Мария МИХАЙЛОВА

Русское изобразительное искусство всегда занимало особое место в мировой культуре, поскольку хотя и поддавалось, особенно в последнее время, влиянию прогрессивных европейских идей, но все же шло по своему, можно сказать уникальному пути развития, опираясь в первую очередь на духовные, глубоко философские истины.
В то время как по всей Европе распростарнялись гуманистические идеи Возрождения (XIII-XVI вв.), на Руси приобретали все более очерченные рамки каноны иконописания, которые являются самостоятельным разделом живописи. Но все же русское искусство в колее происходящих исторических событий постепенно насыщалось новой философией «светскости», выраженной в первую очередь в понятии красоты, но не столько в рамках гуманистической направленности, сколько в первостепенной роли этого понятия в самом искусстве.
Новые тенденции в русском искусстве, способствующие разделению живописи на религиозную и светскую, стали заметными в первые десятилетия XVII в.  Важнейшей в этом смысле была деятельность царских иконописцев Симона Ушакова и Иосифа Владимирова, которые пришли к мысли, что условная форма русской иконописи не в состоянии передать все богатство окружающего мира. Симон Ушаков считал необходимым перенести приемы реалистической живописи и в церковное искусство, мотивируя это тем, что люди хотят видеть и Бога, и святых такими же, как «царские персоны», т.е. изображенными правдиво. Так русская живопись постепенно стала приобретать светские черты, апеллировать уже не столько к божественному началу, сколько проникать в сущность человеческого облика, характера, значимость его положения в обществе. В связи с этим появилось понятие «парсуна» - изображение определенного лица, «персоны».
Поэтому вполне объяснимо, что ведущим жанром в искусстве России уже XVIII в. был портрет, причем преимущественно мужской.
Русский портретист Иван Вишняков был один из немногих живописцев, не прошедших так называемую «художественную закалку» за границей, несмотря на то что многие талантливые художники по указу Петра I направлялись для обучения в Европу. Но это вызывало некую опасность преемственности, подражания европейскому искусству. Именно поэтому живопись Вишнякова и его учеников (А.Антропов, И.Аргунов) отличалась особым колористическим характером, уверенностью мазка, величественностью образов. Все эти качества были свойственны сформировавшемуся в русском искусстве середины XVIII в. парадному портрету, который являлся своеобразным антиподом существовавшего одновременно с ним портрета камерного. Парадный портрет подчеркивал социальное положение личности, зрелость и представительность изображаемого человека (А. Антропов «Портрет Петра I»), а камерный ненавязчиво раскрывал его внутренний настрой.
Известный художник той поры Федор Степанович Рокотов на одинаково высоком уровне владел живописными приемами и парадного, и камерного портрета, но последний закрепился в творчестве художника в гораздо большей степени. Женские портреты Ф.Рокотова лишены четких контуров, в мягких, легких мазках кисти как бы из дымки возникает грациозная модель, открывая зрителю едва уловимую улыбку («Портрет Александры Струйской»). Изображения русских девушек на полотнах Ф.Рокотова до сих пор остаются для многих символом одухотворенной и трепетной девичьей красоты.
Творческие достижения Вишнякова, Антропова, Левицкого, Аргунова, Рокотова стали предтечей русской академической живописи. В 1757 г. при Московском университете была основана высшая школа мастеров русского искусства - Академия живописи, ваяния и зодчества или «Академия трех знатнейших художеств». А уже в 1764 г., по указу императрицы Екатерины II, Академия стала отдельным, самоценным образовательным учреждением, которое расположилось в центре художественной жизни России - Санкт-Петербурге.
Несомненно, первые шаги были сделаны с оглядкой на достижения мастеров европейского Возрождения, заимствовались некоторые темы и сюжеты, считавшиеся необходимым содержанием светской живописи. Но развиваясь в совершенно обособленной, просвещенно настроенной исторической среде, русское искусство обогащалось своими внутренними законами, создавая все новые жанры, стили, имена.
