Священник Андрей САВРИЦКИЙ

На иконах святой апостол Иоанн Богослов изображается кротким, величественным и умудренным старцем, с чертами девственной чистоты, печатью полного спокойствия на челе и глубоким проницательным взором. Его называют апостолом любви, ибо в одном из своих посланий он сказал: «Бог есть любовь» и призвал любить «не словом и языком, а делом и истиной». Для современного сознания любить, - значит, как правило, - наслаждаться, получать удовольствие, пользоваться. Для апостола Иоанна любовь - это жертва, забота и ответственность, она подлинно высока и глубока. Бог любит человека такой неизреченной любовью.
Вся жизнь апостола - путь любви к Богу и людям. Знаменателен в этом смысле один из моментов в житие святого Иоанна. Апостол имел множество учеников и последователей, ибо они видели в нем мудрого учителя и духовного отца. Как-то, когда апостол был уже в очень преклонном возрасте, ему рассказали, что один из его учеников потерял веру и стал предводителем разбойничьей шайки. Иоанн не мог пережить этого горя и пошел искать бывшего ученика. После продолжительных поисков он нашел несчастного. Но разбойник, увидев старца, стал убегать. Невзирая на слабость, Иоанн погнался за ним, но годы давали знать о себе, и он не мог догнать разбойника. Тогда святой апостол закричал: «Твой грех на мне! Остановись! Не губи свою душу! Покайся! И Бог тебя простит!». Тронутый любовью и заботой святого старца, юноша действительно покаялся и изменил свою жизнь. Таким удивительным святым человеком был апостол Иоанн.
Ни одна черта из земной жизни Христа Спасителя не ускользнула от проницательного взора апостола Иоанна, ни одно событие не прошло, не оставив глубокого следа в его памяти. В своем Евангелии он передал нам то, что тронуло его чуткое сердце в личности Божественного Учителя и Спасителя мира.
Евангелие от Иоанна открывает перед нами удивительный мир. Оно отличатся мистической таинственностью и молитвенной тишиной. И если в трех предыдущих евангелиях образ Христа Иисуса дан снаружи, то Иоанн показывает его изнутри, из глубин духа. Если выписать формулы, какими Иоанн называет Христа - Сын Единородный, Агнец Божий, Хлеб жизни, Спаситель мира, Пастырь добрый и т.д., - получится своего рода хвалебная песнь Христу. Все Евангелие «пропитано» молитвой, которая придает душе силы для жизни и несет успокоение в сердце.
Евангелие от Иоанна написано необычным языком. Оно построено на повторах, ключевых словах, переходящих из стиха в стих и превращающих текст в нечто и на стихи не похожее, но еще меньше напоминающее прозу. Казалось бы, язык этого Евангелия крайне беден: словарь Иоанна - 1000 слов, тогда как у Луки - более 2000, приблизительно 1700 слов у Матфея, 13550 - у Марка. Однако богословские глубины достигаются здесь не благодаря языку, а вопреки ему.
Евангелие от Иоанна можно сравнить с большой, вытянутой в длину картиной, висящей в темном зале. Проходя со свечой мимо нее, мы выхватываем из темноты то один, то другой, то третий фрагмент, но увидеть ее целиком не можем. У Иоанна очень много ночных сцен, таких, как разговор Иисуса с Никодимом, последняя беседа с учениками, явление Воскресшего апостолам.
Первые три Евангелия наполнены диалогами Иисуса с довольно большим числом людей. Он всегда в окружении толпы. У Иоанна наоборот: все разговоры Иисус ведет в основном наедине с собеседником. В первой главе Он говорит с Нафанаилом, в третьей - с Никодимом, в четвертой - с самарянкой, в пятой - с расслабленным, в девятой - со слепорожденным, дальше - прощальная беседа с учениками, потом, в конце Евангелия - с Фомой и затем - с Петром. Все это - как бы беседы вполголоса. Поэтому книгу можно назвать Евангелием нашей встречи с Христом, нашим молитвенным диалогом с Ним.
Евангелисты не похожи друг на друга - ни по образованности, ни по типу мышления, ни по темпераменту, ни по задачам, которые они перед собой ставили. Но в центре внимания всех четырех евангелистов - один и тот же Христос. Это делает Иисуса не героем Евангелия, а действительно живым Богочеловеком, который выходит за рамки книги и реально оказывается среди нас. Каждое из Евангелий рисует Его портрет. Но Иисус в четырех Евангелиях - значительно больше, чем портрет, даже больше, чем голограмма. Это - чудо.