществления одних только процентных платежей экономика должна ежегодно расти как минимум темпами в 6,56%. Абсолютная величина государственного долга составляет 14,5 трлн. долл., но существует также долг домашних хозяйств - 13,3, корпоративный долг - 10,9 и долг финансовых организаций - 14,1 трлн. долл. Итого по американским амбарам и сусекам наскребается 53 трлн. (355% ВВП).

Рассчитаться с такими долгами невозможно даже при китайском темпе роста ВВП. Этот вывод справедлив и для подавляющей части стран-членов Еврозоны и Японии. Но кроме долговых проблем нервничать инвесторов заставляет текущая экономическая статистика: по итогам I квартала 2011 г. годовой прирост американского ВВП составил 1,9%. При этом наблюдается четкая тенденция снижения его темпа: если в IV квартале 2009 г. этот показатель превышал 5%, то за аналогичный период 2010 г. - 3,1%.

Поиск причины астрономического долга в недальновидной политике американского истеблишмента означал бы попытку создания очередного фетиша. Нынешний кризис - в исчерпании самой модели эмиссионного роста, три десятилетия тянувшей мировую экономику за волосы вверх из болота стагфляции. Один из «побочных» результатов эксплуатации данной модели - распухание суммарного объема финансовой системы до 570 трлн. долл., или свыше 900% мирового ВВП.

Первый звонок прозвенел в сентябре 2008 г., но он, как это ни покажется странным, не был услышан. Ни на одном из заседаний антикризисного саммита G20 причины кризиса всерьез и не обсуждались. Все сводилось к согласованию текущих шагов и декларациям о скором окончании кризиса. В качестве комментария процитирую известного российского экономиста Игоря Николаева: «Общая спекулятивная модель экономики после кризиса 2008 г. никак не изменилась. Хотя у некоторых экономистов и появились надежды, что денежная эмиссия может исправить ситуацию. Первая волна кризиса тогда закончилась испугом и уверенностью, что «как-нибудь пронесет». Но, как видно, не проносит».

Политика ничем не ограниченной эмиссии, проводимая ФРС в первую очередь в интересах своих банков-акционеров (ФРС - это система частных банков) постепенно вошла в стадию саморазрушения. Лекарство оказалось опаснее самой болезни. Поэтому на прошедшем в августе заседание Комиссии по открытым рынкам, вопреки ожиданиям отдельных оптимистов, члены правления ФРС не решились приступить к третьей программе количественного смягчения (QE-3), но согласились сохранить нулевую ставку рефинансирования еще «как минимум до середины 2013 г.».

Снижение кредитного рейтинга США многие аналитики сравнивают с банкротством банка Lehman Brothers. Старт дан, и «вторая волна» мирового экономического кризиса не заставит себя долго ждать. Не соглашаясь с такой аналогией, редактор отдела «Деньги и инвестиции» The Wall Street Journal Франческо Геррера выделяет три отличия нынешних событий от кризиса трехлетней давности.

Во-первых, кризис 2008 г. распространялся снизу вверх. Он начался с оптимизма покупателей жилья и распространился на рынки благодаря «мастерам красивой упаковки плохих активов с Уолл-стрит, которым помогли рейтинговые агентства». Нынешние проблемы - результат неспособности правительств навести порядок в собственном доме. Падение доверия к собственным властям со стороны бизнеса привело к сокращению инвестиций в частном секторе.

Во-вторых, в преддверии краха в 2008 г. финансовые компании и домохозяйства наслаждались дешевыми кредитами. Сегодня экономический застой заставляет всех копить деньги и освобождаться от долгов. Итог - падение спроса.

В-третьих, нынешняя напряженность вызвана не дефицитом ликвидности, а ее избытком (в качестве курьеза отметим решение Bank of New York брать комиссию за открытие больших депозитов).

Из перечисленных особенностей нынешнего кризиса следует вывод о бессмысленности новых финансовых интервенций. Проблема - в глобальной потере доверия субъектов рынка друг к другу, а дефицит доверия монетарными методами не восстанавливается.

Между падением и стабилизацией

Какое отношение все изложенное выше имеет к Беларуси? Мы связаны с глобальными мировыми процессами в первую очередь через Россию, а на каждый процент замедления американской экономики, как подсчитали аналитики компании «Ренессанс-Капитал», российская экономика отвечает двумя.

