Елена МИНЧУКОВА

27 марта в Русском Национальном Академическом драматическом театре имени Горького состоялась еще одна премьера - спектакль «Пане Коханку» по пьесе белорусского драматурга Андрея Курейчика с Ростсилавом Янковским в главной роли. Событие действительно значительное, тем более что задумывался этот спектакль как национальный проект, призванный отыскать в современном мире героя нашего времени. Своими размышлениями о постановке и некоторыми секретами работы делится главный режиссер театра Сергей Ковальчик.

- Сергей Михайлович, прежде всего, позвольте поздравить вас с премьерой. Знаю, как серьезно вы готовились к ней…
- Во время подготовительного периода работы над спектаклем я искал новые способы проникновения в материал. К примеру, Георгий Товстоногов приглашал на первые репетиции историков и литературоведов, которые погружали артистов в эпоху, среду, во взаимоотношения, особенности этикета. Сейчас в театрах этот этап, к сожалению, опускается. А ведь из эпохи можно выудить очень многие подробности и детали, которые зазвучат и сегодня. Скажем, первую репетицию «Бега» я готовил с помощью фотографий и интервью эмигрантов, рассказывавших от первого лица о событиях тех лет. Разумеется, актерам это понравилось: по крайней мере, они увидели тех, кого должны были воплотить на сцене. Первую репетицию пьесы «Пане Коханку» мы провели в Несвиже. Она включала экскурсии по памятным местам, посещение могилы героя, прогулки по парку. Много интересного нам рассказал и Адам Мальдис. Я даже снял его рассказ на видеокамеру и сделал фильм, который демонстрировался артистам в дороге. Да и на последующих репетициях атмосфера царила, прямо скажем, в духе самого «Пане Коханку».
- Ваш спектакль объединил артистов разных поколений: с одной стороны - Ростислав Янковский, Белла Масумян, Александр Суцковер, Иван Мацкевич, а с другой - молодое поколение: Вероника Пляшкевич, Владимир Глотов, Иван Трус, Сергей Жбанков. Вы сумели увлечь всех. И все-таки - почему именно Радзивиллы?
- Сегодня в Беларуси очень мало популярных исторических фигур, которые стали бы опорой нации. Разве не стоит острая необходимость создать героя нашего времени? В России были и есть Александр Невский, Александр Суворов, Александр Пушкин. А у нас равнозначных исторических авторитетов мало. Точнее, они существуют, но о них широкая публика ничего не знает. Разве что узкий круг специалистов. Кто же должен популяризировать национальных героев? Культура! И, прежде всего, театр и кино. Герой нашей постановки - Карл Станислав Радзивилл или, как его называли, «Пане Коханку» - фигура, обладающая исторической долговечностью. Ведь недаром о нем слагались мифы и легенды, выдержавшие испытание временем, - а жил он триста лет назад! Душа компании, бретер, чудак, блестящий рассказчик, фантазер, выдумщик. Он засыпал дороги солью и летом катался по ним на санях, он приказывал алхимику из серебряных апостолов сделать золотых и так далее. Нестандартная личность, парадоксальное мышление, широкая душа. Недаром у него была привычка обращаться к собеседнику не иначе как «Пане Коханку», то есть - любимый друг, любимый господин. Он всех любил! Отсюда и пошло его прозвище. Хотя, справедливости ради, стоит заметить, что любовь эта была весьма своеобразная. К примеру, поймает наш Радзивилл проштрафившегося крестьянина и не преминет ему сказать: «Что ж ты, Пане Коханку, овес то мой украл? Нехорошо! Ай, нехорошо! - после чего беззлобно добавит: - Выдайте-ка ему на конюшне двадцать бизунов!» Но подобные чудачества не должны заслонять главного. Ведь мало кто знает, что этот человек являлся видным государственным деятелем последних дней Речи Посполитой, дважды был в изгнании по причине того, что отстаивал независимость своей страны! Действие нашей пьесы как раз и происходит между первым и вторым разделами Речи Посполитой, когда великую державу еще можно было спасти от развала. Поначалу сходство исторической ситуации меня просто поразило: разве сегодня Беларусь не ищет свой путь в мировом сообществе? Причем она желает занять в нем достойное место именно как независимая суверенная держава! И поэтому такая фигура как Карл Станислав Радзивилл, или Пане Коханку, на мой взгляд, невероятно актуальна и современна!
- Радует, что наконец-то на сцене Русского театра воплотился национальный проект, написанный белорусским драматургом. И все-таки: почему в настоящий момент у вас так мало ставится пьес именно отечественных драматургов?
