Как жила белорусская шляхта?

Владимир НАДЕЖДИН

 

 

Мы многое приобрели, ускоряя технический прогресс. Привычно садимся за руль джипа и преодолеваем в день тысячу километров. За минуты находим в Интернете нужную информацию. Связываемся с друзьями и партнерами, находящимися на других континентах, прямо на улице по мобильному телефону. Но что-то и потеряли: казалось бы, технически новинки должны давать нам больше свободного времени, а его, особенно на постижение, как говорится, смысла бытия, все больше не хватает.

 

Ленские из рыцарского рода

Такие мысли невольно приходили в голову, когда мы неспешно ехали в конной бричке по старой лесной дороге из панского имения Сула в деревню Рубежевичи, где расположен ближайший костел. Время будто застыло, расширив пространство для дум и воспоминаний. Не об этом ли писал Тургенев в своем знаменитом романсе: «…многое вспомнишь родное, далекое, слушая говор колес непрестанный, глядя задумчиво в небо широкое»?!

Столетие назад каждый день хозяева фольварка отправлялись в повозке на церковную службу. И во время этого привычного путешествия к молодым приходили мечты, к старикам - мысли о прожитой жизни.
Поместий рядовой шляхты, в отличие от княжеских дворцов, в Беларуси почти не осталось, и потому мы даже не можем себе представить, как жили эти люди, что строили, где находили последнее пристанище.
Имение Сула имеет глубокие исторические корни. Было время, когда оно принадлежало Радзивиллам, а последними его владельцами стали обладатели древнего рыцарского герба «Остоя» Ленские, которые в 1804 г. приобрели имение за 1,6 млн. польских злотых. Они возвели дом с колоннами в стиле классицизма, просторную конюшню, мельницу, кузницу, «ледовню» - здание, где круглый год на колотом льду хранились продукты, небольшой спиртзавод, дом для прислуги, фамильную усыпальницу в форме ротонды. Еще здесь были пруд и великолепный парк с редкими видами деревьев: чего только стоит плакучая лиственница, кстати, до сих пор доживающая свой век.

Одним из обитателей Сулы был Зенон Ленский. Он увлекался живописью и оставил после себя целый ряд картин, которые хранятся в музеях Варшавы и Минска. Зенон, кстати, написал портрет и своей сестры Эльжбеты - она последняя из этого рода, кто жил в усадьбе вплоть до ее полного запустения.

Вот только несколько штрихов из ее биографии, наверное, вполне обычной для шляхты. Когда в начале 1900-х гг. возникла необходимость построить в Рубежевичах костел, большую часть средств на это выделили Ленские, а попечительство над строительством взяла на себя пани Эльжбета. Храм был возведен в рекордные сроки - за четыре года, а соорудили его из колотого камня, который свозили с окрестных полей прихожане. Он до сих пор смотрится как новый, а жители называют его местным «Нотр-Дамом».

А когда в 1921 г. обозначалась граница Советской России, пани собрала деньги и, обратившись к красным пограничникам, заплатила за перенос кордона, чтобы и фольварк, и костел остались в Польше.
В 1939 г. имение и почти все, что в нем находилось, было конфисковано. Сама хозяйка переселилась в маленький крестьянский домик. Но в 1945 г. власти вдруг вспомнили о ней как о «классово чуждом элементе». Ленской грозила ссылка, однако на ее защиту встало местное население, и власти отступили.

В 1951 г., умирая, Эльжбета позвала жителей окрестных деревень и огласила завещание. Все что-то получили от старой пани: кто часы, кто фамильные столовые приборы, кто сережки или колечко, кто гобелен. Может быть, таким способом Ленская отблагодарила людей за заботу, за то, что позволили ей умереть на родной земле.

Сула возвращается

Некоторые из вещей, подаренных сельским жителям, сохранились до сих пор. Они станут основой экспозиции музея, который расположится в том самом небольшом домике, где провела последние годы жизни пани Эльжбета. Здание уже отреставрировано и в скором будущем примет посетителей.

- Конечно, эпоху вернуть нельзя, но восстановить то, что мы называем материальной культурой, вполне возможно, - говорит Владимир Вячеславович АДУЦКЕВИЧ, директор компании «Вашгерд логистик», базирующейся в Заславле.

