Юрий ГАЙДУК

    Прошли уже те времена, когда потенциальные «инвесторы» разрабатывали планы по вооруженному захвату предприятий. В Беларуси даже почвы для применения физической силы не было: законодательная база не позволяла открыто спекулировать основными средствами предприятий, да и государство вовремя проконтролировало процесс приватизации. А вот Россия в этом плане пострадала.

Портрет рейдера

Что собой представляет рейдер, все знают благодаря голливудскому киноактеру Ричарду Гиру. В фильме «Красотка» он играет классического корпоративного агрессора - через ангажированного сенатора он блокирует госзаказ, который предназначался крупной компании, находящейся в стадии реструктуризации, ставя ее таким образом перед выбором: банкротство или продажа по минимальной цене.
Именно по такой схеме действует большинство «черных» рейдеров, в том числе в России. Мелкие захватчики подкупают местных милиционеров. Те, кто ловят «рыбу» покрупнее, нанимают прокуроров или сотрудников ФСБ. А рейдеры высокого полета, планирующие широкомасштабную экспансию, подкупают всех подряд: милиционеров, прокуроров, судей, приставов, чиновников из министерств и региональных администраций.
Но в любом случае формула рейда состоит из одних и тех же звеньев: подкупленный чиновник или судья, объект недвижимости, так называемый «лакомый кусок» и сам агрессор, которым часто оказывается все тот же чиновник.
История рейдерства насчитывает не одно столетие, хотя термин был введен в оборот на рубеже XIX-XX вв. Один из самых известных исторических примеров - попытка захвата французской Ост-Индийской компании известным авантюристом бароном Жаном де Батцом, кстати, потомком прототипа д'Артаньяна. В дни Великой французской буржуазной революции по его инициативе был подготовлен доклад о необходимости ликвидации Ост-Индийской компании. Авторы доклада рассчитывали на то, что начнется сброс акций, которые они смогут скупить по низкой цене (есть мнение, что за этой аферой стояла британская разведка, а сама операция была направлена на компрометацию Робеспьера, арестованного на заседании Конвента 9 термидора 1794 г.).
Сегодня рейдерство варьируется в следующем диапазоне:  от совершенно легальной деятельности (как вид бизнеса) до уголовного деяния, как правило, сопровождаемого целым комплексом преступлений - от коррупции до физического насилия. Существует и классификация этого явления.
«Белое рейдерство». Рейдер действует исключительно по закону, используя оставленные законодателем бреши, организует скупку акций или долгов предприятия, пытается временно ухудшить его экономическое и финансовое положение, удешевив его акции, ищет прорехи в уставе и т.д.
«Серое рейдерство». Здесь уже речь идет о балансировании на грани закона, причем, как правило, эту грань переходят. Характерно использование фальсифицированных документов, двойного реестра, незаконного собрания акционеров. Естественно, есть простор и для коррумпирования судей.
«Черное рейдерство» идет рука об руку с бандитизмом. Здесь тоже используются фальсифицированные документы и прочие методы «серого рейдерства», но значительно больше внимания уделяется коррумпированию чиновников администраций, министерств, представителей правоохранительных органов, судей. Фактически, коррупция - питательная среда и базис этого вида захвата. Однако помимо незаконных и неправосудных решений, «черное рейдерство» характеризуется обязательным применением физического насилия для реального воплощения их в жизнь.

Теперь и в Беларуси?

