Наталья АЛЕКСАНДРОВА

В системе межгосударственных отношений госзакупки играют роль фактора, способствующего развитию взаимной торговли и интеграции. Но пока каждая страна, применяя различные защитные меры, больше заботится о своей национальной экономике, чем просчитывает общие выгоды. Вопрос - будут ли участники нового образования руководствоваться единой логикой взаимодействия на рынке госзакупок - особенно актуален после создания Таможенного союза Беларуси, России и Казахстана. Ответ на него редакция искала на Международном форуме «Государственные закупки: опыт организации и проведения и перспективы межгосударственного сотрудничества».

Протекционизм усиливается

Обозначая проблему, начальник управления защиты рынка Департамента внешнеэкономической деятельности МИД Станислав ВАСИЛЕВСКИЙ отметил, что усилившиеся с началом мирового финансово-экономического кризиса протекционистские настроения не обошли стороной сферу государственных закупок. Защита национального производителя, приоритетность закупок отечественных товаров привели к взаимным претензиям по допуску белорусских и российских товаров на рынки двух стран.
Основной больной вопрос - Приказ Минэкономразвития РФ от 5 декабря 2008 г. №427 «Об условиях допуска товаров, происходящих из иностранных государств, для целей размещения заказов на поставки товаров для государственных или муниципальных нужд». Этот документ устанавливает преференциальную 15%-ную поправку при поставках изделий российского производства по сравнению с товарами других стран, что ставит те в заведомо неравные конкурентные условия.
Еще одна сложность - существование специальных реестров сельскохозяйственной техники и оборудования, которые утверждаются Министерствами сельского хозяйства и промышленности РФ. Техника МТЗ, МАЗа, «Амкодора» и других белорусских производителей пользуется спросом на российском рынке, однако она исключена из этих реестров. Кроме того, существуют гласные и негласные рекомендации по приоритетности закупок российской продукции с использованием средств специализированных государственных фондов. В частности, Фонду госкорпораций России, Фонду содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства при предоставлении финансовой поддержки для замены, к примеру, лифтового оборудования дана рекомендация использовать продукцию российских производителей.
Вкупе с этими проблемами запрет Россельхозбанка на кредитование и субсидирование импорта сельскохозяйственной техники сделал весьма затруднительным доступ белорусской продукции на российский рынок через госзаказы.
МИД считает, что такие меры не отвечают интересам двух стран, ведь доля российских комплектующих в большинстве продукции белорусского машиностроения превышает 50%. Кроме того, данные ограничения противоречат принятому плану совместных действий России и Беларуси по минимизации последствий финансового кризиса, улучшению параметров платежного баланса, совершенствованию условий ведения предпринимательской деятельности и взаимной торговли, а также договоренностям в рамках формирования Таможенного союза и единого экономического пространства.
В свою очередь РФ также выступает с претензиями по доступу своей продукции на белорусский рынок. Так, россияне недовольны выведением из процедуры открытых торгов по государственным закупкам большей части товаров, используемых при строительстве. С.Василевский отметил, что для снятия такой проблемы подготовлены и внесены в правительство проекты нормативных документов, предусматривающие отмену перечней товаров, при заключении договоров на поставку которых проведение торгов не является обязательным. Таким образом, определенная часть продукции выводится в процедуру государственных закупок.
Говоря о механизме участия российской продукции в конкурсных торгах через согласование правительственной комиссии по повышению конкурентоспособности Беларуси, С.Василевский подчеркнул, что в протоколах российские товары приравниваются к белорусским.

Как-нибудь договоримся?

Но не все так плохо. Как показывает опыт, мы умеем и можем договариваться. К примеру, в упомянутый 427-й Приказ Минэкономразвития в апреле 2009 г. внесены изменения по нераспространению преференциальной поправки в отношении некоторых видов белорусской продукции. На подходе - дальнейшее расширение перечня товаров, которые будут поставляться в Россию без каких-либо ограничений.
Особую надежду Беларусь связывает с созданием ЕЭП. Его нормативная база включает 20 соглашений, 14 из которых входят в первый пакет, среди них проект соглашения о государственных закупках. Его разработка предусматривается до конца текущего года, а вступление в силу - не позднее 1 июля 2011 г. Уже работают эксперты сторон, проведено несколько заседаний, и основные положения сводятся к следующему: предоставление национального режима иностранным товарам, т.е. недопущение дискриминации при проведении государственных закупок, заблаговременное опубликование объявлений о них, равноправный подход в определении победителей. По словам С. Василевского, предполагается также прописать эффективный механизм обжалования участниками государственных закупок неправомерных действий центральных или муниципальных органов власти. Работа над проектом продолжается. В какую форму он трансформируется, пока никто не знает. Но путем переговоров с включением экспертного сообщества предполагается подготовить и согласовать процедуры, отвечающие интересам Беларуси, России и Казахстана и способствующие интеграции.
Следует отметить, что Всемирная торговая организация не регламентирует нормы, касающиеся госзакупок. Но уже ряд стран предлагает внести специальные меры и разработать соглашения по государственным закупкам, которые бы урегулировали существующие разногласия и унифицировали процедуры по данным вопросам.
Анализируя законодательства России, Беларуси и Казахстана о государственных закупках, директор Института управления закупками и продажами им. А.Б.Соловьева ГУ-ВШЭ (РФ) Ирина КУЗНЕЦОВА отметила, что все три страны реализуют государственную концепцию о госзакупках. Однако нормативная база имеет отличия. По ее мнению, при выстраивании единого закупочного пространства для наших стран нужно искать возможные компромиссы объединения норм. В Казахстане закон более всего похож на международное законодательство. Модель закупочной системы РФ характеризуется как совершенно оригинальная, которой нет ни в одной стране. При этом страна продвинулась достаточно далеко в создании электронных площадок, где спрос государства и предложение бизнеса находят друг друга.

