Юрий ГРУШЕЦКИЙ, юрист

Установление в законодательстве Республики Беларусь субсидиарной ответственности направлено на защиту интересов участников гражданского оборота.
При субсидиарной ответственности в обязательстве имеется один (основной) должник, однако в силу закона или условий договора за него дополнительно (субсидиарно) отвечает другое (второе) лицо, т.е. кредитор сначала должен обратиться к первоначальному (основному) должнику и только при неудовлетворении его требования - к лицу, несущему субсидиарную ответственность.
В данной статье речь пойдет о привлечении к субсидиарной ответственности учредителей (участников) и руководителей юридического лица за действия, вызвавшие его экономическую несостоятельность (банкротство).
В ч. 3 ст. 105 Закона Республики Беларусь «Об экономической несостоятельности (банкротстве)» установлено, что антикризисный управляющий предъявляет требования к третьим лицам, которые несут субсидиарную ответственность по обязательствам должника в связи с доведением его до экономической несостоятельности (банкротства).
Исходя из п. 9 постановления Пленума, иск о привлечении к субсидиарной ответственности предъявляется после открытия ликвидационного производства в случае выявления недостаточности имущества должника для полного удовлетворения требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов, в том числе после продажи имущества должника, и рассматривается хозяйственным судом до вынесения определения о завершении ликвидационного производства.
При этом субъектами права на иск являются: антикризисный управляющий, который действует от имени должника в интересах всех кредиторов, прокурор, а также государственные органы в случаях, предусмотренных законодательными актами. В свою очередь, кредитор может обратиться с иском о субсидиарной ответственности только после завершения ликвидационного производства (при условии, что антикризисный управляющий не сделал этого ранее).
Вместе с тем, как показывает судебная практика, приоритет в предъявлении иска отдается антикризисному управляющему. Это объясняется, во-первых, тем, что он имеет больше юридических и организационных возможностей для оценки оснований привлечения к субсидиарной ответственности лиц, вызвавших экономическую несостоятельность (банкротство), т.к. он проводит комплексный финансовый анализ платежеспособности, активов должника, анализирует сделки должника и т.д. Во-вторых, предоставление кредитору права на стадии ликвидационного производства обращаться с исками о привлечении к субсидиарной ответственности может повлечь злоупотребления со стороны кредиторов и нарушение очередности удовлетворения их требований.
Обязательным условием для подачи заявления о привлечении к субсидиарной ответственности является установление вступившим в законную силу решением хозяйственного суда факта экономической несостоятельности (банкротства) юридического лица.
Причинно-следственную связь между действиями субъекта субсидиарной ответственности и экономической несостоятельностью (банкротством) должника, как обязательный элемент любой гражданско-правовой ответственности, должен доказывать истец.
Судом оценивается факт уменьшения имущества юридического лица в результате действий ответчика, исследуются вопросы, является ли банкротство непосредственным следствием действий ответчика или к банкротству привели какие-либо иные причины.
Размер требований к лицам, несущим субсидиарную ответственность на основании п. 3 ст. 52 Гражданского кодекса Республики Беларусь и ч. 1 подп. 1.35 п. 1 Указа Президента Республики Беларусь от 12.11.2003 г. №508 «О некоторых вопросах экономической несостоятельности (банкротства)» определяется суммой непогашенных (неудовлетворенных) требований кредиторов, исчисленной как разница между размером требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов, и размером этих требований, удовлетворенных в рамках производства по делу о банкротстве.
Исходя из буквального толкования данного положения, размер ответственности может быть определен - а следовательно, иск может быть заявлен - только после фактической реализации имущества должника. Однако на практике встречаются примеры, когда суды несколько отходили от этого правила.
Так, решением хозяйственного суда от 24.01.2008 г., торговое частное унитарное предприятие «А» признано экономически несостоятельным (банкротом), открыто ликвидационное производство.
В связи с тем что в процессе ликвидационного производства установлена недостаточность имущества торгового частного унитарного предприятия «А», истец (антикризисный управляющий торгового частного унитарного предприятия «А») в поданном в хозяйственный суд исковом заявлении просил взыскать с Б. (учредителя и директора должника) 2 484 028 176 руб. (сумма определена с учетом размера субсидиарной ответственности в размере 6 816 272 176 руб. за вычетом 4 332 244 000 руб. (балансовая стоимость имущества должника)) в порядке привлечения к субсидиарной ответственности по долгам торгового частного унитарного предприятия «А».
В судебном заседании представителем истца было заявлено ходатайство об уточнении (увеличении) размера исковых требований - просит взыскать с ответчика 4 667 338 631 руб. в порядке привлечения к субсидиарной ответственности по долгам торгового частного унитарного предприятия «А».
Истец указывал, что согласно решению хозяйственного суда от 24.01.2008 г. должник (торговое частное унитарное предприятие «А») располагает имуществом на общую сумму 4 332 244 000 руб., однако в решении указана балансовая стоимость имущества.
