Как будет дальше развиваться валютный рынок? Следует ли ожидать очередной девальвации белорусского рубля? Будут ли, как во всем мире, дешеветь кредиты? Эти вопросы, чрезвычайно злободневные в условиях мирового финансового кризиса, безусловно, волнуют каждого руководителя. Ведь и в этой непростой ситуации надо планировать работу предприятий на ближайшую перспективу, делать прогнозы на отдаленное будущее.
Прояснить ситуацию, ответив на вопросы редакции, согласился эксперт в области монетарной политики, пожелавший остаться неназванным.

- В чем была логика укрепления в начале года белорусской валюты по отношению к российскому рублю - с 90 до 77,5 руб.? Эта мера снизила экспорт в РФ, ведь работали в основном за счет конкурентоспособных цен.
- Сразу отмечу, что в ситуации, когда упал платежеспособный спрос в РФ, курсовая политика мало поможет. И попытка за счет девальвации исправить положение в экспорте не совсем оправданна. Теоретически это можно делать при растущей экономике, когда наблюдается бум спроса, а сегодня такая мера почти ничего не дает. При этом надо иметь в виду, что девальвация увеличивает затраты на импортное сырье, материалы и комплектующие изделия, что подрывает финансовое состояние предприятий, да еще и увеличивает инфляцию.
В этом году курс белорусского рубля определяется исходя из суммарного показателя корзины валют, в которую включили денежные единицы США, Европы и России в равных долях. Ее стоимость рассчитывается как среднее геометрическое величины двусторонних курсов белорусского рубля по отношению к этим валютам. Поначалу доллар стоил 2650, евро - 3703, а российский рубль - 90,16 бел.руб. В среднем корзина оценивалась в 960 руб. Потом российская денежная единица стала резко падать по отношению к доллару и евро. И если бы мы оставили его первоначальный курс, следовало бы укрепить наш рубль по отношению к доллару и евро. Но дело в том, что спрос на эти валюты намного выше, чем на российские деньги. Поэтому стали осторожно девальвировать нашу денежную единицу по отношению к доллару, а российский рубль и евро пересчитали исходя из соотношения, сложившегося на мировом рынке.
- Мне кажется, что в этой ситуации надо было «плясать» от рынка и поэтому целесообразнее «привязаться» не к трем валютам, а к российскому рублю.
- Если смотреть расчеты республики, то в поступлении экспортной выручки все три валюты занимают примерно равные позиции, хотя в оплате за импортные товары удельный вес российских рублей значительно ниже. Но в то же время нефть и газ мы оплачиваем в долларах.
- А разве не действует договоренность о переходе в расчетах за энергоресурсы на российские рубли?
- Пока нет.
- Могли бы вы спрогнозировать, какова перспектива курса белорусского рубля по отношению к другим валютам?
- Если российский рубль будет укрепляться, а надежда на это появилась в связи с ростом цены на нефть, курс нашей денежной единицы по отношению к нему будет падать. Нацбанк будет стремиться поддерживать курс белорусского рубля к корзине валют в 960 руб. с колебаниями плюс-минус 5%.
- Чем можно объяснить, что в развитых странах ставка на кредитные ресурсы снизилась с 6-8 до 4%, у нас же поднялась с 14 до 22, а в валюте - с 11 до 18% годовых? Почему мы не стремимся поддержать в трудных условиях производителей?
