№4 (142) - Апрель 2011

 
Тема номера:

      ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ЭКОНОМИКИ
 
  •     Выигрывает тот, кто к вопросу решения природоохранных задач подходит комплексно.
  •     Разработанные белорусскими учеными технологии позволяют производить чистую продукцию на загрязненных радионуклидами сельскохозяйственных землях.
  •     Вынесли ли мы урок из Чернобыльской катастрофы?
  •     По прогнозам экспертов, в ближайшие 5 лет в развитие возобновляемых источников энергии в мире будет инвестировано более 1 трлн. долл.
  •     Как составить план маркетинговых мероприятий?
  •    Интервью с известным латвийским имидж-дизайнером, аналитиком моды и руководителем Bogomolov'Image School Константином Богомоловым.
  •     История космонавтики знает много имен наших земляков. 

Наша цель - стать ведущей национальной бизнес-школой,

имеющей международное признание


Совместить несовместимое - академические знания с практическими навыками ведения бизнеса, передовые западные теории с особенностями белорусской экономической модели - удается преподавателям Института бизнеса и менеджмента технологий БГУ, старейшей бизнес-школы Беларуси. В этом году институт отмечает свой пятнадцатый день рождения, и все эти годы наш собеседник, профессор Владимир АПАНАСОВИЧ остается его бессменным руководителем.


- Владимир Владимирович, давайте представим, что наше интервью читает директор предприятия, который как раз решает классический вопрос, куда пойти учиться. Выбор у топ-менеджера, как вы понимаете, большой…
- И я знаю, какой у топ-менеджера в этой ситуации главный критерий выбора: он будет искать практикоориентированный курс. Мы видим, что слушатели буквально на каждом занятии ставят конкретные проблемы, те, которые им надо решать на своем предприятии. Интересно, что в роли экспертов выступают не только преподаватели, но и однокурсники. Как показывают экспертные оценки, около 40% знаний слушатели получают друг от друга. Кроме того, мы применили у себя лучшие принципы разработки учебных планов известных западных бизнес-школ, их накопительную систему оценки и технологии обучения. Поэтому тот директор, который нацелен на получение пользы от учебы не завтра, а с первого же дня и хочет иметь образование европейского уровня, придет к нам.

- При столь высоко поднятой планке качества обучения в институте должны работать преподаватели экстра-класса. Это в основном белорусские специалисты или ставка делается на приглашение гуру бизнеса из-за рубежа?
- Когда институт был только создан, у нас работали преимущественно преподаватели из США. Одновременно в рамках белорусско-американской программы сотрудничества наши преподаватели проходили зарубежные стажировки. Сегодня основные курсы ведут отечественные специалисты. Кроме того, действует партнерская программа с Рижской школой бизнеса. Приглашая зарубежных мастеров, как правило, выбираем среди них тех, кто имеет свой бизнес и является преподавателем-практиком. В арсенале наших методов - совместное чтение лекций с зарубежными преподавателями, совместные тренинги, стажировки за рубежом.

Как раз в методах работы с преподавательским составом мы видим свое основное преимущество перед другими белорусскими бизнес-школами. По сути их основная функция сводится к администрированию - приглашению преподавателей, в том числе наших, на конкретную программу. У нас же есть постоянный костяк преподавателей, поэтому в институте ведется активная методическая работа, учебный процесс постоянно совершенствуется. Фактически на базе ИБМТ БГУ создается наша белорусская школа преподавания управленческих дисциплин с акцентом на практическое применение полученных знаний.

- Не могу не затронуть проблему, актуальную для всех отечественных бизнес-школ. С одной стороны, в них преподается классическая экономическая теория западного образца, с другой - белорусская экономическая модель строится на несколько иных принципах. Как в процессе преподавания удается соединить теорию и практику?
- Лучшие отечественные компании - как частные, так и государственные - всегда ориентируются на рыночные принципы. Их руководители накопили огромный опыт применения инструментария современного менеджмента в условиях, когда государство выступает самым сильным и активным игроком на экономическом поле. На основе этого опыта и строится процесс преподавания. Ведь правила ведения бизнеса имеют универсальный характер, и в Беларуси могут применяться так же успешно, как и в других странах.

Сложности возникают в другом: в выборе предприятий, которые бы приняли наших студентов или слушателей на стажировку. Решить проблему помогла совместная белорусско-германская программа подготовки управленческих кадров, благодаря которой мы получили возможность направлять своих слушателей на месячные стажировки в лучшие немецкие компании.

- Проходят переподготовку и повышают квалификацию у вас в основном те менеджеры, которые связаны с частным бизнесом?
- Пока - да. Но в ближайшей перспективе, думаю, директора и топ-менеджеры госпредприятий станут такими же активными участниками наших программах, как и их коллеги из частных компаний. Время советских управленческих технологий ушло безвозвратно, учиться новому стилю менеджмента придется всем без исключения.