Скандальная потеря буквы «А» сгенерировала парадоксальную ситуацию: началось падение российского фондового рынка и ослабление рубля. За первую половину августа только «Газпром» потерял более 20% своей капитализации. Таким образом, сырьевая сверхдержава в очередной раз продемонстрировала несостоятельность своих претензий на роль «острова стабильности». Участники рынка предпочли переждать растущую неопределенность на финансовом рынке на родине кризиса, что и зафиксировал всплеск спроса на федеральные казначейские облигации.

Отметим, что чистый отток капитала фиксируется в России уже в течение десяти месяцев подряд. В I полугодии 2011 г. он достиг 31,2 млрд. долл., что в 2,7 раза выше по сравнению с тем же показателем прошлого года. И это при средней цене нефти марки «Urals» за 6 месяцев 108,1 долл./баррель!

Сегодня наметилась тенденция если не к падению, то, по крайней мере, к стабилизации цен на нефть. Последствия этого для российского бюджета, а следовательно, и выполнение социальных программ в преддверии президентских выборов очевидны. Ведь по сложившейся традиции в России им предшествует политика «неслыханной щедрости». Очередная избирательная кампания не станет исключением: в федеральном бюджете на 2011 г. расходы утверждены на опасно высоком уровне - 20,7% ВВП (в 2004-2006 гг. - 16% ВВП). «В итоге, - как отмечается в июньском отчете института Гайдара, - существенно возросли риски тяжелых финансовых последствий в случае снижения мировых цен на нефть и другие товары российского сырьевого экспорта при отсутствии весомых финансовых резервов, которые имелись перед началом кризиса 2008 г.».

Но и без «второй волны» кризиса, формирование которой еще под вопросом, экономика России начинает пробуксовывать. Рост ВВП во II квартале, по оценке Росстата, составил 3,4%. Между тем еще в июле многие аналитики уверенно предсказывали, что II и III кварталы дадут экономике рост на 5 и 5,8% соответственно. Потребительский спрос по-прежнему остается фактически единственным двигателем российской экономики. Рост конечного потребления домашних хозяйств в I квартале составил 5,7%, а розничного товарооборота за 6 месяцев - 5,3%. Однако такая потребительская благодать происходит при снижении реальных доходов населения (за первую половину года на 1,4%) и слабом увеличении реальной средней заработной платы (на 2,4%). Иными словами, Россия следует в фарватере западных тенденций, наращивая конечный спрос за счет расширения потребительских кредитов и снижения доли сбережений.

Последняя информация возвращает нас к модели экономического роста. Ныне существующая (эмиссионная) продержалась три десятка лет, породив структурные дисбалансы. Для их преодоления в первую очередь требуется политическая воля, которой противостоят интересы мощных лоббистских кланов. Поясню на примере дисбаланса с перераспределением доходов. В США после Второй мировой войны 20% наиболее состоятельных домохозяйств получали около 42-43% всех доходов, более 20% которых посредством фискальной системы перераспределялись в пользу менее обеспеченных. С 1970-х гг. ситуация начала меняться. В итоге к нынешнему кризису доля доходов 20% наиболее состоятельных домохозяйств достигла 50% всей прибыли. При этом доля самых состоятельных домохозяйств (их 5%) выросла с 21% в 1980 г. до 37,5% в 2007 г.

Чем выше уровень доходов, тем выше норма накоплений. Сбережения вышеупомянутых 5% американских домохозяйств и создают основу той массы «лишних» денег, которая давит на товарные рынки, заставляя цены на сырье «идти на север».

Что в таких условиях остается делать гражданам, чьи доходы оставляют их за пределами 20% наиболее обеспеченных семей? По мнению нобелевского лауреата Майкла Спенса, им надо только «надеяться, что американские и европейские политики проведут налоговые реформы, что оживит спрос и перезапустит инвестиционный рост. Но даже если они отважатся на такие шаги, это займет время».

Юлия АМЕЛЬЧЕНЯ, юрист

Ольга БАКИНОВСКАЯ, юрист

Кампания по добровольно-принудительному приобретению сельскохозяйственных предприятий, прошедшая несколько лет назад, получила судебное продолжение. Покупателей, не выполнивших по каким-либо причинам условия договора, заставляют возвращать некогда приобретенное имущество. Но поскольку многие владельцы успели вложить в «реанимацию» колхозов значительные средства, то возникает вопрос компенсации им этих затрат. Как же получить по нему в суде справедливое решение?