После принятия решения о признании торгового частного унитарного предприятия «А» экономически несостоятельным (банкротом) принадлежащее должнику имущество было оценено в соответствии с требованиями Закона Республики Беларусь от 18.07.2003 г. «Об экономической несостоятельности (банкротстве)». Итоговая стоимость объекта оценки составила 724 183 731 руб. Кроме этого, по состоянию на 15.12.2008 г. имелась дебиторская задолженность в размере 1 424 749 814 руб. (11 934 208 руб. по счету 60 «Расчеты с поставщиками и подрядчиками», 1 169 585 777 руб. по счету 62 «Расчеты с покупателями и заказчиками», 243 229 829 руб. по счету 76 «Расчеты с разными дебиторами и кредиторами»). Таким образом, по состоянию на 16.12.2008 г. торговое частное унитарное предприятие «А» располагало имуществом на общую сумму 2 148 933 545 руб.
На основании вышеизложенного истец считал, что с учетом стоимости имущества торгового частного унитарного предприятия «А» размер субсидиарной ответственности ответчика составляет 4 667 338 631 руб. (6 816 272 176 - 2 148 933 545).
В отзыве на исковое заявление, а также в судебном заседании ответчик и его представитель исковые требования не признали в полном объеме. Указали, что истцом не доказана причинно-следственная связь между использованием ответчиком своих прав и обязанностей (совершение действий (бездействия) в отношении юридического лица (торговое частное унитарное предприятие «А»), признаков ложного и (или) преднамеренного банкротства управляющим не установлено. Кроме этого, реализация имущества должника на сегодняшний день не завершена.
В соответствии с ч. 1 п. 3 ст. 52 Гражданского кодекса Республики Беларусь учредитель (участник) юридического лица или собственник его имущества не отвечают по обязательствам юридического лица, а юридическое лицо не отвечает по обязательствам учредителя (участника) или собственника, за исключением случаев, предусмотренных законодательными актами либо учредительными документами юридического лица.
Согласно ч. 1 п. 1 ст. 370 Гражданского кодекса Республики Беларусь, если основной должник отказался удовлетворить требование кредитора или кредитор не получил от него в разумный срок ответа на предъявленное требование, это требование может быть предъявлено лицу, несущему субсидиарную ответственность.
В абзаце 2 ч. 1 ст. 8 Закона Республики Беларусь от 18.07.2003 г. «Об экономической несостоятельности (банкротстве)» установлено, что должник обязан подать заявление должника в хозяйственный суд в случаях, когда удовлетворение требований одного или нескольких кредиторов приводит к невозможности исполнения денежных обязательств должника в полном объеме перед другими кредиторами либо прекращению деятельности должника - юридического лица.
Ч. 3 ст. 8 Закона Республики Беларусь от 18.07.2003 г. «Об экономической несостоятельности (банкротстве)», в частности, установлено, что в случаях, предусмотренных ч. 1 ст. 8 Закона Республики Беларусь от 18.07.2003 г. «Об экономической несостоятельности (банкротстве)», заявление должника должно быть подано в хозяйственный суд не позднее одного месяца с момента возникновения соответствующего основания.
В силу ч. 4 ст. 8 Закона Республики Беларусь от 18.07.2003 г. «Об экономической несостоятельности (банкротстве)» неподача должником заявления должника в случаях и срок, предусмотренные ст. 8 Закона Республики Беларусь от 18.07.2003 г. «Об экономической несостоятельности (банкротстве)», влечет субсидиарную ответственность виновных в этом лиц, полномочных принимать или принимающих решение о подаче заявления должника по платежным обязательствам и (или) обязательствам, вытекающим из трудовых и связанных с ними отношений, возникшим по истечении срока, предусмотренного ч. 3 ст. 8 Закона Республики Беларусь от 18.07.2003 г. «Об экономической несостоятельности (банкротстве)».
Согласно бухгалтерскому балансу на 01.01.2006 г., размер кредиторской задолженности торгового частного унитарного предприятия «А» равен 11 620 006 000 руб. Стоимость активов составляла 9 500 332 000 руб., из которых 958 423 000 руб. - основные средства, обращение взыскания на которые делало невозможным продолжение деятельности должника. Стоимость чистых активов предприятия на 01.01.2006 г. имела отрицательную величину и составляла - 1 904 776 000 руб. Значение коэффициента обеспеченности финансовых обязательств активами на 01.01.2006 г. - 1,09.
Указанные обстоятельства свидетельствовали о том, что на 01.01.2006 имелись основания, предусмотренные ч. 1 ст. 8 Закона Республики Беларусь от 18.07.2003 г. «Об экономической несостоятельности (банкротстве)», для наступления обязательства по подаче заявления должника.
Вместе с тем предприятием, в лице его директора и учредителя Б., не было подано заявление об экономической несостоятельности (банкротстве), вследствие чего с 01.05.2006 г. и на дату открытия конкурсного производства (18.01.2007 г.) у торгового частного унитарного предприятия «А» возник ряд неисполненных обязательств перед 49 субъектами предпринимательской деятельности в размере 6 816 272 176 руб.
На основании вышеизложенного хозяйственный суд пришел к выводу о том, что ответчик, являясь учредителем и директором торгового частного унитарного предприятия «А», был или должен был быть осведомлен о финансовом положении предприятия, не предпринял никаких действий по подаче заявления об экономической несостоятельности (банкротстве).