В Беларуси, предполагаю, база для развития «черного рейдерства» исключена. Зато процветает рейдерство «в белых перчатках» - завуалированное по форме и длительное по срокам. Вполне законно рейдеры (допустим российская небольшая компания) приобретают одну из долей предприятия (не обязательно контрольный пакет). Собственник такой российской компании проводит через решение общего собрания назначение ключевых российских топ-менеджеров (генеральный директор, заместитель, коммерческий директор), мотивируя свое предложение неэффективностью ведения бизнеса белорусской компанией.
Дальше все очень просто! Вся выручка белорусской компании идет на развитие торговой филиальной сети в России. Через год вполне успешный филиал-магазин закрывается как нецелесообразный и не приносящий доходы объект. Реально он передается российской компании и теперь она, не вложив ни копейки, пожинает плоды, выращенные белорусской компанией. Создав за счет средств белорусской компании развитую торговую сеть для себя и оголив полностью все основные средства предприятия, российские господа исчезают из поля зрения белорусской экономики.
У этого вида есть много общего с «белым рейдерством». Как правило, поглощение применяется по отношению к компаниям с малоэффективным корпоративным управлением и финансовыми затруднениями.
Но есть и отличия. Во-первых, в «белом рейдерстве» просматривается четко запланированное поглощение компании, происходящее хоть и против воли основного собственника, но в строгом соответствии с требованиями закона. В рейдерстве в «белых перчатках» воля одного из собственников  подавляется различными манипуляциями: от скрытых взяток до совместного времяпровождения. Во-вторых, защита от рейдерства в первом случае, как правило, концентрируется в судебных и административных органах. Защищать компанию от рейдерства «в белых перчатках» нет необходимости - все делается по взаимному согласию.
В рейдерском бизнесе работают высококвалифицированные специалисты с огромным опытом работы, и противостоять им могут также только опытные профессиональные юристы. Во многих странах как рейдерство, так и защита от него - «беловоротничковый», высокоинтеллектуальный юридический бизнес.
В принципе бороться с «белым рейдерством» бессмысленно - оно законно и является частью конкурентного противостояния.
Вот еще один пример «белого рейдерством»: рейдеры стали предлагать потребителям одной компании товары, идентичные ее продукции, но по более низкой цене, чем дестабилизировали ее работу - покупатели начали требовать от компании таких же низких цен на товары.
Кроме того, рейдеры могут сделать следующую аферу: перерегистрировать право собственности на недвижимое имущество с помощью фальсифицированных документов. Наименее защищены ООО, так как действующее законодательство позволяет регистрирующим органам вносить изменения в уставные документы без проверки их подлинности. Схема очень простая: подаются документы о внесении изменений, касающихся долей. Государственный орган регистрирует их, и они обретают некую подлинность. Затем то же происходит и в отношении смены исполнительного органа общества, после чего мнимый руководитель продает принадлежащую ООО недвижимость.
 «Белые рейдеры» используют стандартный набор приемов. В основном они касаются различных манипуляций с акциями и долями общества, противоречий и пробелов корпоративного законодательства.
А вот классический пример «серого рейдерства». Американский финансист Кеннет Дарт приобрел в 1992 г. бразильские гособлигации на сумму 375 млн. долл., что составляло 4% долга страны. Через год Бразилия решила реструктуризировать свою задолженность, с чем согласились все кредиторы за исключением Дарта. Спустя несколько лет он добился возврата части требуемых денег, закрыв сделку в 1996 г. с прибылью 61%.
Известно также, что для того, чтобы не платить налоги, Кеннет Дарт отказался от американского гражданства и на своей огромной яхте плавает в нейтральных водах, избегая таким образом налоговых претензий любой страны. «Посетил» он и Россию, где попытался шантажировать «Юкос», но от этого «пирата» Михаилу Ходорковскому удалось отбиться.

Что у них в арсенале?

