Татьяна ШАПИРО

В странах Европы и Америки с развитой системой юриспруденции давно и успешно используются альтернативные способы разрешения конфликтных ситуаций, в частности, в сфере бизнеса. Одним из таких методов является медиация.
Медиация (от лат. mediatio - посредничество) - это способ разрешения споров путем переговоров с участием нейтрального посредника, называемого медиатором. Суть состоит в следующем: две или более конфликтующие стороны встречаются с третьей нейтральной стороной, которая координирует переговорный процесс, тем самым помогая прийти к взаимовыгодному решению спора. Зародился подобный способ досудебного разрешения конфликтов в США во время Великой депрессии, когда суды были переполнены делами.
На сегодняшний день медиация повсеместно применяется не только в США, но и в странах Европы и Азии. В рамках Евросоюза создана эффективная правовая база в это сфере: принят Европейский кодекс поведения медиатора, а также ряд специальных директив ЕС, которые рекомендуют национальным правительствам поощрять распространение медиации. В таких странах как Австрия, Канада, Австралия, США, Сербия, Болгария и других приняты специальные законодательные акты о медиации, закрепляющие ее регулирование на государственном уровне.
Распространение медиативных технологий при разрешении споров между субъектами хозяйствования в странах СНГ по объективным причинам сопряжено с рядом трудностей: еще живы отголоски советской идеологии, которая подразумевала отсутствие почвы для каких-либо хозяйственных конфликтов, и посредничество до 90-х гг. применялось лишь в вопросах внешней экономики. Однако общество постепенно подходит к пониманию того, что решать конфликты можно более цивилизованными способами, нежели судебные.
Наличие огромного интереса к альтернативному правосудию при отсутствии более или менее полной информации о нем подтвердила интернет-конференция, прошедшая на портале BEL.BIZ. На вопросы пользователей портала отвечали эксперты: заместитель председателя Высшего хозяйственного суда Республики Беларусь Алексей Егоров, начальник главного правового управления Ирина Бельская, эксперт по правовым вопросам Международной финансовой корпорации Валерий Фадеев, заместитель директора бизнес союза предпринимателей и нанимателей имени профессора М.С.Кунявского Нина Наумович, председатель общественного объединения юристов-хозяйственников Лилия Власова.
В адрес экспертов поступило около 20 вопросов от предпринимателей, руководителей предприятий, юристов.

Расставить точки
Л.ВЛАСОВА отметила, что у нас понятия «медиация» и «посредничество» часто отождествляются. Между тем посредничеством на Западе называют примиренческие процедуры, осуществляемые в судах (эту модель подарила миру Германия), а медиацией - внесудебное посредничество. Причем гораздо большее распространение имеет медиация, ставшая в последние годы важнейшим элементом западной правовой культуры. Так, в США 95% экономических споров решается вне суда, с помощью независимых медиаторов. В нашей стране пока получила развитие только модель судебного посредничества, и она дает прекрасные результаты. Однако нет никаких сомнений в том, что в самое ближайшее время будет развиваться и внесудебная медиация. Для нее, во многом благодаря усилиям Высшего хозяйственного суда, формируется нормативная правовая база. При содействии Белорусской ассоциации юристов-хозяйственников в конце года будет создан сайт mediacia.by, издана брошюра, посвященная этой тематике. Уже начата подготовка специалистов-медиаторов, чему активно способствует деятельность в Беларуси представительства Германского фонда международного правового сотрудничества.
Продолжила тему Н.НАУМОВИЧ. Оказывается, Союз предпринимателей не один год занимается медиативной деятельностью, не употребляя этого термина. Так, БСПН принят Кодекс деловой этики, создан функциональный совет по разрешению споров между членами организации. Вот несколько цитат из документа: «Члены БСП должны основываться на принципах порядочности и справедливости при взаимоотношениях с партнерами... Уважать конкурентов, вести честную конкурентную борьбу путем повышения качества товаров... Разрешать споры, возникшие между партнерами, путем переговоров, используя возможности функционального совета по организационным вопросам и внутренним процедурам деловой этики…»

