СТАНЕТ ЛИ «КЛОНДАЙКОМ» ЭКСПОРТ ПРОДОВОЛЬСТВИЯ?

В средствах массовой информации идет обсуждение программы развития агропромышленного комплекса на следующую пятилетку, которой задаются весьма высокие показатели роста. 

Мне представляется целесообразным отбросить политическую составляющую этого процесса и рассмотреть, зачем нашей стране нужны такие объемы производства продовольствия с точки зрения экономической эффективности отрасли, обеспечения продовольственной безопасности страны, оптимальной величины экспорта продовольствия. В предстоящей пятилетке крестьянам придется серьезно считать деньги. Кстати, недавно об этом говорил и глава государства, посещая Гомельскую область.

Цена государственной поддержки


Сельское хозяйство - это отрасль, которая в значительной мере зависит от неблагоприятных, а иногда экстремальных метеорологических условий. Поэтому большинство государств для защиты отечественного производителя, обеспечения собственного населения продовольствием оказывают соразмерно возможностям поддержку, причем в отдельных странах довольно существенную - до 1-3 тыс. долл. в расчете на 1 га сельскохозяйственных угодий. Чтобы сократить бюджетные ассигнования, идущие на эти цели, в ряде стран сдерживается рост аграрного сектора, устанавливаются квоты на продукцию, обеспечивающие лишь собственное потребление. А за производство, превышающее установленные параметры, к аграриям применяются финансовые санкции. В то же время продукция, произведенная для экспорта, не субсидируется из бюджета.
К сожалению, в нашей стране по сложившейся в советские времена традиции, несмотря на неэффективность отрасли, в том числе и из-за условий внешней среды, наращивается производство продовольствия сверх потребностей населения. Удельный вес экспорта достигает 40% общего объема товарной продукции, а по молочным изделиям - 60%.
Отметим, что Продовольственная и сельскохозяйственная организация Объединенных Наций (FAO) считает экспорт, превышающий 25%, нежелательным. А по тем цифрам, которые фигурируют в СМИ, в предстоящей пятилетке планируется довести поставки белорусского продовольствия за рубеж  до 7-10 млрд. долл., что превышает долю собственного потребления.
Белорусский АПК завершает реализацию Государственной программы возрождения и развития села на 2005-2010гг., которая была самой продуктивной и щедрой со стороны государства для крестьянства новой Беларуси. Существенно обновлена материально-техническая база, в которую инвестировано около 30 трлн. руб. Село практически обновило всю сельскохозяйственную технику за счет развития отечественного сельхозмашиностроения. В животноводстве реконструировано и построено 1,5 тыс. ферм. В социальной сфере возведено около 80 тыс. благоустроенных домов и квартир, сформировано 1,5 тыс. поселений нового типа - агрогородков. Из республиканского и областных бюджетов, инновационных фондов и прочих источников на поддержку производителей сельскохозяйственной продукции, продовольствия и аграрной науки направлено более 30 трлн. руб. и около 20 трлн. руб. кредитных ресурсов, которые практически не погашались. Почти в два раза возросли поставки минеральных удобрений. Если в 2004 г. село получило их в пересчете на действующее вещество (д.в.) 815 тыс. т, то в 2009 г. - 1558 тыс. т. (табл. 1).
За 2005-2010 гг. производство валовой продукции сельского хозяйства в текущих ценах составит около 85 трлн. руб. Получается, что на 1 руб. тратилось дополнительно почти 0,6 руб. дотаций. А объем товарной продукции за 6 лет составил немногим более 50 трлн. руб., т.е. на рубль товарной продукции тратился рубль государственной поддержки. Такой помощи сельское хозяйство не получало ни в одной стране мира.
Однако за годы реализации программы возрождения села рост производства валовой продукции в сопоставимых ценах во всех категориях хозяйств ожидается лишь на уровне 25%, в том числе в сельскохозяйственных организациях - на 50%. К сожалению, на общий рост валовой продукции оказало существенное влияние сокращение поголовья скота у населения, а в итоге снижение производства в личных подсобных хозяйствах (более чем на 10%) (табл. 2). Хотя к статистическим показателям производства в ЛПХ у меня есть обоснованное недоверие.
Всякое производство организуется не ради показателей, а для удовлетворения каких-то потребностей или извлечения прибыли. Так вот, уже в 2005 г. была решена проблема продовольственной безопасности государства, и с тех пор наращивается экспорт продовольствия до 1,5-2 млрд. долл. в год (в текущем году из-за аномальных природных явлений в ряде регионов мира и ростом цен на продовольствие ожидается, что этот показатель увеличится до 3 млрд. долл., или около 40% товарной продукции). Поэтому можно сказать, что инвестиции в АПК в значительной мере направлялись не для решения задачи продовольственной безопасности, а увеличения экспорта продовольствия. А это - около 20 трлн­. руб. дотаций, выделенных АПК. При этом в отдельные периоды продукция на экспорт продавалась ниже себестоимости и внутренних цен. Стала почти анекдотичной ситуация, когда граждане Беларуси ездят в ближайшие регионы России покупать белорусские продукты, потому что цены на них там ниже, чем у нас. Надо ли говорить о том, что подобный экспорт приносит прямые убытки нашему государству. Думаю, таких щедрых субсидий на поддержку экспорта не позволяет себе ни одна страна мира.
Корни низкой рентабельности