- До сих пор мы вели речь о МВА и других программах постдипломного образования. Насколько широко используются новейшие технологии обучения в работе со вчерашними абитуриентами?
- Основным принципом советской высшей школы - получение знаний по специальности - можно воспитать хороших инженеров, экономистов, технологов, но не лидеров бизнеса. Вчерашний выпускник школы, ставший нашим студентом, в первую очередь должен осознать свое место в этом мире и выстроить программу своего личностного развития. Следующая цель - освоение технологии принятия решений, причем не только по специальности, но и в обычных жизненных ситуациях. Мы считаем также важным научить студента самостоятельно учиться, получать знания. В этом же ряду я бы упомянул умение взаимодействовать в коллективе, в команде, без чего невозможны успешная карьера и развитие управленческих компетенций. Освоение своей профессии как бы замыкает эту иерархическую структуру учебного процесса.

Пока мы удовлетворены эффективностью нашей системы образования. На сегодня она обеспечивает самый высокий в БГУ уровень успеваемости студентов - по последним данным, на уровне 92%. Не имеют выпускники ИБМТ и проблем с трудоустройством. Для полноты статистической картины добавлю, что около 40% обучающихся - дети предпринимателей и высших менеджеров, а около 30% новых слушателей приходят по рекомендациям выпускников института.

- Владимир Владимирович, что вы можете рассказать о перспективных проектах.
- Говоря о перспективах, я бы выделил международный проект создания первой в Беларуси англоязычной магистерской программы МВА как уникальной отечественной платформы по подготовке профессиональных руководителей, способных принимать эффективные решения в условиях конкуренции и глобальных рыночных отношений. Выйти на международную аккредитацию программы МВА и получить международный сертификат качества наших образовательных услуг - самая, пожалуй, амбициозная цель Института. Когда мы говорим, что качество образования ИБМТ БГУ уже сегодня соответствует европейскому, то здесь нет никаких преувеличений, наши выпускники доказывают верность этого утверждения своей повседневной деятельностью. Но хочется иметь и документ, формальное подтверждение обоснованности наших заявлений. Очень надеюсь, что в течение двух лет мы всю необходимую работу проведем и станем обладателями европейского сертификата качества в области подготовки специалистов менеджмента.

 

220030, г. Минск, ул. Октябрьская, 4
Тел.: +375 17 2104106
Моб.тел.: +375 29 1114106
e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 {jcomments on}


Как теорию подкрепить практикой?

Юрий МОСКВИЧЕВ


Знаток международного менеджмента Питер ДРУКЕР утверждает, что «знания устаревают каждые десять минут». Это актуально и для строительной отрасли, где, как отмечает начальник отдела кадров Министерства архитектуры и строительства Людмила ТИЩЕНКО,  «техника и технологии обновляются очень быстро, поэтому переподготовка кадров - одна из важнейших задач наших организаций».

В структуре Министерства действует несколько специализированных учебных заведений. Старейший и самый крупный из них - Государственный учебный центр «Монтажники и строители». Ежегодно здесь проходит переподготовку и повышение квалификации по 50 курсам более 6 тыс. человек.

О возможностях учебного заведения по просьбе редакции рассказал директор Владимир ГОЛИКОВ.
- Владимир Алексеевич, многие предприятия не хотят отправлять своих работников на курсы переподготовки или повышения квалификации, поскольку считают, что там им все равно не дадут ни современных знаний, ни навыков работы с новейшей техникой. Какими возможностями располагает ваш центр?
- Обратите внимание, в названии учебного центра присутствует слово «монтажник». Можно сказать, что эта специальность всегда была нашим фирменным направлением. И не случайно. Из всех белорусских учебных центров только у нас есть полигон для обучения рабочих этой специальности в условиях, максимально приближенных к реальным, в том числе и на высоте.

Или возьмем такую массовую специальность как сварщик. В прошлом году мы закупили сварочные аппараты инверторного типа. Уверен, что многие компании пока только мечтают о такой технике. Нам же она дает возможность не только обучать людей самым современным технологиям, но и проводить (совместно с Центральной строительной лабораторией УП «Трест Белпромналадка») аттестацию сварщиков, что актуально для многих предприятий.

Еще одна весьма востребованная специальность - водитель погрузчика. Для подготовки и этой категории работников приобрели современную машину.

Конечно, постоянно закупать новейшие образцы техники для формирования профессиональных навыков по нескольким десяткам специальностей нереально. Решаем проблему с помощью компьютерных тренажеров, интенсивных методов обучения. Сейчас заканчиваем оборудование второго компьютерного класса, так что слушатели имеют возможность виртуально овладеть всеми необходимыми для их работы операциями.

Что касается общей оценки качества наших услуг, то приведу только один пример. У центра сложились прекрасные партнерские отношения с несколькими десятками компаний, в числе которых ОАО «Амкодор», «Промтехмонтаж», «Центроэнерогомонтаж», ПРУП «Минский электротехнический завод им. В.И. Козлова», «Белорусское управление механизации», трест №15 «ОАО Спецстрой». Группы работников этих и других предприятий обучаются у нас ежемесячно, и такое сотрудничество продолжается уже многие годы.