В чем преимущество?
Анализируя ответы экспертов на вопросы пользователей портала, можно выделить следующие преимущества медиации и судебного посредничества:
•    в отличие от судебного разбирательства вступление обеих сторон в процесс медиации является добровольным, а медиатор - свободно выбранным ими;
•    в судебном заседании решение по спорному вопросу принимает судья. В медиации же его сами вырабатывают и принимают стороны. Медиатор никаких решений по поводу спорного вопроса не принимает и не дает никаких рекомендаций;
•    решение суда обязательно для обеих сторон, даже в случае недовольства одной из них. В медиации же ничего не решается без согласия спорящих. Все решения в ходе медиации предстают перед ними не как навязанная извне воля, а как результат их собственной, в конечном счете, совместной работы. Они же добровольно принимают на себя обязанности выполнять принятые ими совместно решения;
•    риски в процедуре медиации минимальны, поскольку каждая сторона вправе в любой момент отказаться от продолжения переговоров. Медиация, в отличие от судебного заседания, проходит конфиденциально;
•    процесс медиации, как правило, непродолжителен, к тому же влечет гораздо меньшие затраты, чем традиционные судебные процедуры.

Медиатор- волшебник?
Совершенно понятно, что ключевая роль в процессе медиации принадлежит медиатору. Помимо высокого интеллектуального уровня требуются коммуникабельные способности, креативность в отношениях со сторонами, психологическая устойчивость, глубокие познания не только в юриспруденции, но и в экономике, бизнесе и предпринимательстве. Стороны наделяют его определенными процессуальными полномочиями. В то же время он не вправе ни судить, ни примирять, ни делать заключений, ни давать оценок. Пользователей портала, конечно, интересовало, какие полномочия есть у посредника, кто может им стать?
Рассуждая о фигуре медиатора, В.ФАДЕЕВ, основываясь на своем опыте судьи Международного арбитражного суда при БелТПП, заметил, что в качестве арбитров у нас вполне успешно могут выступать и практикующие юристы, и преподаватели университета, и т.д. И.БЕЛЬСКАЯ уточнила, что в судебном посредничестве предпочтение все же следует отдать работникам судов и судьям в отставке. Что же касается внесудебного посредничества, то осуществлять его действительно может очень широкий круг лиц, но обязательно профессионально подготовленных к такой деятельности, ибо медиация - сегодня уже наука и профессия. Даже авторитетный опытный юрист, сев в кресло переговоров, далеко не всегда может подвести стороны к компромиссу. И.Бельская подчеркнула также, что хозяйственные суды видят в посредничестве первый шаг к внедрению в белорусском обществе института медиации, в том числе, внесудебной.

Назревшая необходимость
Говоря об объективных условиях развития медиативных технологий в Беларуси, И. Бельская отметила, что глава о посредничестве появилась в ХПК еще в 2004 г. Никто не мешал развивать эту процедуру, но она как-то не «шла», не было в ней большой потребности. Когда начался кризис и резко возросла нагрузка на суды, стало понятно, что необходимо менять акценты хозяйственного судопроизводства. Кроме того, в условиях кризиса особенно актуальной стала задача содействия становлению и сохранению партнерских деловых отношений.
То, что время медиации объективно пришло, очень доказательно проиллюстрировал А.ЕГОРОВ: «В связи с экономическим кризисом в этом году субъекты хозяйствования испытывают острейшую потребность в деньгах, поэтому все те потенциальные конфликты между контрагентами, которые не доводились до судов, теперь стали ими рассматриваться. Срабатывает принцип «с миру по нитке». Количество судей в хозяйственных судах не изменилось - их по-прежнему 135. Вместе с тем за 11 месяцев 2009 г. поступило более 75 тыс. заявлений (свыше 100 дел в месяц на каждого судью) - это на 80% превышает показатели аналогичного периода прошлого года. В такой ситуации сохранить требуемое качество правосудия было бы крайне сложно. К тому же значительная часть, более 90% исков, поступающих в суды, не содержат спора о праве. Рассмотрение их по полной процедуре можно назвать излишеством, неэкономной тратой ресурсов суда, да и заявителей. Лучше всего для таких случаев подходит процедура посредничества, в которую с начала года уже передано почти 13 тыс. заявлений, причем более 11 тыс. завершились заключением мирового соглашения.
Существует приказное производство. В нем за указанный период было рассмотрено более 14 тыс. заявлений. Таким образом, свыше 27,5 тыс. конфликтов суды урегулировали упрощенными способами, что составляет порядка 40% всех поступивших заявлений. Вывод, таким образом, очевиден: если бы не активное использование таких методов, то правосудие в экономической сфере, несомненно, столкнулось бы с очень серьезными трудностями».