Замораживание розничных цен на продовольствие в стране, низкая рентабельность, а порой и убыточность экспорта отражались на сдерживании и уровня закупочных цен на сельхозпродукцию. В результате общая рентабельность продукции растениеводства и животноводства составляла в 2005 г. - 4%, 2006 г. - 0,1, 2007г. - минус 0,04, 2008 г. - 5,5, 2009 г. - минус 0,5%. Это, между прочим, официальные данные Белстата. Если не учитывать государственную поддержку, то 90% сельскохозяйственных организаций убыточны.
Из-за низкой рентабельности сельскохозяйственные организации широко использовали для ведения производства кредиты под гарантии правительства (на приобретение сельскохозяйственной техники в лизинг, покупку минеральных удобрений, на строительство и реконструкцию и т.д.). К концу 2010 г. долговые обязательства сельхозорганизаций вырастут до 30 трлн. руб., в том числе по кредитам - 25 трлн. Для обслуживания займов необходимы огромные средства в виде прибыли: на уплату процентов - до 3 трлн. руб., на плановый возврат - 2,5 трлн. руб. в год. А это - половина выручки в ценах текущего года.

Безусловно, обслуживать огромные кредиты для сельского хозяйства при такой политике закупочных цен - нереально. Недобор 2 млн. т урожая зерновых и рапса ухудшили экономическое положение предприятий, и даже существенное повышение закупочных цен на молочную продукцию в текущем году вряд ли позволит повысить рентабельность сельхозорганизаций и решить проблему неплатежей. Где будут брать крестьяне деньги, пока неизвестно. Думаю, что закупочные цены в следующем году из-за сдерживания розничных цен на продовольствие в стране намного не вырастут, да и цены на материальные ресурсы, потребляемые сельским хозяйством, никогда не снижались. Поэтому чиновники вместо того, чтобы рапортовать об успешном завершении Программы возрождения села, разрабатывают программу финансового оздоровления отрасли.
 Для выполнения поставленных задач на 2011-2015 гг., а это прирост валовой продукции на 39-45%, необходимы огромные инвестиции, и в первую очередь для животноводства. Они обозначены в проекте программы. Действительно, животноводческие комплексы и птицефабрики за прошедшие 35-40 лет существенно поизносились и их нужно реконструировать или сооружать новые. Технологии производства 40-летней давности стали неконкурентоспособными. Но построить 470 новых и реконструировать 1300 ферм, около 100 животноводческих и свиноводческих комплексов, скорее всего, - задача непосильная, а без этого может произойти снижение производства.
Приведу такой пример. Строительство фермы крупного рогатого скота на 1 тыс. голов теперь обходится в 30 и более млрд. руб. Отдельные хозяйства, не думая о том, кто будет рассчитываться с банком, строят для коров настоящие «дворцы». Их возведение осуществляется за счет кредитов банков, а на подобный вид строительства они выдаются на 12 лет, пока под 15% годовых. Через год после ввода объекта банку необходимо уплатить за кредит 4,5 млрд. руб. процентов и возвратить  2,5 млрд. срочной задолженности, итого - 7 млрд. руб.
Сколько же будет выручено за произведенную продукцию? Предположим, удой на корову составит 6 тыс. кг в год, значит, в целом на ферме будет получено 6 тыс. т. Дополнительно можно реализовать 200 т мяса скота. По ныне действующим закупочным ценам выручка от реализации составит около 6 млрд. руб., что недостаточно даже для расчетов с банком. А за что покупать все необходимое для производства и платить заработную плату? Вот такой простой расчет и является своего рода приговором для привлечения инвестиций.
Если строительство животноводческих объектов будет опять вестись за счет кредитов, так как собственных источников и бюджетных ассигнований не предвидится, а на это потребуется не менее 20-30 трлн. руб., то продукция, производимая на таких объектах, будет неконкурентной по себестоимости. Дальнейшее накачивание АПК кредитами опасно для банковской сферы и экономики государства. Кроме того, под силу ли это нашим строительным организациям и банкам? Ведь сооружение только 118 ферм в текущей пятилетке с трудом одолели за три года.