- Как быстро коллективу центра удается реагировать на изменения конъюнктуры рынка труда?
- Мы стремимся оперативно удовлетворять спрос на переподготовку работников новых специальностей. Например, обучаем промышленному альпинизму и уже  располагаем уникальным полигоном для проведения практических занятий с такими специалистами. Для качественного обучения этой профессии разработана учебная программа, учитывающая высокие требования по безопасности выполнения высотных работ, создано и постоянно совершенствуется учебно-методическое обеспечение, подобран соответствующий нормативным требованиям преподавательский состав.

В то же время маркетинговые исследования показали, что есть немалый спрос на приобретение второй профессии. Но если работник в дополнение к имеющимся навыкам хочет обучиться даже такой традиционной специальности как каменщик, то в Минске ему это сделать практически негде: строительные колледжи приглашают к себе только молодежь. В текущем году эту нишу профессионального образования занял наш центр.

- Понятно, что качественное обучение не может быть дешевым. Но и высокую цену за переподготовку персонала многие предприятия в нынешних экономических условиях платить не готовы. Как удается найти компромисс между ценой и качеством услуг?
- На рынке образовательных услуг сегодня наблюдается серьезная конкуренция, она никому не дает возможности играть на повышение цены. Мы за собственную рентабельность боремся такими методами как расширение спектра услуг, повышение их качества.

Об использовании современной техники, компьютерных тренажеров я уже упоминал. Сейчас хотелось бы обратить внимание еще на одну сторону нашей деятельности. На многих предприятиях для работников созданы очень хорошие условия труда, соответственно и мы не можем предложить условия хуже тех, к которым люди уже привыкли. Поэтому для сварочных мастерских мы не только закупаем современные аппараты, но и параллельно меняем здесь вентиляционное оборудование. А наши учебные помещения по комфорту не уступают современным офисам.

Если заказчик хочет провести обучение большой группы работников, то, ему, конечно же, удобнее это сделать на базе предприятия, особенно если оно расположено не в Минске. Чтобы обучение в таких случаях было полноценным, наши преподаватели заранее знакомятся с «площадкой», где им предстоит работать, продумывают план занятий, учитывающий особенности технологического процесса предприятия. В распоряжении каждого преподавателя имеются также ноутбук с полным набором необходимых программ и мультимедийный центр.

Хочу отметить, что при поиске компромисса между качеством и стоимостью услуги приоритет всегда отдается качеству. Цены же мы удерживаем на уровне среднерыночных.
 
Необходимая для отрасли миссия
 
Наши учебные центры выполняют исключительно важную миссию, обеспечивая подготовку, переподготовку, повышение квалификации, а в некоторых случаях и аттестацию представителей всех рабочих специальностей, занятых в отрасли. Формат работы центров, как самостоятельных хозрасчетных подразделений, полностью соответствует требованиям сегодняшнего дня.
В частности, старейший в отрасли Государственный учебный центр «Монтажники и строители» аттестован на сертификат соответствия СТБ ISO 9001-2009, он стал победителем профессионального конкурса «За достижения в строительной отрасли Республики Беларусь в 2010 г.» Министерства архитектуры и строительства. В настоящее время учреждение готовит необходимую документацию, а также проводит другие мероприятия для выполнения требований Кодекса Республики Беларусь об образовании. Нет сомнения, что данная работа будет содействовать повышению качества оказываемых Центром образовательных услуг.
 

Людмила ТИЩЕНКО, начальник отдела кадров Министерства архитектуры и строительства
 
 
Мы ценим таких партнеров

Все шесть лет моей работы в качестве главного инженера компании «Алютекс «Воротные системы» мы тесно и успешно сотрудничаем с учебным центром «Монтажники и строители». По направлениям наших предприятий здесь ежемесячно обучаются 20-25 работников. Почему мы сотрудничаем именно с этим центром? Дело в том, что здесь хорошо преподают теорию, однако очень сильна и практическая подготовка. Пройдя обучение, рабочий не просто знакомится с новой техникой и технологиями, он умеет их применять, работать с ними. Мы видим, что средства, вложенные в обучение, дают очень хорошую отдачу. Это эффективные и необходимые затраты.


Сергей ШУЛЯК, ведущий инженер ООО «Алютекс «Воротные системы»

УO «Государственный учебный центр подготовки,
переподготовки и повышения квалификации кадров
«Монтажники и строители»

220014, г. Минск, пер. С.Ковалевской, 63
Приемная: (8017)226-26-69
Учебная часть: (8017)222-97-26
E.mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
www.mist.by
{jcomments on}
Ваше плодородие, госпожа землица!

Владимир НАДЕЖДИН

Земля - живой организм, и если переусердствовать, стараясь получить от нее больше, чем она способна дать, можно остаться без «кормилицы». Из-за такой жадности человечество уже потеряло две трети пригодных для ведения сельского хозяйства угодий.