Электроника не должна разъединять

Беларусь пока не может похвастать электронными тендерными закупками. Есть лишь немногочисленные эксперименты. Но сложившаяся ситуация вовсе не представляется катастрофической. Одной из электронных площадок станет Белорусская товарная универсальная биржа. В России пытались пойти по этому пути, но отказались, и сейчас призывают белорусов изучить их отрицательный опыт.
На форуме очень мало говорилось об обеспечении межнационального режима электронной торговли. А ведь сегодня формально ни один белорус не может поучаствовать в российских электронных торгах.
О возможности получения электронной цифровой подписи рассказал начальник договорного отдела ОАО «Белкард» (г.Гродно) Юрий СИТКЕВИЧ:
- Удостоверяющие центры сначала соглашались с нами сотрудничать, но на каком-то этапе из-за сложностей с получением ЭЦП отказывались. Вместе с нами решился пройти весь путь ее получения Санкт-Петербургский удостоверяющий центр «Газинформсервис», ЭЦП которого принимаются на всех электронных площадках РФ, отобранных правительством для размещения госзаказов. Сейчас проходим необходимые согласования на выдачу подписи. Сложность в том, что средства криптографической защиты информации, шифрующие ЭЦП, входят в перечень запрещенных к экспорту товаров. Если Федеральная служба технического экспертного контроля разрешит вывоз за границу, мы станем первыми в Беларуси, кто получит ЭЦП, и будем пытаться участвовать в электронных торгах.
В настоящее время «Белкард» поставляет на конвейерные производства РФ по прямым договорам больше половины продукции. Но предприятие интересуют крупные сделки с ведомствами, размещающими госзаказы. За год от Национального центра маркетинга и конъюнктуры цен поступило несколько предложений о проводимых конкурсах по нашей продукции в РФ, но почему-то они были без контактных данных. С получением ЭЦП, подключившись к информационной системе «Сэлдом», в течение часа предприятие будет иметь заявки со всех электронных площадок России и Казахстана. Помимо данных о закупках рассчитываем на необходимую для аналитики информацию обо всех участниках торгов за последние три года, о ценах, продукции. Контролируя рынок, будем знать «на каком свете находимся».
По мнению участников форума, ЭЦП, кросс-сертификация - ключевые вопросы, которые требуют решения на уровне межнациональных соглашений. В рамках ЕЭП необходимо идентифицировать поставщиков, т.е. должна быть некая паспортизация. Иначе, как опасаются российские эксперты, на торгах может появиться огромное количество китайских предприятий, организовавших совместные предприятия с резидентами.

Вооружимся опытом

Вполне справедливой выглядела постановка вопроса, что нужно не только смотреть на проблемы законодательства и критиковать его, но и изучать опыт. В частности, российских регионов, где сформированы гибкие системы проведения госзакупок, работают и элементы планирования, и исполнения госзаказов. В адрес белорусских участников мероприятия было высказано замечание по поводу отсутствия докладов о том, каким системным способом проводятся госзакупки в РБ.
В России тем временем наметился переход к федеральной контрактной системе госзакупок. И если формируется единое экономическое пространство, то закупочные системы Беларуси и Казахстана предстоит стыковать с ФКС России.
По мнению заведующего кафедрой менеджмента экономического университета БГУ профессора Бориса ПАНЬШИНА, организация закупок, безусловно, нуждается в оптимизации. Это касается не только Беларуси, но и других стран. Даже в такой отлаженной, казалось бы, системе, над которой кропотливо работают Минэкономразвития и ФАС РФ, на практике возникает немало проблем и создаются барьеры для конкурентной среды.
Из мирового опыта можно взять полезное для решения многих вопросов, касающихся бюрократии, обжалования контрактов и решения различных коллизий, преференциальных надбавок. Например, в Израиле, если национальный и зарубежный поставщики дают одинаковые предложения, то контракт делится пополам, правда, с определенными оговорками и условиями. В Новой Зеландии чиновник, отвечающий за выполнение того или иного госзаказа, может организовывать временный научный коллектив. И он же обеспечивает выполнение этого подряда. Уже в первый год применения данного принципа достигнута экономия госбюджета в размере 25%. Интересен опыт Германии по организации контроля, где в крупных закупающих организациях назначается независимый эксперт, который в любой момент может остановить ход процедуры, если не соблюден ее порядок.
Как считает Б.Паньшин, через механизм госзакупок может быть по-настоящему реализовано государственно-частное партнерство, о котором так много говорят в последнее время.
- Проанализируем опыт Японии в организации государственно-частного партнерства через госзаказ, - говорит он. - На определенном этапе очень дорогим стал импортный уголь. Правительство задумалось над этим фактом и начало раскручивать всю цепочку. Дороговизна объясняется тем, что для перевозки угля фрахтуются не японские суда. А это происходит из-за того, что свои корабелы не производят суда нужного тоннажа. Им это невыгодно, поскольку для них слишком дорог металл. Тогда японские эксперты и правительство выстроили эффективную систему взаимных уступок, по которой металлурги снизили цены, судостроители смогли построить корабли, и таким образом была обеспечена поставка недорогого угля.
Такой механизм анализа и оптимизации «цепочек» нужен и формируемому тремя странами единому экономическому пространству. Считается, что за счет снятия барьеров в торговле к 2015 г. можно увеличить ВВП каждого участника Таможенного союза примерно до 20%. Однако, чтобы достичь такого уровня, нужно немало потрудиться, гармонизируя законодательство, в том числе и в сфере госзакупок.