Дарья ШИТИКОВА

Фотография обладает удивительным свойством  воскрешать прошлое, создавать ощущение личной причастности к нему. Но создать «эффект присутствия» могут лишь подлинные мастера фотоискусства. За мгновения они раскрывают духовный мир своего героя и с удивительной точностью передают настоящий характер человека. В отличие от живописцев, у них нет времени что-то доделать или поменять - есть только миг, чтобы объективом выхватить кусочек жизни и запечатлеть его в вечности.

«Фотография - это срез времени, подобный кольцам спиленного дерева» - так выражает свое отношение к профессии и жизни Юрий ИВАНОВ - человек, вошедший в число 100 мэтров фотожурналистики мира.  Его персональные фотовыставки (а их было около 30) объездили полмира и всегда вызывали неподдельный интерес у зрителя.
- У меня был вообще потрясающий случай с одной фотографией, - вспоминает Юрий Сергеевич. - В перестроечные времена в Западной Германии выходил журнал Soviet Union Heute, где был напечатан мой очерк о простой женщине, почтальоне Домне Рогалевой из Лиозненского района. Она привела в порядок могилы погибших во время Великой Отечественной войны советских воинов, создала братское кладбище. Находя солдатские медальоны, писала письма родственникам павших бойцов и буквально заставляла местные власти ставить обелиски.
Через некоторое время из кельнского бюро журнала мне звонит заведующий и говорит: «Какой-то сумасшедший немец назначил твоей героине пенсию в 150 марок, но при условии, что эти деньги будут вручаться ей лично». Пересылать валюту тогда еще нельзя было, и этот немец, Хельмут Брандель из Нюрнберга, пригнал три фуры гуманитарной помощи для всех жителей деревни Пронское, где жила женщина. Тогда с режиссером Борисом Луценко мы сделали об этом фильм.
Но конец у этой истории невеселый: после отъезда немца односельчане Домны Рогалевой решили, что что-то тут неладное: наверное, она «подзахоронила» в братскую могилу какого-нибудь фашиста…
Как признается мэтр, ему многие задают вопрос, как он стал фотографом? Но, увы, четкого ответа у него нет до сих пор.
- Может быть, это случилось в Уральске, когда я, глядя на пересечение проводов в небе, пытался остановить картинку взглядом, - размышляет он. - Может быть, тогда, когда я задумался, а что останется после меня?
До войны мы жили в Феодосии. Отец работал на военном заводе, выпускавшем торпеды. В Уральске (западный Казахстан), где прошли мои детство и юность, мы оказались вместе с эвакуированным заводом. Мне было 9 лет, когда однажды в нашем дворе появился фотокорреспондент газеты «Приуральская правда». Мы, пацаны, окружили его. Один из нас, кто был побойчее, спросил, где учатся на корреспондента. Журналист объяснил, а потом сказал: «Пройдет время и, может быть, вот этот мальчик (он показал на меня) станет фотокорреспондентом «Огонька». Я до сих пор удивляюсь, что он, как в воду глядел: впоследствии «Огонек» много раз печатал мои фотоочерки.
Фотоаппарат, а точнее, два - «Любитель» и «Комсомолец» - Ю.Иванов вначале увидел в витрине магазина. По тем временам они стоили больших денег, но когда он поделился с отцом своим желанием, тот предложил …копить деньги. И в 10 лет Юрий получил от отца тот самый заветный подарок: фотоаппарат «Любитель».
После окончания десятилетки Юрий оказался в Минске, куда перевели отца. Первый снимок Ю.Иванова с часового завода «Луч» опубликовала газета «Знамя юности» в 1962 г. С него и начался  его путь профессионального фотожурналиста. Потом была работа в редакции газеты «Советская Белоруссия». А в апреле 1965 г. Юрия пригласили в Москву. Борис Бурков, председатель правления АПН, принял провинциального фотокорреспондента как равного. Он сказал:
- Мы утвердим вас собкором АПН по Белоруссии, - и добавил: - если вы не возражаете.