Этот факт привел доктор сельскохозяйственных наук, академик НАН Беларуси Иосиф БОГДЕВИЧ. Более четверти века он возглавлял академический Институт почвоведения и агрохимии, где и сейчас продолжает вести исследования. По просьбе редакции он рассказал о здоровье матушки-землицы, уделив внимание и той «ядерной болезни», которая постигла ее после катастрофы на Чернобыльской АЭС.
 

- Иосиф Михайлович, как вы оцениваете качество наших почв с точки зрения плодородия?
- У нас не самые богатые земли. В этом смысле России, где на огромных территориях лежит чернозем, повезло гораздо больше. Если взять урожайность, то у восточных соседей две трети ее формируется за счет того, что создано природой. У нас же, наоборот, только треть того, что дает земля, обеспечивается естественными условиями, а остальное - плоды труда людей. Поэтому наше плодородие не такое устойчивое по сравнению с черноземными землями. Там можно десять лет не вносить удобрения, и только тогда почувствуешь истощение. У нас стоит пренебречь этим в течение всего 2-3 лет, и потери урожая будут значительные, не менее трети.

- Это касается всей республики? Или земли в разных регионах все же различаются?
- Основная задача нашего института - как раз изучение особенностей почв и разработка мер, направленных на их защиту от разрушений и загрязнений, а также выработка рекомендаций по эффективному использованию удобрений. Все это, в конечном счете, и помогает повышать урожайность. Обследование почв проводится раз в 20 лет, и сейчас мы готовимся к проведению четвертой оценки их плодородия. Должен заметить, что в республике очень большая пестрота: насчитывается свыше 200 почвенных разновидностей. Скажем, в Минской и Могилевской областях сосредоточены лучшие земли, в основе которых лежат лессовидные легкие суглинки. Но таких почв в республике только около10%. Немного уступают земли в Гродненской области - преобладают супесчаные с «подстилкой» из суглинков. Очень уязвима северная часть Беларуси, отличающаяся волнистым рельефом, из-за чего происходит смыв верхнего плодородного слоя. В Полесье осушены большие территории, нет кустов и деревьев, гуляет ветер, поэтому происходит ветровая эрозия.
Проводя предыдущую оценку почв, мы, по сути, дошли до каждого поля, дав ему полную характеристику с кадастровой ценой. Теперь предстоит изучить, как отразились меры, предпринимаемые для повышения плодородия, на «здоровье» земли. Кроме того, на каждом участке раз в четыре года проводится агрохимическое обследование, при котором изучается верхний слой почвы. Отбираются пробы для изучения того, как меняются кислотность, содержание фосфора, калия, кальция, магния и микроэлементов, а также органического вещества. Как в больницах берут анализы крови, так и мы определяем количественный состав элементов питания и делаем вывод о здоровье почв.

- Но это же колоссальная работа! Сколько же у вас должно быть сотрудников, чтобы держать в поле зрения все поля?
- В штате института - 140 работников, из них исследованиями занимается 80 человек. Но анализ почв мы ведем не в одиночку. Так, масштабной оценкой вместе с нашим институтом и под его методическим руководством занимаются РУП «Проектный институт Белгипрозем» и БелНИЦ «Экология». Кроме того, обследование почв ведут 6 областных проектно-изыскательских станций по химизации сельского хозяйства, находящихся в ведении Министерства сельского хозяйства и продовольствия, так что сегодня мы располагаем силами примерно в 600 человек, причем у института есть не только «мозги», но и «руки», что очень важно для внедрения разработок.

- Судя по всему, в науке, которой вы занимаетесь, нет места абстракциям. Ведь в конечном итоге рекомендации необходимо разрабатывать для каждого типа почвы и каждой культуры.
- В институте ведутся исследования общего характера, но они в дальнейшем конкретизируются исходя из реальных условий самых различных участков на территории республики. По пути такой детализации идет весь мир. Сегодня цена минеральных удобрений растет в 2-3 раза быстрее, чем сельскохозяйственных продуктов. Поэтому все стремятся к сокращению затрат. А это возможно, когда наука учитывает все особенности изучаемого объекта. Хочу отметить, что если раньше было 3-4 вида удобрений, то теперь их около сотни - для каждой культуры и разновидности почвы по степени плодородия. Формулы большинства из них разработаны на уровне изобретений нашим институтом либо с его участием.

- Есть ли проблемы с освоением новинок?
- Если разработка достойная, то производственники заинтересованы в ней. У нас никогда не было трудностей во взаимоотношениях с ведущими предприятиями республики, выпускающими минеральные удобрения. Кроме того, мы работаем на заказ Минсельхозпрода, и в первую очередь стараемся обеспечить удобрениями аграриев нашей страны, хотя знаю немало примеров, когда изделия, выпущенные по «рецептам» института, на «ура» шли на экспорт.
Сейчас ОАО «Гомельский химический завод» выпускает целую серию предназначенных для различных культур комбинированных азотно-фосфорно-калийных удобрений, в состав которых включены микроэлементы - марганец, цинк, медь. В ОАО «Беларуськалий» также развивается производство сложных смешанных удобрений, планируется выпускать и комплексные туки.