Эта фирма выкупила часть имения у местного совхоза и уже 5 лет занимается реконструкцией усадьбы. В этот проект, который компания не считает коммерческим, ее учредителем Андреем Валерьевичем ЗАПОЛЬСКИМ уже вложено около 400 тыс. долл. Удалось полностью отреставрировать конюшню, завезти туда скаковых лошадей. И посетителям сегодня предлагаются сеансы верховой езды.

Готовы здания ледовни и каретной - она будет использоваться по назначению: по старым чертежам изготовлена бричка, на которой посетители усадьбы, носящей статус историко-этнографического комплекса, смогут покататься по окрестностям, проехать до Рубежевичей, чтобы полюбоваться костелом, посетить могилу Эльжбеты Ленской на местном кладбище.

Заканчиваются работы в доме для прислуги, где разместится кафе, оформленное в рыцарском стиле. Предусмотрены и гостиничные номера для посетителей имения, конечно, со всеми удобствами, соответствующими сегодняшнему времени. Готовится к сдаче небольшая ферма, где будут держать породистых коров и изготавливать молочные продукты, в том числе и домашний сыр. А рядом уже стоит курятник, который будет снабжать кафе яйцами и мясом.

- Мы считаем сделанное только началом большой восстановительной работы, - замечает Владимир Вячеславович. - От здания, где проживали Ленские, остались одни руины. Несколько в лучшем состоянии усыпальница, здесь еще стоят стены и колонны. Мы хотели бы восстановить все это, но сталкиваемся с трудностями, причем не только финансовыми. Например, не можем получить право на восстановление ротонды, поскольку остатки этого здания оказались бесхозными - они не числятся на балансе местных властей. А по законодательству ни продать, ни отдать объекты, не имеющие хозяина, невозможно.
Особый разговор - о парке и озере, которое находилось в нем, а сейчас почти превратилось в болото. Его можно было бы расчистить, посадить ценные породы деревьев, возвращая парку его прежний облик, восстановить разрушенную плотину, заново отстроить мельницу и спиртзавод. Однако эта территория принадлежит местному лесничеству, которое не ведет здесь даже санитарных рубок, а сам парк зарос сорным кустарником. Но и компании его не отдают: по существующему порядку земли Гослесфонда отчуждаются по личному распоряжению Президента Республики Беларусь. А достучаться до главы государства пока не удается.

- В Министерстве культуры есть отдел по охране памятников и исторического наследия, - продолжает В.Адуцкевич. - Однако и его структура, и средства, отпущенные на финансирование, позволяют ему быть только органом регистрации объектов. Крупные памятники включены в программу реставрации, а мелкие, типа нашей Сулы, вряд ли дождутся государственного финансирования. Но ведь это тоже история, достойная того, чтобы с ней познакомились наши современники!

Плата за благотворительность

Предприниматели вовсе не просят у государства денег. Они лишь хотят, чтобы власть поддержала их благородный порыв. Ведь сегодня даже имущественная оценка фактически руин сильно завышается. А такие объекты должны отдаваться за символическую плату, скажем, в 1 базовую величину. Необходимо предельно упростить и порядок передачи территорий, на которых планируется создать историко-этнографические комплексы. Следует также дать право регистрировать бесхозные объекты в собственность тем, кто собирается заняться их восстановлением. И, наконец, пора бы работы по возрождению исторических и природных памятников, освободить от налогообложения. Почему за благотворительность меценаты должны еще и платить?!

Отсутствие самых элементарных стимулов приводит к тому, что предприниматели неохотно идут в эту сферу. В свое время Министерством культуры был составлен список малых исторических объектов, которые предложили приобрести на аукционе. Но нашелся только один покупатель, да и тот из России.

В то же время на всех уровнях власти постоянно ставится вопрос: почему в республике мало объектов туризма? Думается, что если бы государственные предприятия и частные компании, следуя примеру фирмы «Вашгерд логистик» взяли под свою опеку всего по одному историческому памятнику, получив при этом организационную и моральную поддержку государства, то республике было бы что показать и своим жителям, и гостям.