Английский мастер белорусского авангарда

Мария МИХАЙЛОВА

Авангардизм как неоднозначное направление искусства сегодня, как и много лет назад, принимается нашими соотечественниками с трудом, но, тем не менее, более адекватно, чем в прошлые годы.

Подтверждением этому служит парадокс: в страны, откуда раньше выезжали прогрессивные художники, сейчас все чаще едут иностранцы, чтобы найти здесь «кладезь» для творческих исканий. Яркий тому пример - англичанин Питер ХИКСОН, который совершенно случайно попал в Беларусь в конце 80-х гг. прошлого столетия, и неожиданно для себя и своих близких создал целую эпопею белорусской авангардной живописи.
П.Хиксон родился в небольшом английском городке Петербороу (Peterborough), недалеко от Лондона. Увлеченный творчеством великого соотечественника Уильяма Тернера, а также произведениями передовых художников ХХ в. - П.Пикассо, К.Моне, Ван Гога (к счастью, до Лондонской галереи было всего несколько минут на поезде), он начал рисовать с 11 лет. Художник-самоучка вовсе не считает, что ему не повезло в жизни: он был зачислен в одну из художественных школ Лондона, но бросил ее по собственному желанию.
- Я никогда не хотел и не хочу знать, как делать искусство, как рисовать и как высказывать что-то с помощью картин, - рассказывает П.Хиксон. - Я хотел найти свое выражение искусства, неважно, соответствует это чьему-либо мнению или нет.
Несмотря на столь смелые высказывания, художник в своем раннем периоде творчества еще придерживался классического направления. В его живописных пейзажах, отражающих красоту и величие провинциальной Англии, довольно четко просматривается романтика У.Тернера и одновременно прозрачность кисти Поля Сезанна. Но очень скоро и в жизни, и в творчестве художника наступил переломный момент.
Все началось после того, как П.Хиксон поступил в Кембриджский университет на специальность инженера. Эта универсальная профессия, по его словам, развила логику и мышление, подарила молодому художнику возможность путешествовать по всему миру.
По стечению обстоятельств П.Хиксон оказался в Беларуси. Произошло это в годы советской власти, когда «железный занавес» и нетерпимость к иностранцам, казалось, не располагали к гостеприимству. Но в 70-х гг. во времена активного роста промышленности странам СССР для совершенствования был необходим опыт иностранных мастеров. Именно в то время в Могилеве создавалось предприятие «Химволокно». Сюда и была послана группа квалифицированных инженеров из Великобритании, среди которых оказался П.Хиксон. Здесь он познакомился со своей будущей женой Ириной, подрабатывавшей в то время переводчицей. Англичанина покорила открытая и искренняя душа белорусской женщины, которая впоследствии стала музой его творчества. Через полгода они поженились и переехали жить в Великобританию, но, как оказалось, ненадолго.
Через несколько лет размеренная жизнь британской деревушки и скудность общения наскучила супруге английского художника, и она предложила переехать в Беларусь навсегда. На удивление, ее английский муж, привыкший к хорошим условиям жизни и достатку, с радостью согласился на такой шаг: ради любви и эксперимента над своим искусством.
Приехав в Беларусь конца 80-х - начала 90-х гг. П.Хиксон был настолько ошарашен происходящим, что чуть было не похоронил свою страсть к искусству. Здесь он впервые столкнулся с прежде неведомой для него проблемой: как прокормить семью и выжить? Но, как ни странно, именно этот переломный момент в истории Беларуси стал для англичанина неким отправным пунктом в его искусстве. В произведениях П.Хиксона появился абсолютно новый, прогрессивный стиль - кубизм с характерным плоскостным отображением мира, основанного не на том, что видишь, а на том, что чувствуешь. Иными словами, это искусство на уровне подсознания. Об этих временах говорит огромная картина - «1992» - выражение полного нонсенса, абсурда и человеческого непонимания. Схожую ситуацию на своем полотне «Герника» когда-то изобразил и великий П.Пикассо.
- Я пережил настоящий шок во время перехода от Советской Белоруссии к Республике Беларусь, - говорит П.Хиксон. - Перестройка, карточная система, еда по талонам - это был настоящий сумбур, переполох в жизни и обществе.
Благодаря насыщенности событиями, непрерывным изменениям в политике, культуре, социуме, в искусстве П.Хиксон начался новый период - белорусский, в котором глазами иностранца был описан определенный и довольно важный отрезок истории Беларуси. Но нельзя сказать, что он вдруг стал патриотом другой страны. П.Хиксон отражал в своих полотнах нашу жизнь такой, какой она была, со всеми взлетами и падениями, нуждами и разочарованиями.
О своей принадлежности к английскому или белорусскому искусству П.Хиксон всегда говорит с улыбкой, что он - универсальный художник, потому что его искусство несет мир и взаимопонимание, независимо от того, в какой стране он живет.
Современная живопись П.Хиксона насыщена лирикой, но с авангардными чертами: передовыми, прогрессивными, отходящими от общих законов рисования. Насыщенные философией, они буквально заставляют зрителя не просто смотреть, а думать.
Эти особенности прослеживаются и в его коротких рассказах - в них он описывает окружающий мир во всех его проявлениях. Но в живописи все переживания автора более остры и наглядны: единение человека и природы олицетворяют юноши, кормящие голубей, момент ожидания чувствуется в образе заледеневших городских пейзажей, а радость и любовь выражается идущей по улице парой… Все запечатлено в красочных, радужных, голубых и розовых тонах, доказывающих, что мир может быть прекрасным, несмотря на отсутствие призрачных очков.
- Когда он рисует, я выхожу из дома и гуляю часами, потому что ему необходимо полное одиночество, - рассказывает жена Ирина Хиксон. - Питер располагается на кухне, убирает всю мебель, вешает на стену холст и творит. Я думаю, он пишет не то, что видит, а то, как видит. Наверное, Питер умеет писать то, что внутри каждого из нас.
В этих словах музы художника и есть то глубинное понимание искусства, которое пытается донести мастер до своего зрителя.