- Вы работаете только по государственным программам?
- Мы участвуем в них на конкурсной основе: проекты, предложенные институтом, наряду с другими проходят экспертизу Госкомитета по науке и технологиям. Эта работа обеспечивает примерно половину наших доходов. Вторую зарабатываем, заключая договоры с хозяйствами и промышленными предприятиями. С нами готово сотрудничать почти каждое хозяйство, но не все могут оплатить выполненные работы.

- А что конкретно вы делаете для сельскохозяйственных предприятий?
- У нас есть разные типы экспериментов, но в большинстве случаев - это полевые работы, во время которых изучается, как различные системы удобрений, севообороты влияют на урожайность культур, качество продукции, на смыв и сдувание части почвы. Мы предпочитаем стационарные опыты, которые проводятся на одном и том же месте по одной и той же схеме. Это дает возможность проследить динамику: сравнить этот год и прошлый, оценить влияние удобрений и других средств на плодородие. Например, содержание подвижных форм фосфора, который могут потреблять растения, за последние 40 лет увеличилось в три раза за счет тех удобрений, которые там остаются и добавляются. Подобная картина и по калию. Самое трудное - повысить содержание органического вещества в легких песчаных и супесчаных почвах. Добиться этого можно только за счет двух источников: органического удобрения (торфа и различных видов навоза) и многолетних трав, которые тоже накапливают органические вещества в почве. Мы считаем, что в сельском хозяйстве нужно придерживаться правила: оставлять почве надо столько же питательных веществ, сколько берешь, а еще лучше - немного прибавлять.

- Сейчас все большую популярность приобретает так называемое органическое натуральное земледелие. Может ли республика внедрить его технологии?
- Сейчас в мире существует три типа систем. Первая - техногенная, когда используются все достижения науки и техники: удобрения, средства защиты, высокопроизводительные машины. За счет этого максимально берется все, чем богата почва. Вторая - биологическая система, когда производители отказываются от применения химических средств защиты и минеральных удобрений, максимально используют ресурсы почвы, а защиту растений осуществляют только биологическими способами. При этом плодородие поддерживается на одном уровне, однако выход продукции резко уменьшается. По такой системе в Австрии обрабатывается 12% сельхозугодий, в Германии - 6%. Но такую «роскошь» могут позволить себе богатые государства или такие как Австралия, где много земли и мало людей. У нас есть только элементы этой системы, в чистом виде она сегодня в республике невозможна, поскольку резко снижает урожайность. Третья система - комплексная. У нас ее называют адаптивной, на Западе - интегрированной. В ней используются элементы первого и второго методов. Мы пытаемся работать по интегрированной системе, когда удобрений даем столько, сколько необходимо, и не более того, потому что «перебор» вреден. По возможности меньше стараемся использовать химические средства защиты. Но полностью на биологическое земледелие белорусское сельское хозяйство в обозримом будущем перейти не может, так как у нас легкие почвы, из которых сильно вымываются элементы питания.
В то же время хочу отметить, что в нашем институте разрабатываются средства для ведения органического земледелия. Так, создано новое бактериальное удобрение «Калиплант», аналогов которому нет ни в Беларуси, ни в странах СНГ. Оно улучшает питание сельскохозяйственных культур за счет повышения доступности растениям запасов почвенного калия, стимулирует рост растений и повышает их устойчивость к корневым инфекциям. На основе другого штамма бактерий разработано удобрение широкого спектра действия «Азобактерин». Оно в свою очередь позволяет эффективно вовлекать имеющийся в атмосфере азот в биологический круговорот, повышает урожайность культур, устойчивость растений к корневым инфекциям и стимулирует их рост.

- В этом году отмечается 25 лет со дня Чернобыльской катастрофы. Что сделано для реабилитации загрязненных радионуклидами земель?
- Это очень долговременная проблема, для решения которой мало и четверти века. Но в то же время за эти годы удалось сделать довольно много. Сегодня весь мир признает за образец проведенные в Беларуси работы по реабилитации загрязненных земель. Говорю это с полным знанием дела, поскольку работал в составе рабочей группы Международной комиссии по радиационной защите населения, долгие годы сотрудничаю с МАГАТЭ.
Самое главное заключается в том, что выполнение государственных программ по преодолению последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС, а они принимались на каждые 5 лет, начиная с 1996 г., жестко контролируется главой государства. Поэтому запланированные мероприятия выполняются на 99-102%. За 25 лет в сельское хозяйство в загрязненной зоне вложено более 1 млрд. долл. И это дало положительные результаты. Содержание радионуклидов в 99,9% зерна, молока, мяса, поступающих на переработку, намного ниже нормативов. И даже оставшаяся часть продукции (0,1%) вписывается в эти нормативы. А, например, в Гомельской области, которая пострадала от загрязнения в наибольшей степени, средний показатель содержания цезия-137 в поступающем на переработку молоке не превышает 20 беккерелей, что в 5 раз ниже допустимого уровня. В то же время следует подчеркнуть, что такие результаты - итог напряженного труда. Мы очень многое вложили в почву в качестве защитных мер.
 

