Перспектива выхода из кризиса с позиции итогов января 2010 г.

Уважаемые читатели!

Мир с надеждой смотрит на события 2010 г. и пытается уловить первое дуновение перемен к лучшему. Политики, подгоняя экономические процессы, констатируют преодоление дна кризиса и начало возврата к показателям 2007 г. По оценке отдельных аналитиков, ряду государств за этот период удалось осуществить структурные преобразования экономики, что позволяет им демонстрировать уверенный подъем. Но нельзя не согласиться с теми экономистами, которые полагают, что преодоление кризиса завершится тогда, когда устойчивые положительные тенденции будут наблюдаться в США. Это мнение особенно верно для России, а следовательно, и государств СНГ, чья экономика во многом зависит от российского рынка. Экономические же возможности России по-прежнему определяются ценой на нефть. Исходя из доклада Европейского банка реконструкции и развития, отражающего экономическую ситуацию в государствах с переходной экономикой, структура экспорта России с декабря 2004 г. по апрель 2005 г. и с декабря 2008 г. по апрель 2009 г. практически не изменилась. В первый период на нефтегазовый сектор приходилось 43,5% экспорта и на отрасли с высокой добавленной стоимостью - 5,9%. Во второй период - соответственно 44 и 6,2%. Цена же на нефть в последнее время демонстрирует высокую волатильность (или разброс): от 82 долл. в конце декабря - начале января до 71 долл. за баррель сорта Brent к концу года.
Неопределенность для России, создаваемая этим внешним фактором, усиливается и тем, что руководство страны, не желая шоково снижать платежеспособный спрос и пытаясь поддержать промышленность, сформировало на 2010-2011 гг. дефицитные бюджеты в размере 7-8% ВВП. Его финансирование осуществляется за счет ранее полученных средств от экспорта энергоносителей. Но неопределенность в том, насколько удастся эти деньги вовлечь в производство товаров и услуг. В противном случае они будут воздействовать на валютный курс дополнительным спросом, что приведет к девальвации рубля и снижению золотовалютных ресурсов. В начале кризиса для обеспечения плавной девальвации ЦБ израсходовал 1/3 резервов и повторить, по оценкам экономистов, это не сможет. Но поскольку доллар так же слаб, как и рубль, то при его девальвации на рубль будет действовать вектор обратного направления. Возможность такой ситуации доказывает неустойчивость положительных экономических прогнозов.

В отличие от Беларуси, продолжающей в 2009 г. кредитовать государственные программы за счет эмиссионных денег, в России кредитный портфель практически не изменился. Рост кредитования за 11 месяцев 2009 г. в номинальном выражении составил только 1,5%. Для сравнения: в Беларуси - 34. И это несмотря на проводимую ЦБ последовательную политику снижения процентных ставок с целью оживления экономики.

Но ни отток капитала, составивший в 2009 г. 68,5 млрд.долл., ни отсутствие прироста кредитования не позволили России ограничить инфляцию. По итогам 2009 г. она вошла в тройку европейских стран с наибольшими показателем инфляции: 8,8%. Впереди оказались Украина (12,3%) и Беларусь (10,1%).

Снижение инфляции в последние два месяца 2009 г. позволило надеяться на расширение кредитования в I квартале 2010 г. Возможно, что в первом полугодии ЦБ продолжит политику снижения процентных ставок, но влияние на курс рубля к доллару, который, по оценкам ряда экономистов, в ближайшие месяцы будет снижаться, а также в результате нарастания инфляционных ожиданий, ЦБ уже во втором полугодии процентные ставки будет увеличивать.
Некоторое оживление в первом полугодии российской экономики может положительно сказаться и на Беларуси, которая январь завершила с положительной динамикой ВВП (1,3%) к аналогичному периоду прошлого года. Вместе с тем по ряду промышленных предприятий, относящихся к валообразующим, зафиксировано падение объема производства на 40-50%. Это касается выпуска автомобилей, автобусов, велосипедов, подшипников, телевизоров. Растут и запасы готовой продукции на складах.

Стремясь оживить производство, НБ Беларуси тоже взял курс на снижение процентных ставок по общедоступным кредитам и планирует к концу 2010 г. вывести их на докризисный уровень. Возможно, это реально по отношению к ставке рефинансирования, но не к ставкам коммерческих банков. Неизбежно высокая эмиссия в 2010 г. приведет к росту инфляции и, вероятно, к девальвации, что не позволит банкам снижать процентные ставки. Но для Беларуси главной задачей в нынешнем году является даже не сохранение или увеличение объема производства, а продажа выпущенной продукции. Недофинансирование техперевооружения, обновления производственных процессов активно сказывается на конкурентоспособности белорусских товаров. Средств же на развитие торговой сети, а тем более на структурные изменения по-прежнему нет. Да и задачи поставлены другие.

Поэтому ожидать активного нарастания положительных тенденций выхода из кризиса как в России, так и в Беларуси - вряд ли стоит.

С уважением, главный редактор   А.Ковтуненко