Юрий СМИРНОВ

Если встает вопрос о перемещении предприятий, особенно хронически убыточных, да к тому же экологически небезопасных, из центра города в промышленную зону, то ответ на него кажется очевидным. Не проблема также найти инвестора, готового на месте обветшавших заводских корпусов возвести гипермаркет, гостиницу или офисный центр. Вот только судьба самого предприятия при такой раскладке часто оказывается незавидной: его ждет либо ликвидация, либо продолжительный кризис. История РУП «Гомельский завод измерительных приборов» может стать примером разумного компромисса, когда удалось согласовать интересы города и трудового коллектива. Правда, его условием стали выход предприятия на положительную рентабельность, разработка экспортоориентированной программы устойчивого развития и существенное снижение техногенного воздействия на окружающую среду. О дальнейшей судьбе предприятия размышляет генеральный директор завода Владимир ШИПЕНОК.

- Владимир Дмитриевич, казалось бы, такая наукоемкая продукция, как ваша, должна находить своего потребителя во всех странах СНГ и приносить хорошую прибыль. В чем тогда причина многолетнего кризиса, в котором оказался завод?
- Тогда мы с вами должны вести речь о слабых сторонах и преимуществах двух моделей экономического развития: белоруской и российской. На заводе я работаю более 30 лет, все трансформационные процессы проходили у меня на глазах. После развала СССР большинство предприятий и научных центров, занимавшихся тематикой аналитических приборов для физико-химического анализа жидких сред, закрылось. Конкретно у нашего завода возникли две проблемы. Первая - обновление модельного ряда, поскольку профильных НИИ Беларусь не имела. Создав собственное техническое бюро, мы эту задачу решили. Совершенствование моделей приборов шло в первую очередь за счет применения современных микропроцессоров.
Вторая, главная - проблема была связана как раз с различиями путей реформирования экономик России и Беларуси. Ведь что произошло в середине 90-х гг. в нашем секторе промышленности у соседей? Наиболее активные работники закрывшихся НИИ и заводов создали свои фирмы, которые занялись той же тематикой. И пусть их продукция уступает гомельской по качеству, однако стоит заметно дешевле, поскольку собирают приборы буквально несколько человек и на минимальных площадях.
- То есть в России появились современные рыночные структуры, конкуренцию с которыми Гомельский ЗИП проигрывает. Но почему заводу тоже не провести реструктуризацию, освободившись от лишнего штата и площадей?
- Если бы перед нами стояла единственная задача реструктуризации и сокращения издержек, мы бы решили ее в течение года. Но я ведь не зря сказал об отличиях белорусской и российской экономических моделей. Да, в некоторые периоды завод работал с убытками, персонал получал сравнительно невысокую зарплату. Это наши минусы. Теперь давайте посмотрим на плюсы. Несмотря на экономические трудности, у нас шел нормальный производственный процесс. Нам удалось сохранить стабильно высокий уровень технологий, а следовательно, и качества продукции. Достаточно сказать, что немецкая фирма Dekra ежегодно проводит на предприятии аудит системы менеджмента качества ИСО 9000 и неизменно дает положительные заключения. У нас не было массовых увольнений, костяк коллектива остался стабильным. Все это позволило удержать важнейшие сегменты как внутреннего, так и внешних рынков. Конкуренты потеснили нас в секторе лабораторного оборудования, но по промышленным приборам мы укрепили свои позиции. Маленькие фирмы могут осуществлять только отверточную сборку, но они не в состоянии самостоятельно выпускать сложные комплектующие изделия, а также приборы, к которым предъявляются повышенные требования по вибро-, термо-, удароустойчивости и другим параметрам. Сохранили мы и чрезвычайно важное для нас направление по выпуску электродов, в том числе измерительных и комбинированных ph-электродов, ионоселективных, редоксметрических и электродов сравнения.
Нет сомнения, что в случае реструктуризации, рассчитанной на быстрое достижение максимальной экономической эффективности, большинство сложных технологий оказалось бы утраченными, и предприятиям республики пришлось бы закупать аналитическую технику за валюту. Поэтому, я убежден, наша стратегия постепенного реформирования была правильной.
В прошлом году созрели условия для решения наших экономических проблем. При участии Министерства промышленности была подготовлена программа экономического оздоровления завода, в соответствии с которой мы продали один из корпусов, готовятся к реализации другие объекты, отказались от выпуска нерентабельной продукции. Высвобожденный станочный парк, а это в основном станки со стопроцентной амортизацией, пошел в металлолом, средства от продажи которого пополнили наш бюджет.
Не скрою, ситуацию подогрели планы по выносу завода за пределы города, в промышленную зону. Однако в случае их реализации только новая сертификация приборной продукции заняла бы несколько лет, а без аккредитованных лабораторий мы не смогли бы возобновить производственный цикл и удержаться на рынке. При поддержке первого вице-премьера В.И.Семашко, посетившего предприятие, было найдено компромиссное решение. Переезд отменили, мы же взяли обязательство убрать экологически вредные производства, в частности, гальванику, отказаться от выпуска низкорентабельной продукции, обеспечить устойчиво прибыльную работу.
В настоящее время первый этап программы модернизации завершается. Производительность труда с начала года выросла более чем на 50%, в том числе в апреле этот показатель превысил 70% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Получено более 400 млн. руб. чистой прибыли, заработная плата в январе-апреле выросла по сравнению с аналогичным периодом прошлого года более чем на 60%, в том числе в апреле - на 80%. Как видите, если сохранилось эффективное производство, то его рыночную оптимизацию можно провести в течение нескольких месяцев.
- Согласитесь, завод улучшил свою экономику за счет факторов, так сказать, разового действия. А какие резервы помогут вам развиваться в будущем?
- Конъюнктура рынка такова, что за счет продажи профильной продукции мы сегодня можем обеспечить уровень рентабельности в пределах 5-7%. Поэтому мы освоили выпуск изделия с высокой добавленной стоимостью - кнопки для управления кабинами лифтов. Казалось бы, ничего сложного в ней нет, но на самом деле для ее производства нам пришлось разработать и изготовить 5 пресс-форм, 12 штампов и около 40 приспособлений. Как видите, нас опять выручила сохраненная производственная база.
Есть у нас и амбициозные планы по наращиванию экспорта. Качество гомельских стеклянных электродов запаянной конструкции практически такое же, как у лучших мировых аналогов. Между тем в производстве наше изделие почти втрое дешевле. Маркетинговые исследования рынка ЕС показали, что есть возможность продавать на нем электроды, причем по цене, составляющей как минимум 50% мировой. Имеются и предварительные договоренности о продаже кнопок российским лифтостроительным заводам.
Что касается нашего основного направления - приборной техники, то его серьезное развитие возможно только в контексте сотрудничества с российскими приборостроительными заводами. Первым шагом должна стать производственная кооперация. Мы сможем заметно сократить издержки, если локализуем выпуск некоторых узлов и деталей на каком-то одном предприятии. В 2011 г. РУП «Гомельский завод измерительных приборов» должен стать акционерным обществом. В дальнейшем не исключаем вариант создания белорусско-российского СП. Но для этого и на нашем предприятии, и в целом в экономике страны должны созреть соответствующие условия.


РУП «Гомельский завод измерительных приборов»
246001, г. Гомель, ул. Интернациональная, 49
Тел.: (375 232) 74-64-11
Тел./факс: (375 232) 74-47-03
e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
www.zipgomel.com