- Они были разработаны вашим институтом?
- После Чернобыльской трагедии самым большим дефицитом стали не ресурсы, а знания. И нам пришлось быть первопроходцами на этом очень сложном пути. Некоторые результаты исследований, которые проводились после аварии реактора в Челябинске-40, имелись в России. Но они были засекречены, и даже мы не смогли получить к этим материалам своевременный и полный доступ. Поэтому многие технологии разрабатывали самостоятельно. Нам удалось существенно усовершенствовать технологии защитных мер, хотя и до аварии было известно, что повышенные дозы фосфорных и калийных удобрений уменьшают поступление радионуклидов. Более того, разработали конкретные «рецепты» для каждого типа почв, а также технологии внесения туков. Чтобы был понятен масштаб проведенных работ, отмечу, что только калийных удобрений за 25 лет было внесено 4 млн. т!
Второе направление связано с уменьшением кислотности почв. Исследования показали, что чем выше этот показатель, тем больше концентрация радионуклидов в растительной продукции. Мы шесть раз «прошлись» по полям с известью, снижая кислотность земли. И это дало хорошие результаты. Сегодня потребность в известковании загрязненных земель уменьшилась в 10 раз. В этой сфере хочу отметить разработанную нашим институтом технологию применения отходов сахарных заводов для известкования кислых почв. Они намного дешевле традиционно применяющейся для этих целей доломитовой муки, производство которой связано с большими энергетическими затратами. Таких отходов на сахарных заводах республики ежегодно накапливается 120-200 т, и их использование, кроме несомненной пользы для земли, решает важную экологическую проблему, - ведь для хранения отходов требуются большие территории.

- Может быть, вы назовете конкретные цифры, сколько земли подверглось радиоактивному загрязнению и сколько ее сейчас используется?
- Я буду говорить только о сельскохозяйственных землях. Их было загрязнено 1,8 млн. га. Из сельхозоборота сразу же вывели 265 тыс., поскольку уровень загрязнения по цезию-137 превышал 40 кюри на 1 кв. км. Первую обзорную карту загрязнения земель радионуклидами составили в 1986 г. В 1992 г. впервые было закончено сплошное крупномасштабное обследование земель, в которое мы, в отличие от России и Украины, включили также и агрохимический аспект. Пробы отбиралась с каждых 10, а в отдельных местах - с 3 га. Общая площадь загрязненных земель выражалась тогда цифрой 1,48 млн. га. Этот массив и стал масштабным «полигоном» для реабилитации. В результате за 25 лет на 400 тыс. га концентрация цезия-137 стала ниже контрольного уровня (1 ки/кв.км), и там уже не нужны никакие ограничения по производству сельскохозяйственной продукции. На оставшейся территории, а это немногим более 1 млн. га, продолжаются работы по улучшению агрохимического состава почв, подбору наименее подверженных «впитыванию» радиации растений, севооборотам и мелиорации.
Наш институт был головным по проблеме сельскохозяйственного использования загрязненных сельскохозяйственных земель до 2004 г. За этот период выполнены все первоочередные работы, и мы передали научное руководство этой тематикой Институту радиологии в Гомеле. Сейчас, уже под его руководством, работаем над формированием оптимальных агрохимических свойств почв и дифференцированным использованием удобрений.

- Какова все же сегодня ситуация на загрязненных полях?
- В самой значительной степени нас беспокоил основной дозообразующий изотоп цезия-137, которого больше всего выпало не территории республики. Если учесть, что период его полураспада составляет около 30 лет, то от 40% мы уже избавились. Поступление этого элемента из почвы в растения уменьшилось по сравнению с 1986 г. примерно в 20 раз. Но этот показатель - только за счет природных факторов - был бы вдвое ниже, если бы мы не вложили столько труда и средств в загрязненные земли. Второй «неприятный» для нас изотоп - стронций-90. Он опасен тем, что накапливается в костях человека и почти не выводится. Хотя период полураспада у него примерно такой же, как у цезия (около 29 лет), стронций-90 почти не фиксируется почвой, а с течением времени доступность его растениям повышается. Поэтому мы сумели уменьшить его переход в пищевую цепочку только в три раза. В Гомельской области еще имеется 82 тыс. га пашни, на которой нельзя выращивать зерно на хлеб из-за повышенного содержания стронция. В то же время это зерно можно использовать на корм скоту, а еще лучше его перерабатывать на спирт, в который радиоактивный элемент не переходит.
Должен отметить, что в Беларуси введены самые жесткие в мире нормативы по содержанию стронция в продуктах питания. Они примерно в 4-10 раз меньше применяемых в России и в 5 раз - тех, что используются в Украине. Поэтому в безопасности сельскохозяйственной продукции можно не сомневаться.