Мог ли Юрий возражать, ведь перед ним распахнул двери практически весь мир. Потом, после развала СССР, была работа в газете «Культура», где он публикует снимки и сегодня.
Самое известное его фото - «Летучка». Вот что о ней рассказывает сам Юрий Сергеевич:
- В 1987 г. издательство Collins Publishes обратилось к Горбачеву, который согласился с предложением издать книгу-альбом «Один день из жизни Советского Союза». Редакторы отобрали 100 фотографов мира, причем конкурс был очень жестким: нужно было представить 5 своих фотографий, и, наверное, случайно я вошел в число счастливчиков.
В команде работали 50 европейских и американских профессионалов, 42 фотографа из Советского Союза и 8 - из соцстран. Все они разъехались по стране, а мне достался Минск. Съемки делались на специальной пленке, которую предоставили американцы. Негативы были отвезены в Москву, проявлялись в Испании, а фотографии печатались в Америке.
Несколько снимков нужно было сделать в течение суток. На моем фото изображены женщины в спецодежде и красных платочках, которые плотно обступили двух мужчин, обсуждая что-то важное. Американские критики посчитали, что фотография символизирует перестройку. Например, журнал Time напечатал его под названием «Диктатура пролетариата». На самом же деле фотография запечатлела «летучку» на тонкосуконном комбинате: работницы обсуждают производственные вопросы с директором и главным инженером предприятия.
Кстати, американское издательство Time-Live  вручило мне награду за «Летучку», а сам снимок вошел в список лучших фотографий мира за 10 лет (1980-1990 гг.). Меня же назвали одним из 100 лучших фотографов мира.
Фотографии Ю.Иванова очень разнообразны по темам, жанрам, ракурсам и цвету. Его по праву считают прекрасным мастером портретных снимков, но сам он затрудняется назвать наиболее удачную работу - ему дорог каждый снимок и человек, запечатленный на нем. Взять, к примеру, портрет художественного руководителя хоровой капеллы имени Г.Ширмы Людмилы Ефимовой.
- Людмиле Борисовне он очень понравился, - поясняет фотомастер. - И когда в 2007 г. я пригласил ее посетить мою выставку, которая проходила в Художественном музее Беларуси, она загадочно сказала, что придет не одна. И сдержала свое обещание: привела с собой 74 артиста хоровой капеллы, которые исполнили на открытии несколько произведений. То выступление я считаю самым высоким гонораром за свою работу.
Героями его работ были Иван Мележ, Петр Климук, Андрей Макаенак, Александра Пахмутова, многие другие известные, а нередко и простые люди. Например, бабка Солоха из глубокого Полесья: она очень старая, все лицо ее испещрено морщинами и, тем не менее, она красива и статна.
- Я попросил разрешения ее сфотографировать, она согласилась, и работать с ней было одно удовольствие, - вспоминает Юрий Сергеевич. - Когда я поинтересовался, сколько же ей лет, ответ был просто классическим: «Сколько лет, не помню. Помню, что первого мужа убили в Первую мировую войну, а второго – во Вторую.
В памяти мастера остался и Петр Машеров. Когда тому исполнилось 60 лет, Иванов пришел к нему в кабинет, где сидел фотограф из ателье. О нем Машеров сказал, что «этот человек делает художественный снимок». А показав на Ю.Иванова, заметил: «А этот так, для газеты».
- Петр Миронович старался быть официальным, позировал, как для снимков Политбюро, - вспоминает фотомастер. - Но вот пришли его поздравить однополчане, и он моментально сбросил «маску», стал обычным живым человеком. У меня получился портрет, которым я искренне горжусь. Эта фотография Машерова в полный рост и сейчас хранится в музее истории Великой Отечественной войны в разделе, посвященном Петру Мироновичу.
О себе Юрий Сергеевич говорит, что он был свидетелем многих событий в жизни. И то, что видел, он и показывает в своих фотоснимках. И это ценно, поскольку любая фотография через минуту - уже прошлое, в которое всегда хочется заглянуть.