Одним из самых известных художников-академистов считается певец античного мира, основоположник исторического жанра в русском искусстве, представитель живописи барокко - Антон Павлович Лосенко. Кстати, именно барокко получило наиболее широкое развитие в России в середине XVIII в. Это был также и любимый стиль Екатерины II, поскольку в его вычурности и богатстве выражали помпезность и величие императорской особы. В живописи барокко были особенные приемы, которыми руководствовался и Лосенко. В первую очередь, это изображение идеальной в своих пропорциях обнаженной натуры - физически сильной и эстетически прекрасной. Мифологические герои, окруженные чередой пухленьких розовощеких путти (маленьких мальчиков с крыльями, которые, к слову, были излюбленным декоративным элементом в эпоху Возрождения), на полотнах мастера русского барокко оживают в бесконечном движении ярких оттенков и эмоций.
Высшая школа русского искусства в первую очередь подразумевала точное знание техники рисования, законов анатомии, пропорций. Со временем эти требования ужесточались, поэтому уже ко второй половине XVIII в. помпезный стиль барокко совершенно оправданно заменил строгий и статический классицизм, который лишь в России получил эпитет «академический».
Известнейшая картина Александра Иванова «Явление Христа народу», вызвавшая множество парадоксов и разночтений, является ярчайшим примером академического классицизма. На холсте изображено одно из самых важных событий в истории христианства: Иоанн Креститель объявляет народу, что «идет Агнец Божий, который берет на себя грех мира». Этот момент  нельзя изменить или исказить, он продуман художником в мельчайших деталях - поворот головы, взмах руки Иоанна, направление, в котором движется Христос. Художник работал над этим произведением двадцать лет, оно и сегодня считается образцом технически идеальной, глубокой и возвышенной живописи.
И если характерные для академического классицизма строгость и четкость линий, продуманность и выверенность композиции в портретах подчеркивали значимость изображаемых особ, в историческом жанре - монументальность и важность событий, то в изначально романтической направленности пейзажа все эти качества открыли новую веху в мировой истории жанра. Героический, патетический, монументально-архитектурный пейзаж русских академистов стал образцом конструктивности мышления, логического осмысления живописи.
Федор Михайлович Матвеев - родоначальник пейзажной школы академического классицизма. Как один из преуспевающих учеников Академии он  много времени провел за границей, в основном, в центре античной культуры - Риме. Его пейзажи, возвышающие эпоху Античности, полны вечной символики, незыблемости и великой ценности, главным посредником между которыми являются произведения искусства («Вид Рима. Колизей»). Один из последователей Матвеева, также именитый художник Сильвестр Щедрин, работая практически в той же тематике, сумел вдохнуть в историю жизнь и наполнить монументальные пейзажи воздухом настоящего.
Практически нога в ногу со строгими законами академического классицизма как бы в противовес образовался чувственно-поэтический романизм - стиль, выражающий уже несколько другой взгляд на природу, ассоциирующий зрителя с лирическими мотивами русских поэтов, ищущих в природе не монументальные символы, а душевный надрыв, сопоставляя ее с человеческими переживаниями. Ассоциативный ряд настроений человека и природы лучше всего выразился в романических пейзажах маринистов - целой ветви художников, посвятивших свое творчество теме моря, во главе которой стоял Иван Айвазовский. В постепенных переходах изображений - от задумчивого штиля до взволнованной бури чувствуется наступление перемен в природе, в душе человека и, как оказалось, в русском искусстве.
Бунт четырнадцати выпускников Академии художеств против «сухих» законов академической живописи, который произошел в 1863 г., дал начало новой эпохе - искусства не ради искусства, а искусства для народа. Наступило время «передвижников» - мастеров русского реализма. Академизм отступил на второй план. Но тема исторической значимости и колоссальности национального искусства, фундаментальные принципы изобразительности, положенные в основу академической живописи, оставались неизменными на протяжении многих десятилетий, а масштабные полотна русских мастеров XVIII-XIX вв. до сих пор остаются образцами живописи, классикой мирового изобразительного искусства.