- Чему на загрязненных территориях нужно отдавать приоритет: повышению урожайности или оздоровлению земли?
- Эти направления не противоречат друг другу. Исследованиями доказано, что чем слабее растение, тем больше оно концентрирует радиоизотопы. И наоборот, чем выше урожайность, тем меньше содержание радионуклидов. В целом же загрязненные земли проходят две стадии реабилитации. На первом этапе ставится цель достичь того, чтобы продукты были нормативно-чистыми по содержанию радионуклидов. А на втором - сделать продукцию более конкурентоспособной, повысить ее качество. Сейчас мы работаем над проблемой снижения радионуклидов до экономически обоснованного уровня, решая задачи повышения эффективности сельского хозяйства и снижения себестоимости продукции.
Однако хочу предостеречь от чрезмерного увлечения «валом». В сельском хозяйстве нередки случаи своего рода «жадности». Если сегодня получили 1 млн. т зерна в области, то завтра берут обязательство увеличить этот показатель в полтора раза. Наращивать производство продукции, конечно, надо, но таким образом, чтобы плодородие все время восстанавливалось. Это как на заводе: если не делать отчисления на амортизацию, то производство будет деградировать, а предприятие в конце концов обанкротится. Так и в сельском хозяйстве: чтобы быть уверенным в будущем, в «госпожу землицу» нужно постоянно вкладывать все то, в чем она нуждается.
 
 
Институт почвоведения и агрохимии НАН Беларуси
220108, г. Минск, ул. Казинца, 62
Тел.: +375 17 212-83-89
Факс: + 375 17 212-04-02
e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
{jcomments on} 

Делать то, что другие не могут

Александр КАМЧАТСКИЙ


Только на первый взгляд кажется, что технологический процесс окраски является второстепенным. Но если через год эксплуатации машины из-под окрашенной поверхности начинает пробиваться ржавчина, потребитель может задаться вопросом: а нужна ли мне такая техника в будущем?

По мнению директора белорусско-чешского совместного предприятия ЗАО «Могилевский химкомбинат «Заря» Сергея ГАВРИЛЕНКО, активное внедрение инноваций в этой области повысит конкурентоспособность продукции белорусского машиностроительного комплекса на мировом и внутреннем рынках.

- Сергей Анатольевич, чтобы удержаться на рынке, нужно постоянно внедрять что-то новое. Как часто вы обновляете линейку своей продукции?
- Мы постоянно поддерживаем связь с производством, поэтому видим, где и какие проблемы существуют. Выявив такое «слабое звено», даем задание лаборатории создать нужный продукт. При необходимости направляем людей на обучение, собираем информацию обо всем лучшем, что разработано в мире по данному направлению. Например, недавно для предприятий машиностроительного комплекса разработали эмаль «Зарифаст», которая сохнет не более 2 ч при температуре 20±2°С. Она дает возможность нашим потребителям экономить энергоресурсы, поскольку при ее использовании исключается самый энергоемкий технологический процесс - термическая сушка. Продукция прошла все климатические испытания, пригодна для использования даже в жестких условиях тропического и морского климата. Поставляем ее на Могилевский автомобильный завод им. Кирова, ОАО «Техноприбор» и др., которые экспортируют свою технику в Венесуэлу.

- Но качество лакокрасочного покрытия в равной степени зависит не только от качества краски, но и от подготовки поверхности. Какие новации вы можете предложить в данном технологическом компоненте?
- В процессе обработки на деталях зачастую осаждаются масло, пыль, грязь. Используемые ныне растворители не обезжиривают поверхность полностью, поэтому краска не держится. Сейчас для подготовки поверхности разрабатываем состав нового поколения, который наносится методом ручной протирки. Он позволяет осуществить растворение масел, пропитку металла специальным антикоррозионным сегментом, который, обладая мелкой дисперсией, проникает во все микропоры и полностью обезжиривает поверхность. Думаю, данный продукт будет пользоваться спросом, потому что такого пока никто не производит, хотя на нашем рынке работает более 100 фирм.

- Для выпуска инновационной продукции нужна соответствующая техника…
- Еще недавно мы делали ставку на германское оборудование, платили по 100 тыс. евро за комплект. Хорошенько все взвесив, сами создали машину, которая в 5 раз дешевле, а работает лучше, чем немецкая как по производительности, так и по затратам. Деталей, подлежащих ремонту, в ней в 2 раза меньше, стоят они дешевле, потому что изготавливаются в Беларуси. Установили уже три такие технологические линии и сэкономили на этом почти 300 тыс. евро. Заодно дали заказы машиностроителям, уменьшили потребление электроэнергии в 5 раз, сократили технологический цикл.