В связи с этим на Б. возложена субсидиарная ответственность по обязательствам торгового частного унитарного предприятия «А» в размере 4 667 338 631 руб.
Не согласившись с вынесенным решением, Б. подал апелляционную жалобу, в которой ответчик просил решение суда изменить в части взыскания с него 5 020 357 руб., являющихся суммой признанной кредиторской задолженности УП «В», т.к. судом первой инстанции не учтено, что УП «В» одновременно является дебитором на сумму 5 887 187 руб. Также отметил, что финансовое состояние должника на 01.01.2007 (устойчивая неплатежеспособность) ему было известно. Однако заявление о банкротстве в тот период им не было подано по согласованию с кредиторами, т.к. с ними был решен вопрос о продолжении деятельности и впоследствии от них же был получен товар.
Апелляционная инстанция хозяйственного суда, оставляя в силе решение хозяйственного суда первой инстанции без изменения, а апелляционную жалобу Б. - без удовлетворения, отметила, что заявление о банкротстве было подано в хозяйственный суд 09.04.2007 г., в котором была указана сумма непогашенной кредиторской задолженности - 8 612 348 897 руб. В то же время, дебиторская задолженность - 1 495 306 708 руб., внеоборотные активы - 227 317 176 руб., основные средства - 646 614 739 руб., запасы - 103 609 054 руб., готовая продукция - 1 951 577 848 руб. в сумме составили 4 424 425 595 Значение коэффициента К3 определяемого как отношение (в числителе обязательства (Б стр. 590+690) минус резервы предстоящих расходов (Б стр. 640) в знаменателе – валюта баланса (Б стр. 300 или стр. 700) на 01.01.2007 составляло 1,22 (при норме не более 0,85).
Указанные обстоятельства свидетельствуют о том, что на 01.01.2006 имелись основания, предусмотренное ч. 1 ст. 8 Закона Республики Беларусь от 18.07.2003 г. «Об экономической несостоятельности (банкротстве)», для наступления обязательства по подаче заявления должника. Требования кредиторов не могли быть исполнены в полном объеме, обращение взыскания на активы предприятия делало невозможным продолжение его деятельности.
Материалами дела подтверждается, что Б., осведомленный о неплатежеспособности своего предприятия (по данным баланса на 01.01.2006 г.), заявление в срок до 01.05.2006 г. не подал, что влечет субсидиарную ответственность по возникшим впоследствии обязательствам.
Оснований для изменения решения суда и уменьшения взысканной суммы на 5 020 357 руб. не имелось, поскольку вся дебиторская задолженность, куда входят и 5 887 187 руб. долга УП «В», вычтена истцом из суммы иска. Для проведения управляющим зачета кредиторской и дебиторской задолженности оснований не имелось, т.к. это не предусмотрено планом ликвидации.
В кассационной жалобе Б. указал, что сумма в размере 5 020 357 руб. должна быть исключена из общего расчета субсидиарной ответственности, так как она подлежит зачету вследствие наличия дебиторской задолженности кредитора - УП «В» перед должником на основании ст 381 Гражданского кодекса Республики Беларусь.
Оставляя в силе обжалованные судебные постановления, а кассационную жалобу Б. без удовлетворения, Кассационная коллегия Высшего хозяйственного суда Республики Беларусь отметила, что в ходе рассмотрения дела достоверно установлено, что бухгалтерский баланс должника по состоянию на 01.01.2006 г. уже свидетельствовал о недостаточности активов предприятия, невозможности удовлетворения требований кредиторов и необходимости в соответствии с требованиями ч. 3 ст. 8 Закона Республики Беларусь от 18.07.2000 г. «Об экономической несостоятельности (банкротстве)» не позднее одного месяца с момента возникновения основания, т. е. в срок до 01.05.2006 г. подать соответствующее заявление в хозяйственный суд. Неподача должником заявления влечет субсидиарную ответственность виновных в этом лиц по платежным обязательствам юридического лица.
Таким образом, исходя из фактических обстоятельств, правильно установленных и оцененных хозяйственным судом, и требований законодательства, учредитель и директор должника Б. правомерно привлечен к субсидиарной ответственности. Правильно, с учетом наличия и размера дебиторской задолженности и стоимости имущества, определен и размер субсидиарной ответственности Б.
Доводы Б. о возможности проведения зачета встречных взаимных требований должника и УП «В» на сумму 5 020 357 руб. и уменьшения тем самым субсидиарной ответственности не соответствуют положениям Закона Республики Беларусь от 18.07.2000 г. «Об экономической несостоятельности (банкротстве)», устанавливающим как порядок удовлетворения требований кредиторов, так и основания и порядок прекращения обязательств на стадии ликвидации.
В заключение необходимо отметить, что субсидиарную ответственность возможно минимизировать, если учредитель, создавший предприятие, будет контролировать деятельность назначенного им директора, интересоваться финансово-хозяйственной деятельностью своего предприятия, а директор -своевременно и полно информировать учредителя о состоянии дела на предприятии, а также о событиях, оказывающих влияние на «судьбу» предприятия.