Конкурентоспособность зерновых


Не отличаются реальностью и проекты по увеличению производства зерна до 10-15 млн. т и рапса до 1 млн. т. Нет у нас природных условий для выращивания этих культур в таком объеме, да еще и с тем условием, чтобы продукция была конкурентоспособной на мировом рынке. Показательным может быть текущий год. Крестьяне сделали практически все, что нужно для урожая, но его не получили. При этом ежегодно наращивается объем вносимых  удобрений - их расход на 1 га доведен почти до 300 кг д.в., а урожайность стабильностью не отличается.
 Рационально ли распахивать под зерновые ранее выведенные из оборота земли, как это предлагают некоторые крупные ученые и руководители? Печальный опыт в текущем году получен в Витебской области, где пошли по этому пути. Наше зерно никогда не сможет конкурировать с российским, потому что там на 1 га пашни, отведенной под зерновые, вносится по 30 кг д.в., у нас - 300. Не получится потеснить и производителей европейских стран, так как у них матушка-природа создает условия, когда при равной агротехнике урожайность на 30-70% выше, чем у нас.
Ходят разговоры о наращивании экспорта продовольствия до 7-10 млрд. долл. в год. Спрашивается, за счет чего и ради чего мы стремимся увеличивать производство продукции для экспорта? Для красного словца? Даже при огромных дотациях государства, о чем говорилось выше, экспорт был практически всегда убыточным. Такое положение существовало до перестройки, во время и после нее. Если мы хотим наращивать экспорт, то необходимо одновременно увеличивать импорт минеральных удобрений, средств защиты растений, белковых добавок к кормам, металла для сельхозмашиностроения, топлива, строительных материалов и т.д. Поэтому дополнительный экспорт в определенных условиях может оказаться меньше дополнительного импорта.

Дорогое молоко


 Особенно высокие убытки дает экспорт молочной продукции. В советские времена более 70% закупочной цены на молоко формировалось за счет бюджетных ассигнований. Но и те убытки, которые показываются сейчас, занижены, поскольку мы не относим на себестоимость молока расходы на воспроизводство стада, как это делается в других странах. А это - почти треть дополнительных затрат.
 Есть и другие скрытые затраты. Так, от реализации одной коровы на убытки по говядине относится от 1 до 1,5 млн. руб., которые следует причислять к себестоимости молока. Кроме того, расходы на содержание первотелок нужно также относить на себестоимость не привеса, а молока. Вот тогда его цена станет реальной и, видимо, отрезвит отдельные горячие головы, стремящиеся к увеличению его производства. Тогда и мясо крупного рогатого скота станет не столь убыточным.
Содержать корову очень дорого: только для поддержания жизнедеятельности ежедневно нужно затратить 6-7 кг полноценных кормовых единиц, а за год - 2,4 т на сумму 600 тыс. руб. Для всего поголовья республики требуется почти 1 трлн. руб. Вопрос - нужно ли нам столько коров? В США, например, из 90 млн. голов крупного рогатого скота только 9 млн. используется для производства молока - по 1 корове на 30 американцев. У нас же 1 корова «работает» всего на 7 белорусов. Не думаю, что американцы считают деньги хуже, чем мы.
Вывод следующий: наращивать производство молока для экспорта в следующей пятилетке крайне проблематично и невыгодно для нашего государства.

Слаще не будет


Непонятно также, зачем в республике строить пятый сахарный завод, скорее всего, за счет средств, предусмотренных для АПК, да еще в Могилевской области, где высоких урожаев сахарной свеклы не наблюдалось: в текущем году получено чуть больше 200 ц/га. Зачем выращивать свеклу в Воложинском районе при урожайности 250 ц/га и везти за 250 км в Городею на переработку (такое расстояние «набегает» при транспортировке по железной дороге)?
 Несмотря на существенный рост урожайности сахарной свеклы за последние годы, Беларусь существенно отстает от таких стран как Франция, Германия, Италия, Польша и др., где урожайность достигает 600-700 ц/га. Даже при 450 ц/га рентабельность сахарной свеклы в республике последние годы колебалась от 3 до 9%, а почти у половины хозяйств ее производство за 2009 г. было убыточным и дотировалось из бюджета. В любом случае наш сахар всегда проиграет в конкуренции европейскому. Это крайне невыгодный проект, который мы опять же пытаемся осуществить в расчете на экспорт.
Вызывает сомнение возможность и необходимость увеличения производства свинины на 52% и птицы на 80,6%. Для этого нужны огромнейшие инвестиции. Сегодня эта продукция по цене неконкурентоспособна даже на российском рынке. Продать мы ее мы сможем, но только при условии субсидирования со стороны государства в виде прямых и косвенных дотаций из бюджета, покрывающих не менее 50% затрат.
Мне представляется, что таких дотаций на всю произведенную продукцию со стороны государства в следующей пятилетке не будет. Поэтому было бы разумным довести государственные квоты на производство продукции до регионов и каждого субъекта хозяйствования, обеспечивающие продовольственную безопасность государства и создание страховых фондов (не более 10% потребляемого объема). На эту продукцию производителям установить закупочные цены и объем государственной поддержки. Экспорт должен быть прибыльным без субсидирования государства. Для этого следует предоставить субъектам хозяйствования полную самостоятельность в выборе поставляемой за рубеж продукции, цен и рынков сбыта.