Игорь КАБАЛИК, юрист

В наследство от распавшегося СССР нам досталось законодательство, которое по своей природе не предусматривает такого понятия как «финансовый кризис». Если и случалась нехватка чего-либо, это было результатом ошибки «человеческого фактора», который где-то не учел и не досмотрел…
В нынешнем Гражданском кодексе РБ ни одна из его статей не предусматривает такого понятия как взаимоотношения субъектов гражданского права в период кризиса. В этих условиях руководство страны вводит в действие антикризисные меры, т.е. вынуждено приостанавливать действие одних законов, отдавая приоритет тем, кто поможет оживить сферу производства. Вследствие этого зачастую такие меры носят авральный характер. В связи с нехваткой времени на их детальную проработку, эффект порою получается не тот, который ожидался.
Наглядно это можно проследить на примере исполнения Указа Президента РБ от 06.07.2009 г. №371 «О льготном потребительском кредитовании». Суть его сводится к тому, что с целью разгрузки складов от холодильников, телевизоров и другой бытовой техники вводилось льготное кредитование при приобретении отечественной продукции под 10% годовых и на срок до 3 лет. Как все задумывалось?
В республике наблюдается перепроизводство этой продукции, отчасти связанное с мировым финансовым кризисом, отчасти из-за политики на рынках России, для которой это все и выпускалось в таких количествах. Склады забиты готовой продукцией, а заводы продолжают изготавливать все новые и новые партии товаров. Остановить производство директора не имеют права - надо выполнять прогозные показатели. Но и у них, и у руководства страны - головная боль: куда это все сбыть?
В то же время у населения находятся в эксплуатации все перечисленные товары со сроком службы 20-30 лет и более. Почему бы не дать возможность все это сейчас поменять да еще на льготных условиях? Это  должно решить проблему разгрузки складов, повысит благосостояние людей и укрепит авторитет власти в преддверии предстоящих выборов. Подобный положительный опыт уже имеется на Западе. Вспомните хотя бы реализацию немецких легковых автомобилей, когда потребитель за сдачу старой и приобретение новой машины получал компенсацию. Таким способом производители кредитовались государством через потребителя.
В нашем случае, выполняя требование Указа, правительство определило перечень товаров, при покупке которых можно воспользоваться льготным кредитом. Были приняты постановления от 07.08.2009 г. №1043 «О компенсации банкам потерь от предоставления льготных кредитов» и совместно с Нацбанком от 07.08.2009 г. №1044/13 «Об утверждении Положения о порядке предоставления малообеспеченным гражданам льготных кредитов на потребительские нужды».
На мой взгляд, оба эти документа являются примером того, как любое благое начинание, попадая в руки чиновников, превращается в прямо противоположное. Что получилось на практике?
Вышеупомянутым Положением определен порядок получения кредита. Для этого гражданин обязан предоставить в банк:
•    копии документа, удостоверяющего личность с предоставлением его оригинала. Это значит: попасть на прием к нотариусу, высидеть очередь, заплатить за копии;
•    справка с места жительства о составе семьи. Это значит: в рабочее время идти в ЖЭС, опять высидеть очередь, заплатить за выдачу справки;
•    сведения о совокупном доходе заявителя и членов его семьи за три месяца. Это значит: каждый из работающих должен в своей бухгалтерии получить бумаги, но прежде предоставить сведения, необходимые для выдачи этих справок, в соответствии с п. 2 Положения (а это тоже справки). Работники бухгалтерии, выдавая эту справку, должны нести ответственность за ее достоверность. А если в семье есть безработные или временно неработающие - где все это брать?
•    документы с учетом определенного банком способа обеспечения исполнения обязательства. А это: или залог со всеми документами по его обеспечению, или наличие двух-трех поручителей - они должны обязательно вместе в рабочее время явиться в банк и при этом иметь также справки о заработке, являющиеся гарантией возврата кредита.
Теперь посчитайте, во сколько рабочих дней и денег обойдутся эти хождения! Если после всех процедур и найдутся желающие, это еще не означает быстрого получения кредита. После принятия банком заявления он в течение 10 дней принимает решение - выдать или нет льготный кредит. При этом отказ не обжалуется и не объясняется, а следовательно, все с таким трудом собранные бумаги можно выбросить.
Теперь посмотрим, так ли выгоден этот льготный кредит в реальности, как было обещано?
Во-первых, за время, прошедшее после утверждения Положения, цены на товары по «неведомым» причинам почему-то выросли. Если месяц назад холодильник стоил 800 тыс. руб., то сейчас уже - 1 млн. Такая же картина и по другим изделиям. Что же это за экономика, когда продукция лежит на складе, не продается, ищутся меры для реализации, а цена на нее растет?
Во-вторых, в постановлении правительства №1043 в п.1 предусмотрено «…выплачивать банкам в 2009-2013 гг. компенсацию потерь от предоставления кредитов…». В соответствии с п.3. Указа №371 «…компенсация банкам потерь осуществляется за счет средств республиканского бюджета… в размере 1,5 ставки рефинансирования Нацбанка, установленной на дату расчета компенсации…». Возникает вопрос: зачем «придумывать» сложную систему получения кредита, если государство взяло на себя обязательство компенсации потерь от предоставления кредита?
Было бы как-то понятно и объяснимо, если бы эти деньги государство передало производителям продукции, которые отчасти из-за кредитной политики этих банков и попали в такое положение, и таким образом их поддержало. Но эти деньги идут банкам. А при чем здесь они, если продукция лежит не в банковских сейфах, а на складах предприятий?! Это только поверхностный анализ одного из решений власти и попытка дать ответ на вопрос: почему принимаемые меры не дают ожидаемого эффекта?
Недавно также был принят Указ Президента РБ от 10.10.2009 г. №477 «О некоторых вопросах предпринимательской деятельности…». Его цель - подключить малый и средний бизнес к «разгрузке» складов. Но мало кто откликнулся на этот призыв. Видно, что призыв «продавать белорусское» не совсем стыкуется с ранее принятыми ограничениями. А рисковать никто не хочет.
Из всего вышесказанного можно сделать следующие выводы.
Во-первых, в белорусском правовом поле отсутствует система антикризисного законодательства и даже нет определенности в том, каким оно должно быть. Все, что принимается, делается в режиме аврала и никак не стыкуется с другими нормативными документами, а поэтому - нежизнеспособно.
Во-вторых, принимаемые законы не имеют прямого действия, а предусматривают разработку других нормативных документов, которые в силу специфики их разработчиков сводят на нет заложенные идеи.
В-третьих, отсутствие контроля за исполнением решений, анализа - почему они не работают? - и устранения причин способствующих этому.
Не решив эти вопросы, невозможно заставить работать ранее принятые законы и нормативные акты.