Розалия СМИРНОВА,  доктор философских наук, заведующая сектором социологии села Института социологии НАН Беларуси

Институт социологии НАН Беларуси ежегодно проводит опросы сельских жителей, аграриев, руководителей и специалистов сельхозпредприятий. Определение уровня развития рыночного мышления руководства, темпов изменения рыночной активности, а также факторов ее стимулирования необходимо не только в плане теории, но и практики реформирования агропромышленного комплекса.
Опыт рыночных преобразований АПК других постсоветских стран, особенно России, показал, что от того, как воспринимают и в какой степени включаются руководители и специалисты предприятий в процесс переустройства, зависит успех возрождения и развития села.
Если аграрный истеблишмент не поддерживает основные положения концепции реформ, если не верит в ее успех, вряд ли можно реализовать те амбициозные цели, которые поставило перед сельским хозяйством правительство страны.
В последнем опросе, проведенном в 2009 г., участвовало 727 человек, из них 635 - сельскохозяйственные рабочие и 92 - специалисты и руководители.
Ответы показали, что 64,1% опрошенных поддерживают преобразования в АПК. 93,5% четко высказались за будущее аграрной сферы, аргументируя свою позицию следующим суждением: «перед Беларусью один путь - формирование конкурентоспособной рыночной экономики и интеграции в мировое хозяйство». Более того, 30,4% респондентов выступают за частную собственность на землю.
Казалось бы, рыночное сознание у большинства налицо. Однако представления о рынке крайне неоднозначны. В частности, руководители и специалисты называют переходом к рынку преимущественно организационно-управленческие изменения. А именно: 37% - самостоятельность в сфере производства, переработки и ценообразования; 38,6% - конкурентоспособность на рынке сбыта продукции и 12% - появление фермерства и крестьянских хозяйств.
В вопросах приватизации и частной собственности на землю и ресурсы современные руководители и специалисты, напротив, проявляют сдержанность. Так, только 5% поддерживают приватизацию СПК. Из их числа лишь 2,2% считают необходимым осуществлять приватизацию через аукцион; 1,1% - повторить российский опыт «ваучеризации» с последующей скупкой ваучеров; 9,8% респондентов допускают целенаправленную передачу в собственность наиболее деловым и перспективным руководителям и специалистам. То есть по существу за приватизацию собственности СПК выступило ничтожно малое число опрошенных. Этот вывод подтверждают ответы на вопрос о мерах, необходимых для улучшения АПК. Только 7,6% респондентов считают, что приватизация и персонификация государственной и колхозно-кооперативной собственности повысят эффективность сельского хозяйства.
Между тем, отмечая некоторое преимущество введения частной собственности на землю и капиталы (рост чувства ответственности и самостоятельности собственников, возможность повысить эффективность при меньших затратах, повышение мотивации труда и т.п.), аграрии опасаются возможного социального неравенства на селе (40,2%), недоиспользования и запустения менее плодородных земельных ресурсов (30,5%); безработицы (26,8%), а также ухудшения качества земельных ресурсов (12,2%).
Анализ показал, что по такому показателю как активность в решении собственных материальных проблем руководители и специалисты почти не отличаются от простых крестьян. Жить богаче других является мотивом активности всего лишь для 2,2% участников опроса. В основном (66,3%) они хотят жить «как все», не хуже других. Источником доходов преимущественно является работа на сельхозпредприятии. Лишь пятая часть респондентов продает продукты из своего подворья, а для 39,1% из числа опрошенных руководителей и специалистов потребление из своего хозяйства является главным дополнительным источником доходов. При нехватке денег данная категория сельскохозяйственных работников, как правило, терпеливо ждет зарплаты (44%), берет взаймы (23,1%), продает сельхозпродукты со своего подворья или просит аванс на предприятии. И хотя большинство респондентов относятся к рыночным отношениям позитивно, занимаются бизнесом лишь 1,1% (собираются 3,3% и присматриваются 19,6%). То есть реально включено в рыночные отношения незначительное количество людей. Мешает более активному поведению, так же как и простым рабочим, боязнь нового, перемен в устоявшейся жизни (12,7%), экономическая нестабильность в стране (16,2%), желание работать в коллективе, а не в одиночку (11,2%).
Правда, роль этих факторов у рабочих выше, т.е. руководители и специалисты отличаются большей активностью. Однако ядро экономического сознания - базовые ценности - также характеризуются традиционностью и постоянством. Они почти не отличаются от ценностного ядра сознания рабочих: дети, семья, здоровье, достаток в доме, интересная работа. Отличия просматриваются в степени трудовой мобильности, желании интенсифицировать свой труд для повышения доходов. А это существенный показатель рыночной ориентации сознания аграрного истеблишмента. Так, согласны ради повышения материального достатка на переподготовку и дополнительное обучение 57,6% респондентов, тогда как среди рабочих такого же мнения придерживается 35,8%. Большее число специалистов (65,2%) согласны ради этого работать более интенсивно, иногда сверхурочно (рабочие - 50,6%); готовы на усиление трудовой дисциплины на предприятии соответственно, 68,4 и 45,6%; на усиление личной ответственности за результаты труда - 73,9 и 55,6%. Данные различия в мотивациях и средствах достижения цели обусловлены, скорее всего, включенностью в управленческий процесс, который уже функционирует по рыночным правилам, а также высоким уровнем образования, информированностью о рынке и другими факторами.
Пока же рыночные изменения экономического сознания и поведения специалистов и руководителей находятся в зачаточном состоянии (так же как и простых рабочих), ибо даже на уровне мнения и знания четко просматривается их противоречивость и непоследовательность
Если обратить внимание на изменения во мнениях специалистов и руководителей, то в них проявляется интересная динамика. Число поддерживающих рыночные преобразования респондентов с 2005 г. почти не изменилось, но зато уменьшилось количество их противников. На вопрос: «Поддерживаете Вы рыночные реформы в АПК?» ответили:
 в 2005 г.                                        в 2009 г.
«да» - 32%;                                   «да» - 30,4%;
«нет» - 57,6%;                              «нет» - 33,7%;
«затрудняются ответить» - 29%;    «затрудняются ответить» - 34,8%.
Однако уменьшилось число согласных с произошедшей в АПК реорганизацией колхозов и совхозов: в 2005 г. согласных было 73,3%, в 2009 г. - 64%.
Осталась низкой оценка аграрной политики в стране. Картина выглядит следующим образом:
                 в 2005 г.    в 2009 г.
на 1 балл      1%          5,4%
на 2 балла     7,8%       7,6%
на 3 балла     44,6%     48,9%
на 4 балла     3,6%       29,3%
на 5 баллов   5,9%       2,2%

Данные ответы свидетельствуют не только об осторожности респондентов в оценках, понимании сложности и необходимости больших усилий для развития аграрной экономики, но и о существовании проблемы возможности изменения в самом экономическом поведении аграриев в сторону рынка.
Как показал анализ, экономическое сознание и поведение очень устойчиво, определяется традиционными установками и привычками (производства, обмена, управления, потребления), а поэтому очень медленно поддается изменениям.
Думаю, что дело не только в незнании формальных правил ведения рыночного хозяйства, но и в подспудном неприятии их в наших культурно-исторических условиях. Данное явление есть знак того, что модернизация АПК, внедрение рыночных отношений нельзя механически переносить, опираясь на нововведения, апробированные на историческом опыте западных стран. Выбор конкретных путей и сценариев развития аграрной сферы в условиях модернизации - проблема исключительно сложная и все еще ждет своего решения в нашей стране.