Александр ГАЛЬКЕВИЧ

Бизнес-климат зависит не только от качества законодательства и правоприменительной практики, первостепенное значение имеет также правовая культура граждан. Так считает заслуженный юрист Беларуси, советник по правовым вопросам Международной финансовой корпорации Валерий ФАДЕЕВ, один из соавторов законопроекта о поддержке малого и среднего бизнеса.
- Валерий Алексеевич, чем концептуально отличается проект закона о поддержке малого и среднего бизнеса, разработанного бизнес-сообществом с участием Международной финансовой корпорации, от аналога, предложенного Министерством экономики?
- Главное - в гарантиях защиты прав субъектов малого и среднего бизнеса, поскольку в нашем проекте есть специальный раздел, где отражен весь передовой мировой опыт в этой сфере. В частности, в нем предусматриваются нормы, которые предполагают презумпцию добросовестности, не придание законам обратной силы, предлагается ввести для ряда нормативных актов «инкубационный» период, чтобы они могли вступить в законную силу лишь после практической «обкатки».
Кроме того, в законопроекте более четко «выписана» инфраструктура поддержки предпринимательства. Ведь за последнее десятилетие многие центры поддержки предпринимательства просто исчезли, а оставшиеся переведены на хозрасчетный режим функционирования и тем самым лишены льгот по аренде помещений. Поэтому многие были вынуждены сократить персонал и арендуемые площади, переехать из центра городов на окраины.
Мы же предлагаем, учитывая важность частного бизнеса для экономики страны, ввести центры поддержки в законное русло, как и деятельность бизнес-сообществ. У нас сегодня нет специального закона об объединениях предпринимателей и нанимателей. При этом некоторые из них действуют как общественные объединения физических лиц, а есть бизнес-союзы, куда входят юридические лица. Они-то и оказались за рамками закона, поскольку в существующем законодательстве не в полной мере отражены права этих организаций по защите прав своих членов. Мы постарались заложить такие нормы, которые гарантировали бы участие бизнеса в нормотворчестве, что де-факто присутствует практически во всех индустриально развитых странах. А это один из элементов гражданского общества.
У нас же пока нормотворчество находится вне зоны общественного контроля, поэтому практически все законодательные акты рождаются в чиновничьих кабинетах без должной экспертизы тех субъектов права, для кого они пишутся. Мы предложили исключить принятие любых законодательных актов без их рассмотрения и одобрения бизнес-сообществом.
- К сожалению, даже самый замечательный закон можно с помощью нормативных актов превратить в пустую формальность. Удалось ли в вашем законопроекте исключить лазейки для бюрократических «поправок»?
- Госорганы нельзя полностью лишить законодательной инициативы, поскольку это одно из тех направлений, которое оправдывает их существование. Поэтому главное - исключить принятие любых правовых актов без должного общественного обсуждения. Не нужно бояться гласности, в том числе в законотворчестве, это принесет только пользу. Ибо в тех же бизнес-союзах есть очень грамотные специалисты, например, Георгий БАДЕЙ, который был трижды министром.
Поэтому чиновникам не нужно замыкаться в своем «коконе», нормотворчество должно быть более открытым. Тем более, что качество законодательства можно оценить только в комплексе. Нельзя рассматривать тот или иной закон без сопряженных законодательных актов и имеющейся правоприменительной практики. Да, интересы бизнеса и государства не всегда совпадают, но мы должны находить их баланс, и это пошло бы на пользу и государству, и бизнесу.
- У нас, в отличие от Австрии, где каждый субъект бизнеса до начала своей хозяйственной деятельности должен стать членом регионального либо отраслевого предпринимательского союза, многие фирмы и предприниматели не желают обременять себя таким членством. В итоге получается, что есть активные участники диалога с правительством, а есть «нахлебники», которые пожинают плоды труда других, хотя, как известно, любой лоббизм стоит денег. Как избежать такого безразличия?
- В свое время данный вопрос активно обсуждался, были даже предложения по включению обязательных норм о членстве предпринимательских структур в профессиональных общественных объединениях. Я считаю, что не совсем правильно вводить императивные нормы в этой сфере. Ведь чаще всего предприниматели видят, что бизнес-союз не может должным образом защитить их права, поэтому вступать в него не желают. Получается замкнутый круг - государство ничего не делает для поднятия статуса таких объединений, а предприниматели не видят особой пользы от членства в них. Только в том случае, когда государство поймет, что равноправный диалог на пользу всем, тогда и общественные объединения предпринимателей смогут функционировать в полную силу.
В конце концов, Конституция наделяет гражданина не только обязанностями, но также гарантирует, что государство должно создать условия для полноценного развития личности. То есть обязанность и ответственность взаимны, но у нас часто присутствует «одностороннее движение»: гражданин обычно «должен» больше, чем государственные органы. Чиновники забывают о том, что они всего лишь наемные работники, а главным лицом должен быть налогоплательщик, за счет которого они и существуют.
- Одной из главных задач любого государства является создание конкурентной среды. Сформированы ли у нас такие условия на законодательном уровне?
- Антимонопольное законодательство часто не срабатывает, поскольку само государство является главным монополистом во многих сферах. Мировая практика доказала, что чем меньше оно «влезает» в экономику, тем выше ее эффективность.
Необходимо усиливать роль антимонопольных органов, причем законодательно зафиксировать, что все субъекты права одинаково равны перед законом. У нас ведь практикуются совершенно недопустимые вещи, когда на региональном уровне негласно запрещается распространение продукции предприятий из других регионов Беларуси, что, в частности, произошло с продукцией известного молочного брэнда «Савушкин продукт». В любой другой стране такое местное самоуправство привело бы к отставке руководителей региона, потому что это ведет к разрушению государственных устоев.
- Вы уже говорили о том, что законодательство и правоприменительная практика часто «двигаются» в разных направлениях. Чем это можно объяснить?
- Здесь много причин, в том числе и несовершенство законодательства, поскольку у нас практикуется создание отсылочных норм. Есть решения пленумов Верховного и Высшего хозяйственного судов, которые принимаются исходя из правоприменительной практики. Но они не могут всего предусмотреть, поэтому чаще всего судьба обычного гражданина или субъекта хозяйствования зависит от решения регионального судебного органа.
И здесь ярко проявляется проблема независимости судов. Например, объекты недвижимости на ул. Комсомольской в Минске, которые суды первой инстанции оставили за инвесторами, вложившими в их модернизацию немалые средства, впоследствии были переданы государственным органам. А все потому, что пока в судебном процессе отсутствует принцип состязательности, который присущ любому независимому рассмотрению дела. Так, нигде прокуратура не надзирает за судами, поскольку те должны быть независимыми в своих решениях. У нас же в данном государственном органе существуют специальные отделы по наблюдению за судопроизводством.
- Однако для превращения Беларуси в правовое государство необходимы не только более совершенное законодательство, независимость судов, но и наличие правовой культуры граждан. Ибо безнаказанность, как правило, провоцирует дальнейшие правонарушения. Можно ли «приучить» к этому?
- Это идет еще со времен СССР, когда люди понимали, что бороться с системой бесполезно, поскольку законы практически не работали, а действовали постановления ЦК КПСС и Совета Министров. Здесь очень важную роль должно сыграть государство, потому что если его органы управления и чиновники не показывают пример законопослушания, если четко не исполняют свои обязанности и закон, то и обыватели будут так же относиться к праву. С другой стороны, бизнес-союзы и иные общественные объединения должны работать со своими членами, воспитывая у них правовую грамотность.