Наиболее хорошо известна «миноритарная схема» рейдеров: накануне собрания акционеров один из владельцев небольшого пакета акций обращается в суд с иском против кого-то из основных владельцев компании и просит наложить арест на ценные бумаги ответчика. В итоге на собрании без участия этого мажоритария меняется совет директоров компании и к тому моменту, когда незаконное решение суда отменяется, захват компании можно считать завершенным.
Конечно, приобретая миноритарный пакет, рейдеры, как правило, зарятся на весь бизнес. Но если атака по каким-либо причинам срывается, они могут удовлетвориться получением прибыли от перепродажи мажоритарию втридорога приобретенного пакета акций, ликвидировав, таким образом, базу конфликта.
Впрочем, главная причина рейдерства - это  болезнь власти под названием коррупция. На Западе удалось в значительной степени ослабить позиции рейдеров. Как это сделали? Во-первых, в ходе формирования рынка произошло рассеивание капитала, а когда нет одного крупного собственника, на которого можно надавить, то захватить компанию сложнее. Во-вторых, создана эффективная судебная система, которая, с одной стороны, защищает корпорации от злоупотреблений со стороны миноритарных акционеров, а с другой - эту категорию от основных владельцев компании. Именно такое правосудие способно положить конец произволу рейдеров.
Чтобы минимизировать риски недружественного поглощения бизнеса или вывода каких-либо активов общества (прежде всего недвижимости), необходимо быть начеку и в этом помогут следующие действия:
•    оптимизация уставных документов;
•    защита всей служебной и коммерческой информации;
•    контрскупка акций и долей общества;
•    срочная реструктуризация активов;
•    проведение дополнительной эмиссии в АО;
•    работа с акционерами и участниками ООО;
•    работа с менеджментом и кадрами общества.

С формированием единого экономического пространства, первой ласточкой которого стал Таможенный союз России, Беларуси и Казахстана, стоит присмотреться к методам «работы» российских рейдеров, которые они могут перенести и на территорию нашей республики.
Пример первый. Забрать у исправного корпоративного заемщика имущество для банка при желании - дело техники, особенно под шумок кризиса. Профессиональные рейдеры начинают налаживать коррупционные связи с недобросовестными менеджерами банков. Так возникает «кредитное рейдерство». В залоге у банков - активы на любой вкус. Рейдер или любое иное не особо щепетильное в выборе средств лицо при небескорыстной поддержке группы «белых воротничков» из банка может достаточно легко заполучить в собственность по сходной цене практически любой понравившийся из заложенных активов, даже если залогодатель находится в хорошей финансовой форме и в состоянии исправно обслуживать кредит. Техника довольно простая, быстрота отъема в сравнении с обычными рейдерскими «окольными путями» - впечатляющая, правовые риски - минимальные.
Пример второй. Еще один способ незаконного захвата собственности с участием финансово-кредитных учреждений в период кризиса заключается в том, что банк искусственно создает у заемщика ситуацию просрочки по кредиту, через суд обращает взыскание на предмет залога, а затем реализует имущество по заниженной стоимости либо своей подставной структуре, либо «заказчику». В особо циничных случаях заемщик не только теряет заложенную собственность и уплаченные проценты за пользование кредитом - у него еще остается и частично непогашенный долг перед банком. Внешне это выглядит как обычное взыскание имущества несостоятельного должника. Доказать недобросовестность банка, так же как и искусственность просрочки, можно, выявив по совокупности косвенных признаков в его действиях цепочку действий, направленных на захват собственности. Сложность состоит в том, что каждое отдельно взятое действие банка не является противоправным или оказывается несущественным нарушением закона.
Кстати, создать своему заемщику искусственную просрочку по кредиту или найти иной повод для расторжения с ним кредитного договора банку довольно просто. Например, перестраховываясь, не желая иметь проблем, он истребует у заемщика подтверждающие происхождение средств документы, которые тот не может и не должен иметь у себя. Платежи по счету должника, между тем, банком не проводятся и возникает просрочка вкупе со штрафами и пенями.
В большинстве случаев речь идет о типичной «беловоротничковой» коррупции: группа менеджеров монетизирует свое должностное положение, словно компенсируя выпадающие бонусы, которые урезаны в большинстве банков. Схемы кредитного рейдерства требуют согласованных действий, так что это всегда групповое «творчество», в которое вовлекаются руководители службы безопасности, юридического, кредитного и операционного отделов и топ-менеджеры банка.