Институт продажи предприятия как имущественного комплекса «включился» в сферу предпринимательской деятельности относительно недавно. Речь идет об особом объекте гражданских прав, который используется для осуществления предпринимательской деятельности, приравнен к недвижимому имуществу и подлежит государственной регистрации. В состав предприятия как имущественного комплекса входят все виды имущества, предназначенного для его деятельности, включая земельные участки, здания, сооружения, оборудование, инвентарь, сырье, продукцию, права требования, долги, а также права на обозначения, индивидуализирующие предприятие, его продукцию, работы и услуги (фирменное наименование, товарные знаки, знаки обслуживания), и другие исключительные права, если иное не предусмотрено законодательством или договором.

Механизм продажи предприятия в свое время был задействован для восстановления платежеспособности убыточных сельскохозяйственных организаций, которые присоединялись, преобразовывались, приобретались субъектами хозяйствования.

При этом в соответствии с Указом Президента Республики Беларусь от 19.03.2004 г. №138 «О некоторых мерах по финансовому оздоровлению сельскохозяйственных организаций и привлечению инвестиций в сельскохозяйственное производство» (в ред. от 18.04.2006 г., далее - Указ №138) юридическим лицам, приобретшим сельскохозяйственные организации, предоставлялся ряд льгот. Они-то и стали причиной значительного числа споров, рассматриваемых сегодня хозяйственными судами. Дело в том, что Министерству сельского хозяйства и продовольствия, областным, районным (городским) исполнительным комитетам, заключившим договоры (согласовавшим проекты договоров) купли-продажи имущественных комплексов, вменено в обязанность предъявлять иски в суды о расторжении таких договоров при несоблюдении сроков оплаты имущественных комплексов, а также иных обязательных условий их продажи. При этом возникают сложные юридические проблемы, касающиеся состава имущества, которое надлежит возвратить продавцу при расторжении договора.

Напомним, что Указ от 14.06.2004 г. № 280 устанавливает обязательные условия продажи имущественного комплекса, к числу которых относится и погашение задолженности убыточной сельскохозяйственной организации. При этом цена продажи имущественного комплекса определяется в размере 20% стоимости ее чистых активов. Если она равна нулю или имеет отрицательную величину, цена продажи составляет одну базовую величину.

Таким образом, с покупателем, надлежащим образом погасившим задолженность, но не оплатившим стоимость предприятия как имущественного комплекса, договор купли-продажи может быть расторгнут по иску уполномоченного государственного органа. Формально в такой ситуации предмет договора, т.е. убыточную сельскохозяйственную организацию надлежит вернуть продавцу. Однако возвращает покупатель предприятие с погашенным долгом и, как правило, с увеличенным составом активов (имущества), для чего затрачены средства покупателя, а увеличение активов - это результат деятельности, которую «осуществляла» убыточная сельскохозяйственная организация в составе имущества покупателя. Как в этой ситуации возвратить имущество в натуре?

Законодатель ограничился лишь указанием в ст. 537 ГК на то, что правила ГК и иных актов законодательства о последствиях недействительности сделок и об изменении или о расторжении договора купли-продажи, предусматривающие возврат или взыскание в натуре имущества, полученного по договору, применяются к договору продажи предприятия, если такие последствия существенно не нарушают права и охраняемые законодательством интересы кредиторов продавца и покупателя, других лиц и не противоречат государственным и общественным интересам. Однако критериев такого нарушения нормативно не установлено, иными словами, решение данного вопроса будет зависеть от усмотрения суда. Значительные отличия имеет и практика определения стоимости подлежащего возврату имущества,

Для наглядности рассмотрим пример из судебной практики хозяйственного суда Минской области (дело №178-6/09). В июле 2004 г. районный исполнительный комитет принял решение о продаже РСУП «Л» ООО «К» (покупатель). Цена продажи предприятия была определена в сумме 177 млн. руб., что соответствует 20% стоимости чистых активов РСУП «Л». При этом покупатель обязался погасить кредиторскую задолженность РСУП «Л» в размере 904,5 млн. руб. Покупатель сделал это, а также, хотя и с просрочкой, оплатил частично цену предприятия как имущественного комплекса в размере 50 млн. руб.

Райисполком предъявил иск о расторжении договора купли-продажи, который при рассмотрении спора был удовлетворен судом, а на ООО «К» возложена обязанность возвратить имущественный комплекс в собственность райисполкома. Позицию хозяйственного суда первой инстанции поддержала апелляционная инстанция.

В результате возникла следующая проблема. С момента заключения договора продажи предприятия (в 2004 г.) до момента его расторжения (2009 г.) произошли существенные изменения имущества, которые могли оцениваться в несколько миллиардов рублей, что исключает теоретическую и практическую возможность возврата предприятия по заявленной истцом общей стоимости.