Когда применять?
Ряд заданных интернет-пользователями вопросов выглядел примерно так: «А если ли смысл прибегать к медиации, если судебный процесс уже начался или если решение вынесено и началась стадия исполнения? Как может какое-то третье лицо заставить должника платить по долгам, если суд со скрипом это делает?!»
Как пояснил А.Егоров, смысл прибегнуть к процедуре посредничества есть всегда, на любом этапе разрешения спора, в том числе и на стадии исполнительного производства. «Сам факт, что стороны добровольно договорились и на тех или иных условиях заключат мировое соглашение, весьма ценен, так как в этом случае устанавливаются, как правило, реальные размеры долга и сроки его погашения, что является серьезной гарантией исполнения», - пояснил он.
И.Бельская привела некоторые цифры. При заключении мирового соглашения в процедуре посредничества стороны только в одном случае из пяти обращались впоследствии в суд с заявлением о выдаче исполнительного документа. При заключении же мирового соглашения в процессе судебного заседания (казалось бы - тот же документ, так же добровольно согласовывается и подписывается) за принудительным исполнением обращается уже каждый четвертый. По судебным решениям, принятым в исковом производстве, к принудительному исполнению сторона обращается в 65% случаев. При этом исполнить полностью или частично удается лишь около 60% производств. В мировой практике исключительно результативной считается медиация как раз на стадии исполнения судебного решения.
Правда, примерно в 10% случаев посредничество не дает результатов, и стороны обращаются с иском в суд. Здесь можно было бы говорить о зря потраченном времени, но, как заметил А.Егоров, «нужно помнить, что переговоры всегда помогают уяснить позиции второй стороны, лучше понять ее аргументы, осмыслить собственную правовую позицию. Таким образом, переговоры можно рассматривать как подготовку к судебному процессу. Во-вторых, действительно бывают ситуации, когда стороне необходимо получить именно судебное решение и ни на какое мировое соглашение она не пойдет. Опыт и посредничества, и искового производства показывает: нельзя наперед знать и точно оценить размер уступок, на которые пойдет ответчик. Поэтому смысл обратиться к медиации есть всегда».
 
Можно все, что не запрещено
Возможна ли медиация между субъектами хозяйствования и госорганами? Отвечая на этот вопрос, А. Фадеев отметил, что для медиации между субъектами хозяйствования и госорганами, как и для нормального развития этого способа разрешения конфликтов, нужно в целом менять наше законодательство, правоприменительную практику и мышление госорганов. В хозяйственной деятельности всех развитых стран обычной является норма: можно все, что не запрещено; наши же госорганы исходят, как правило, из постулата: можно только то, что разрешено специальными постановлениями. Если следовать этой логике, то, применяя медиацию в спорах с государственными органами, достичь результата чрезвычайно сложно. К слову, по опыту Германии известно, что в административных спорах с субъектами хозяйствования в 75% случаев свою неправоту признают именно государственные органы. И.Бельская уточнила, что «при подготовке проекта изменений в ХПК вопрос о посредничестве в спорах субъектов хозяйствования с госорганами обсуждался, но мы пришли к выводу, что время таких процедур еще не пришло - они станут актуальны несколько позже».

Маркер гражданского общества
В заключение интернет-конференции эксперты еще раз вернулись к теме места и значения медиации в жизни предпринимателей и, шире, - белорусского общества. Сформированная десятилетиями ментальность большинства не позволяет еще в полной мере осознать, что точно так же, как мы несем ответственность за действия, предшествующие конфликту (вступление в отношения того или иного рода, заключение сделки и т.д.), точно так же мы отвечаем и за возникшую конфликтную ситуацию. И прежде чем «свалить» наши проблемы на кого-то (в нашем случае на суды), необходимо самим приложить максимум усилий для их разрешения.
Эксперты выразили надежду, что государство окажет должную поддержку медиативным технологиям во всех сферах жизни общества, и медиация скоро выйдет за рамки судов, затем и за рамки экономических конфликтов и превратится в важнейший инструмент сохранения гражданского мира. Как подчеркнула Л.Власова, «разрешать конфликты путем переговоров - это и потребность, и признак современного цивилизованного общества».