- Пару месяцев назад на ток-шоу «Выбор» поднимался вопрос о белорусской драматургии. Если мы хотим видеть себя в мировом сообществе как самостоятельную государственную единицу, то, естественно, этот вопрос далеко не последний. Но товар должен быть качественным. На мой взгляд, идеальный вариант следующий: не драматург гоняется за театром, а театр за драматургом. Ведь чаще всего как получается? Драматург пишет пьесу, а потом пытается пристроить ее в театр. Если идея попала, легла на режиссера, то она воплощается, а если нет? Нельзя же заставить себя ставить то, что тебе не нравится или чем ты просто-напросто не загорелся. Вследствие этого мы приходим к мысли, что именно театр должен делать драматургу заказ на пьесу. Скажем, идея спектакля о «Пане Коханку» созрела у меня давно. Далее я нашел соратника и единомышленника - драматурга Андрея Курейчика. Рассказал ему о своей идее. Тот загорелся и написал пьесу. Именно таким образом работает большинство европейских театров. Мне вообще нравится форма сотрудничества режиссера и драматурга, принятая на Западе: режиссер ставит, а драматург придумывает новые сюжетные линии и «чистит текст». И это правильно! Ведь театр - это группа единомышленников. У них есть единая мысль, которая, сливаясь, образует театральную идею. И уже после этого находятся драматург, художник, актеры и так далее. Задача главного режиссера - аккумулировать идею. А ставить может и приглашенный режиссер. Например, в Швейцарии я видел спектакль Ханнеса Лео Майера, поставленный по поваренной книге кулинарных рецептов «Магги»! Когда я у него спросил: «А тебе не страшно было браться за постановку по поваренной книге?», он ответил: «Подумаешь? Да это - ерунда! Я еще «Капитал» Маркса ставил!» Вот вам и ответ. Да, я попытался создать национальный проект, подключив к нему как драматурга, так и всю постановочную группу. Кстати, и Министерство культуры в том числе, потому что оно было весьма заинтересовано в этом спектакле! Да, у каждого театра свой стиль. И очень важно найти своего драматурга. Может, белорусские драматурги на меня и обидятся, но я все-таки выскажу такое соображение: дело не в том, что их пьесы плохи, а в том, что у режиссеров не находится точек соприкосновения с идеями, заложенными в этих пьесах. Скажем, Георгий Товстоногов открыл Шукшина, Марк Захаров - Горина и Галина, Юрий Любимов вообще - целую серию авторов. МХАТ только потому и состоялся, что были Горький и Чехов. Поэтому мне кажется, что сегодня вопрос о современной белорусской драматургии в белорусском театре - острейший. Драматургия является двигателем! Не поедет театр без нее. Как ни крути, а изначально идет именно идея! Да, она может исходить как от режиссера, так и от драматурга, и даже от актера, но только она - родоначальник будущего спектакля.
- Сейчас, на фоне развития компьютерных технологий, неограниченных возможностей кино и телевидения очень актуален вопрос о театре третьего тысячелетия. Каковы ваши мысли на сей счет?
- Сегодня театр как таковой делится на театр коммерческий, театр репертуарный и театр экспериментальный. Однако есть у них и общее - óбразность. Я считаю, что театр третьего тысячелетия - это прежде всего живой и óбразный театр. В нем не должно быть «безóбразия»! А чем ты достигаешь образности - словом, мизансценой, пластикой, атмосферой - уже не столь важно. Главное, чтобы спектакль куда-то вел зрителя. Язык театра, по сути, - эзопов язык. Возьмите, к примеру, ситуацию из жизни моего героя: однажды, как раз накануне визита короля Понятовского, Пане Коханку собрал у себя всех торговцев города Несвижа и предложил им по три рубля за то, чтобы они, забравшись с утра на деревья, закаркали как вороны. А три рубля считались огромной суммой по тем временам - на них можно было купить две коровы. И что же? Они удивились? Стали возмущаться? Нет! Все, как один, согласились! И вот наутро, проснувшись, Понятовский увидел за окном весьма странную картину: на ветвях деревьев сидели люди и самозабвенно, вдохновенно каркали. Естественно, изумлению короля не было предела. И тогда белорусский князь объяснил своему сюзерену: «Просто мне было интересно: могут ли торговцы каркать как вороны, если им заплатить за это по три рубля? Оказалось, могут. - И, помолчав, добавил: - А если королю заплатить три миллиона золотых рублей, то будет ли он каркать так же убедительно?-
- А что же самое главное в спектакле? Ради чего был труд огромного коллектива людей, которые готовили для зрителей этот исторический вымысел?
- Когда художник пишет картину, ему нужен полет. Когда композитор пишет музыку, ему нужен полет. Когда ученый годами бьется над разрешением сложной научной задачи, ему нужен полет. Полет ума, сердца, души необходим человеку, чтобы вырастить хлеб, посадить дерево, построить дом, воспитать детей. Во всех делах человеческих необходимо такое, казалось, фантастически простое понятие, как умение летать. Но как мало времени у нас на то, чтобы этому научиться! Как мало времени на то, чтобы твоя жизнь стала творчеством.