- Процентные ставки на кредитном рынке определяются уровнем ставки рефинансирования, другим инструментом, определяемым Национальным банком, а также уровнем привлеченных (депозитных) ресурсов и ситуацией на валютном рынке. Чем было вызвано повышение ставок? В течение трех кварталов прошлого года в банках отмечался избыток ликвидности. Главным образом это произошло из-за продажи правительством Нацбанку иностранной валюты в объеме 1,5 млрд. долл. (российский кредит), а полученные белорусские рубли были размещены в банках в виде срочных депозитов. Но начиная с сентября 2008 г. процесс пошел в обратную сторону: банки стали испытывать недостаток ликвидности. Это было обусловлено тем, что стало резко тормозиться поступление валютной выручки из-за сокращения экспорта. Финансовое положение предприятий начало ухудшаться, одновременно вырос спрос на валюту, в том числе и со стороны населения. К тому же, под влиянием информации о мировом финансовом кризисе существенно сократился приток вкладов населения в белорусских рублях и даже начался их отток, который в январе превысил 1 трлн. руб. Чтобы остановить эту тенденцию, уменьшить давление на валютный рынок, Нацбанк был вынужден поднять ставку рефинансирования с 12 до 14% с 8 января 2009 г. и тем самым сделать сбережения на депозитах более выгодными: в среднем в январе в банках процентная ставка по срочным вновь привлеченным вкладам в белорусских рублях для физических лиц составила 19,4%, а для юридических - 16,2%. При этом новые кредиты выдавались в среднем под 19,6%.
Замечу, что до нового года действовало такое правило: ставка по кредитам, выдаваемым банками юридическим лицам, не должна превышать 3% ставки рефинансирования. Но в конце года, когда был заключен меморандум о поддержке Беларуси Международным валютным фондом, эта организация поставила условие - отказаться от 3%-ной маржи, что и было сделано. И после того как банки подняли ставки по депозитам, то чтобы не оказаться в убытке, они увеличили и проценты по кредитам.
Каковы же перспективы? Чтобы уменьшить процентные ставки по кредитам, нужно снизить стоимость ресурсов. А для этого необходимо, прежде всего, сдержать инфляцию, которая в январе составила 4,1%. На этой основе можно «опустить» ставку рефинансирования и по другим инструментам Нацбанка, которые «потянут» за собой уменьшение процентов по депозитам в банках и, соответственно, кредитам. Такое уже произошло в отношении валюты. Когда спрос на нее начал расти, ее стали активно привлекать банки, поскольку им нужно было возвращать кредиты, взятые в прошлом году. А вот краткосрочных займов во второй половине прошлого года стало меньше из-за снижения ликвидности мирового рынка и роста стоимости ресурсов. В целом же совокупный внешний долг республики вырос в 2008 г. на 2,3 млрд. долл. (на 18,6%), в то время как за 2007 г. он увеличился почти в 1,9 раза. На сегодняшний день внешний долг достиг 14,8 млрд. долл. Однако резко - на 5,1 млрд. долл. выросла международная инвестиционная позиция - разница между внешними активами и обязательствами. Она составила 13 млрд. долл. А это уже опасно.
- Можно ли все-таки говорить о снижении ставок по кредитам?
- Думаю, что до апреля этого не произойдет. Но в то же время отмечу, что в банковской системе по состоянию на 1 марта лежит депозитов правительства почти на 22,5 трлн. руб. Причем, если в начале 2008 г. их сумма была 10, в конце года - 16, то за январь-февраль она приросла более чем на 6 трлн. руб. Часть этих средств правительство должно банкам за покупку ценных бумаг, кредиты, но чистых неиспользуемых денег - более 15 трлн. руб. Почему бы правительству не направить эти средства на поддержку экономики?!
- Думаю, эти средства можно было бы использовать на компенсацию высоких ставок кредитования.
- У нас сохраняется, как в более спокойные времена, неравномерное расходование в течение года бюджетных денег. А может быть, надо это правило нарушить? Ведь предприятия вынуждены обращаться в банки за дорогими кредитами, что еще больше усугубляет их положение. Хочу также добавить, что растет налоговая нагрузка: если в 2007 г. она была 49,6% к ВВП, то в 2008 г. - 51%.
- В бюджетных затратах сейчас надо предусмотреть увеличение средств на переобучение высвобождаемых работников.
- Пока нет системных подходов к выработке антикризисных мер. И проблемы, возникшие в народном хозяйстве, все чаще перекладываются на Национальный банк. В частности, он должен выделить средства, чтобы увеличить выдачу долгосрочных кредитов на жилье. Но это - сфера деятельности и правительства, а не только банковской системы.