Полагаем, в данном случае решение проблемы могло состоять в неприменении ст. 537 ГК с последующим взысканием с покупателя убытков в размере общей стоимости предприятия как имущественного комплекса на дату заключения договора продажи предприятия. Как вариант разрешения можно предположить также возврат предприятия как имущественного комплекса в натуре исходя из стоимости чистых активов, т.е. предприятие подлежит возврату продавцу, покупателю возмещаются суммы частичной оплаты и погашенной кредиторской задолженности как исполненной им в качестве третьего лица (ст. 294 ГК). В последнем случае необходимо ставить вопрос о произведенных с 2004 по 2009 г. «улучшениях» предприятия как имущественного комплекса. Как видится, он также должен быть решен в пользу покупателя. К слову, в данной ситуации, полагаем, следует учесть и то обстоятельство, что продавец привел сельскохозяйственную организацию в состояние убыточности, что впоследствии было «исправлено» покупателем.

Во избежание подобной ситуаций рекомендуем своевременно исполнять обязательства по приобретению убыточных сельскохозяйственных организаций, а в случае просрочки оплаты принимать меры для продления срока. Если все же уполномоченные государственные органы обратились в суд с требованием о расторжении договора купли-продажи предприятия как имущественного комплекса, свои интересы можно защитить, потребовав ту сумму, которая была вложена в убыточную сельскохозяйственную организацию.

 


Алесь СЕРЖАНОВИЧ

Первое первичное публичное размещение акций (IPO) ОАО «Борисовский завод медицинских препаратов» на Белорусской валютно-фондовой бирже эксперты оценивают как не очень успешное. Впрочем, представители самого предприятия говорят о важности приобретенного опыта. И этот плюс отодвигает на задний план финансовый результат.

Главный результат - опыт

С 29 июня по 12 июля на продажу было выставлено 125,5 тыс. акций дополнительной эмиссии на сумму 59,7 млрд. руб., или 15% уставного фонда предприятия. Однако инвесторы купили только 223 акции на сумму всего 105 млн. руб., что составляет лишь 0,18% выставленного пакета. Например, на Московской межбанковской валютной бирже (ММВБ) если предприятие в результате IPO продает менее 30% выставленного пакета акций, процедура считается провальной.

Как отметила заместитель директора по экономике завода Лариса САЦУК, финансовая сторона размещения действительно не очень порадовала предприятие. Однако даже полученные средства окупили затраты завода на подготовку к процедуре.

Кроме финансовых целей размещения, которые предприятие все же не смогло достичь, проводя IPO, оно ставило также другие задачи, и успешно их выполнило. В частности, подчеркнула Лариса Сацук, с июля 2011 г. «Боримед» стал полноценным открытым акционерным обществом, которое кроме доли государства включает также и долю миноритарных акционеров.

Предприятие также приобрело незаменимый опыт работы на фондовых площадках, которого в Беларуси еще не было. Он оказался ценным и для Белорусской валютно-фондовой биржи, где проходило размещение акций.

- Мы еще в мае говорили, что 10 дней, в течение которых торговались акции предприятия, недостаточно. Будем надеяться, что в ближайшее время сроки размещения увеличат, и это повысит шансы других компаний более успешно провести размещение акций, - сказала Л. Сацук.

Предприятие нацелено на организацию вторичного публичного размещения акций (SPO) на бирже. Стадия подготовки уже началась и в качестве площадок для проведения этой процедуры рассматриваются также зарубежные биржи. Сейчас завод ожидает разрешения на проведение данной процедуры от Государственного комитета по имуществу.

Впрочем, борисовский завод не ограничивает поиск инвесторов выходом на публичные финансовые рынки. Предприятие заинтересовано и в привлечении стратегического инвестора, который кроме финансовых ресурсов принесет на завод и новые технологии.

- Перед нами стоит задача превратить предприятие в самый современный завод, работающий по стандартам GMP. А публичное размещение либо привлечение стратегического инвестора - лишь один из путей решения этой задачи, говорит Л. Сацук.

Уроки первого размещения

У финансовой неудачи борисовского предприятия много причин. но главное заключается в том, что государственные ОАО в своем нынешнем виде не способны эффективно выходить на рынок недолговых публичных заимствований. Квалифицированные менеджеры, высокие стандарты корпоративного управления, юридическая отработка IPO, предоставление информации в соответствии с международными стандартами, разогрев информационного поля перед размещением - вот что хотят видеть инвесторы от компании, которая выходит на публичный рынок.