- В чем, по вашему мнению, предприятия малого и среднего бизнеса выигрывают у своих более крупных «оппонентов»?
- У нас небольшое мобильное предприятие, где работает 85 человек. И его основные преимущества заключаются в том, что мы способны выпускать продукцию под конкретного заказчика. Потребитель может взять на нашем складе столько краски, сколько ему нужно, скажем, 100-200 кг, а не завозить ее тоннами. Это позволяет экономить оборотные средства, снижать транспортные расходы.

- Судя по вашему настроению, вы и дальше готовы сражаться за свое место на рынке.
- Сейчас в Беларуси довольно тяжело работать, особенно тем, кто использует импортное сырье, расплатиться за которое из-за трудностей с валютой, очень тяжело. А мы завозим из-за границы лаки, пигменты, катализаторы сушки, растворители и т.д. Но тем не менее, решаем возникающие проблемы. Ведь у нас есть цель: быть лидером, а для этого необходимо найти свою рыночную нишу и производить продукцию, лучшую по цене и качеству.


СП ЗАО «Могилевский химкомбинат «Заря»
212035, г. Могилев, пр-т Шмидта, 114
Тел.: (0222) 322-157, 322-131
e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
www.zaria.by
{jcomments on} 

Здесь яблони по-прежнему цветут

Александр НИКОНОВ

 

Чернобыльская катастрофа коснулась практически каждого белоруса, поскольку как налогоплательщики мы все принимаем участие в ликвидации ее последствий. В том числе и в финансировании деятельности республиканского специализированного унитарного предприятия «Радон», которое возглавляет Владимир ПОДБЕРЕЗКИН.

 
 
- Владимир Николаевич, когда вы начали заниматься чернобыльской тематикой?
- Наша организация, как спецпредприятие, была создана в декабре 1990 г. для решения чернобыльских проблем. Начинали с того, что выявляли у населения зараженные радионуклидами торфобрикеты и вывозили их на специальные могильники, а также производили консервацию зданий и сооружений в отселенных районах Могилевской области. Сложность заключалась в том, что у нас не было нормативных актов и санитарных норм, регламентирующих технику безопасности проведения таких работ.

- Какова специфика работы вашего предприятия сегодня?
- Дезактивация социально-значимых объектов - детских садов, школ, больниц - в Могилевской области давно закончена. Бывает, точечно обнаружится какое-то пятно, но это случается редко. Практически завершены работы по снятию и вывозу зараженных грунтов и замене их чистыми.

Главная наша работа сегодня - это захоронение построек, материалов, бытовых отходов, которые остались на отселенных территориях. Несмотря на запреты, есть любители прихватить бесхозные стройматериалы, которые представляют опасность для окружающих. И хотя я тружусь на предприятии с 1992 г., приезжая в заброшенные деревни, чувствую себя жутковато. Их неухоженный вид на любого человека действует угнетающе. За двадцать лет так и не смог привыкнуть к тому, что деревню захороним, а яблони и груши по-прежнему цветут…

- За счет каких источников финансируются эти работы?
- У нас стопроцентное республиканское финансирование. Есть Государственная программа по преодолению последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС на 2011-2015 гг. и на период до 2020 г., которой предусмотрено завершить работы к 2015 г. Предыдущие три года средства выделялись в том объеме, который мы могли освоить, а до этого загрузка была неполной, могли сделать и больше. Если бы выделение средств было более стабильным, то справились бы и в прошлой пятилетке. На первом этапе имели дело только с деревянными подворьями, сейчас завершаем демонтаж и захоронение кирпичных зданий бывших школ, ферм, больниц и т.д.

- Получается, что вас финансировали по остаточному принципу?
- Совершенно верно. Сначала закупались удобрения, оплачивалось школьное питание, проводилось оздоровление детей. Да, все понимают, что надо наводить порядок, но первоочередная забота - люди. Сейчас у нас общая проблема, а для чернобыльских районов особенно - это нехватка людей, я уже не говорю о специалистах. Деревни пустеют, а в небольших городках, таких как Краснополье, осталась всего треть населения. Бывает, что в отселенную деревню возвращаются жители, которым были выделены квартиры, и через три месяца требуют автолавку, другие блага, пишут жалобы во все инстанции. Я считаю, что нельзя разрешать людям жить на отселенных территориях.

 

  - У вас достаточно специфическое предприятие, таких только два в стране. Чем планируете заниматься после 2015 г.?

- Мы и сейчас оказываем услуги по прямым договорам, два года строили дома в агрогородках, потому что там не хватало рабочих. Сейчас на предприятии работает 110 человек, основная нагрузка ложится на плечи механизаторов, экскаваторщиков, бульдозеристов. В нашем распоряжении тяжелая военная техника, которую нам передали из армии. Многие проработали на предприятии по 19-20 лет, так что опыт накоплен огромный. Не сомневаюсь в том, что мы найдем, куда его приложить с пользой для дела и государства.

 

РСУП «Радон»
212011, г. Могилев, ул. Калужская, 29
Тел./факс: 46-84-50
e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 {jcomments on}