Пример третий. Допустим, в залоге у банка есть недвижимость, которая даже по нынешним кризисным временам может стоить несколько миллионов долларов. И есть покупатель, который хотел бы получить ее в собственность за 5 млн. Менеджеры банка «берут» актив, «сливают» его покупателю официально за 3 млн., а 2 млн. получают от него наличными. Несколько реже инициатором использования схемы становится кто-то из бенефициаров небольшого банка, когда у него появляется личная заинтересованность в получении заложенного имущества или в выводе активов из банка. Естественно, одним из пострадавших в этой схеме оказывается сам банк, которому приходится списывать в убыток «плохой» долг.
Пример четвертый. Заемщик взял кредит под залог имущества, принадлежащего аффилированной ему компании «А». В качестве дополнительного обеспечения заемщик по договору РЕПО передал в собственность аффилированной с банком компании В доли в компании «А» (договор РЕПО предполагает обратную передачу долей после исполнения заемщиком обязательств по кредитному договору). При этом реализация плана проведения рейда сводится к следующему:
1) банк создает формальный повод для расторжения договора и требует единовременного погашения кредита;
2) заемщик подает в суд иск о признании недействительным расторжения договора и просит принять обеспечительные меры в отношении заложенного имущества. Суд в мерах отказывает;
3) банк подает в суд встречный иск о взыскании кредитной задолженности;
4) поскольку кредитный договор расторгнут в одностороннем порядке, а заемщик не может исполнить свое обязательство и погасить кредит, аффилированная с банком компания «В», владеющая долями компании «А», получает право назначить своего генерального директора и установить контроль над «А». Инспекция Федеральной налоговой службы регистрирует изменение в учредительных документах.
5) банк снимает обременение с заложенного имущества компании «А»;
6) ставшая подконтрольной компании «В» компания «А» реализует актив по рыночной цене;
7) все денежные средства идут в доход банка и не уменьшают долга заемщика.
Подведем итоги. Заемщик потерял контроль над компанией «А», служивший залогом актив и остался должен банку. Банк получил контроль над «А» через свою аффилированную компанию «В», реализовал актив и имеет возможность взыскать долг с заемщика за счет прочего имущества.
Кстати, загнать заемщика в угол банк может и резко повысив необоснованно процентную ставку по кредиту или потребовав предоставить дополнительное обеспечение в связи со снижением стоимости заложенного имущества. Стандартные кредитные договоры обычно дают возможность сделать это, в том числе и при надлежащем исполнении заемщиком своих обязательств.
Сегодня на рынке множество антирейдерских структур. Советую относиться к ним с осторожностью, особенно к тем, кто из другого региона. Часто бывает так, что правой рукой помогут, левой - продадут. На профессиональном языке это называется продажей темы. Может получиться так: консалтинговые фирмы, оказав юридическую помощь предприятиям и получив за это деньги, тут же объявляют: «У нас есть тема». Поэтому, лучший вариант - воспитать своего юриста-корпоративщика. Еще Аль Капоне говорил, что один юрист заменит 12 автоматчиков.

Внимание: готовится захват!

Итак, перечислим признаки готовящегося рейдерского захвата.
1. Прямые предложения о продаже акций или доли (рекомендуется не отказывать сразу, взять паузу и немедленно приступать к осуществлению защитных мероприятий).
2. Факты захвата аналогичных предприятий в отрасли или предприятий, находящихся на сопредельной территории.
3. Внезапно изменившееся отношение к предприятию со стороны местных и региональных властей.
4. Резкий рост количества проверок со стороны надзорных и фискальных органов.
5. Публикация в СМИ заведомо ложной информации о деятельности предприятия.
6. Планируемая приватизация государственного пакета акций.
7. Рост количества и периодичности сделок с малыми пакетами акций на внебиржевом рынке (к примеру, скупка акций у миноритариев на предприятии).
8. Получение руководителем или акционерами предприятия пустых заказных писем.
    
Когда-нибудь процесс передела собственности в основном закончится, появятся долгожданные изменения в действующих законах, новые статьи и главы в кодексах, массовые обвинительные приговоры участникам рейдерских захватов. Все это мы увидим. Но для этого нужно самим научиться защищать себя от захватов.