А вот Борисовский завод подготовке к IPO уделил явно мало внимания. Обычно на подогрев рынка тратится до 10% стоимости выставляемого предприятием пакета акций. В случае пионерского белорусского размещения предприятие провело лишь одну пресс-конференцию, посвященную предстоящему событию. Для большинства же представителей инвестиционного сообщества, в первую очередь зарубежных, это мероприятие осталась незамеченным. А если факт и просочился в среду иностранцев, имеющих желание вложить свои деньги в привлекательные проекты, то их дальнейшие усилия получить более подробную информацию, кто, где, с кем и как проводит IPO, были обречены на провал. Ведь сопроводительные документы IPO «Боримеда» были подготовлены только в русскоязычном варианте.

Не вполне понятен и выбор в качестве площадки проведения IPO Белорусской валютно-фондовой биржи. Еще недавно, в 2009 г., когда кризис подкосил мировые биржи, руководство Беларуси заявляло, что поскольку фондовый рынок в стране не развит, кризис ей не страшен. А спустя два года, в разгар уже локального экономического кризиса, государство вдруг решилось провести непростую процедуру привлечения инвестиций на этом самом «мертвом» фондовом рынке. Может, нужно было бы сначала меха починить, а потом лить в них вино?

Мнение эксперта: ошибки не закрывают перспектив

Оценку прошедшему IPO дал генеральный директор ООО «Скайинвест секьюритиес» Андрей ГУСЕВ.

- Андрей Александрович, как бы вы охарактеризовали подготовку ОАО «Боримед» к IPO?

- Как достаточно серьезную. Реализованы все ключевые этапы: юридическая часть, информационная. Соблюдены требования по раскрытию информации. Однако не был учтен фактор спроса, например, традиционно низкая летняя деловая активность. Не проработаны инструменты продвижения акций внешним инвесторам при очевидном понимании того факта, что инвестиционный рынок РБ достаточно узкий. Я имею в виду отсутствие рекламы, раскрытия отчетности по МСФО, перевода эмиссионных документов на иностранный язык, проведение road show (серия встреч с потенциальными инвесторами и аналитиками).

- Насколько удачно, по вашему мнению, выбрана площадка для размещения?

- На этот вопрос сложно ответить, не зная всего вектора целей, который преследовали собственники, регулирующие органы и организаторы размещения. Возможно, при имеющихся ресурсах это был единственно возможный вариант. Однако если ставить цель привлечь капитал, то, конечно, лучше было выбрать ИРК ММВБ[1] - это специальная площадка для компаний инновационных развивающихся и малой капитализации. К тому же специальные фонды могли бы компенсировать часть расходов на организацию размещения.

- Что требовалось для этого сделать?

- Подготовить отчетность по МСФО, разработать и реализовать юридическую схему эмиссии и соответственно схеме выбрать организатора размещения - это может быть листинговый агент, брокер или депозитарий. Конкретные шаги по эмиссии будут зависеть от выбранной схемы.

- Какие советы можно дать белорусским компаниям, которые собираются провести IPO?

- Во-первых, необходимо провести консультацию с опытными организаторами размещения, что поможет выбрать оптимальный путь. Если это частная компания, то ей лучше создать холдинговую иностранную компанию-эмитента. Такой вариант позволит получить быстрый доступ к зарубежным рынкам акционерного капитала. Если государственная, то лучше ориентироваться на размещение депозитарных расписок.

Во-вторых, нужно подготовить, провести аудит и опубликовать отчетность по международным стандартам как минимум за 3 года, а в идеале - за весь период интенсивного роста компании. Если она работала «закрыто», то чтобы подготовить себя к рынку капитала, придется потратить определенное время.

В-третьих, акционеры должны заставить менеджмент соблюдать кодекс корпоративного управления, свойственный публичным компаниям. Это дает гарантию портфельным инвесторам, что их интересы и права на равный доступ к информации будут соблюдены.

Думаю также, что белорусским компаниям сегодня выгоднее выбирать зарубежных организаторов размещения. Это позволит получить доступ к более широкому кругу инвесторов, и, что еще более важно, - к хорошей практике проведения IPO.



[1] ИРК - сектор Московской межбанковской валютной биржи, в который включаются эмитенты с капитализацией не менее 100 млн. и не более 5 млрд. росс.руб., причем существенная часть выручки эмитентов должна формироваться за счет осуществления хозяйственной деятельности в отраслях, связанных с применением инновационных и высоких технологий.