Мария МИХАЙЛОВА, искусствовед

Современное искусство требует от художника не только досконального владения основными техническими средствами, но и достижения им психологического контакта и согласия между зрителем и художником. Особенно когда это касается пути следования по тонким граням между пошлостью и деликатностью жанра «ню» .

Егор Замараев - приверженец «нового» искусства, что подтверждает название выбранного им ответвления авангарда - модерн. Хотя, безусловно, по отношению к его творчеству это звучит слишком категорично. Ведь здесь речь идет не просто о направлении в искусстве, а именно о стиле художника, о его манере самовыражения и отображения мира, которая, несомненно, стоит далеко за пределами стандартных понятий. Стиль Замараева - это в первую очередь высокая индивидуальность, которая проявляется не только в классических художественных средствах - линиях, мазках, композиции, но и в психологических способах отображения реальности, среди которых схематизм, повествовательность, аллегоричность. Эти понятия стали своеобразными лозунгами, можно сказать, в революционном искусстве Егора Замараева…

Как и многие дети своего времени, он большую часть свободного времени проводил в дворовых играх. Но мало кто из его друзей знал, что Егор всерьез увлекся рисованием - так называемая «художественная лирика» в те годы считалась совершенно не мужским занятием, в отличие от спорта. Хотя интерес к последнему у Замараева тоже был - в свое время он профессионально занимался американским футболом.

Когда пришло время выбирать профессию, Егор подал документы в художественное училище, но за чрезмерную, по мнению комиссии, фантазию в использовании цветов его не приняли. Конечно, тогда сложно было кому-то доказать, что яблоко может быть фиолетовым, поскольку «парадом» командовал реализм. Хотя, как ни иронично звучит, но именно с этого стиля и начинал художник.
В институт Е.Замараев все-таки поступил, но на отделение архитектуры. По мнению художника, - профессия только первый шаг к искусству.

«В живописи я нашел гавань для сердца», - говорит Егор Станиславович. Именно тогда, в начале 90-х гг., творчество в его жизни стало играть главенствующую роль: он продолжал писать картины и сочинял стихи.

Не закончив вуза, Замараев уехал на Кавказ, который стал для него духовным пристанищем, потому что практически во всем, что его окружало там, он находил созвучие своему внутреннему миру. В это время он реализовал себя как профессиональный художник и поэт, попутно изучая в деталях культуру, традиции, обычаи и духовный уклад народов Закавказья.

В конце «лихих 90-х» художник переехал в Москву, где к нему пришло осознание того, что необходимо заниматься тем, что нужно людям. И Егор, отметив свое 30-летие, возвратился в родной Минск. Именно этот возраст стал для него совершеннолетием - в осознании себя как зрелого мужчины, и полноценного художника…

Хорошее знание архитектуры и работа инженером-строителем во многом способствовали совершенствованию техники рисования, переходу к четкости и схематичности форм. Но все же никто и ничто не сможет сказать о художнике больше, чем его искусство. «Мужские персонажи в основном носят автобиографический характер, а в женских я вижу образ моей спутницы», - делится Егор Станиславович. Это подтверждает основной тематический сюжет в живописи - человек и его отношения с другими людьми. Но все эти проблемы в творчестве Замараева имеют одновременно и обобщающий, и конкретный характер. К примеру, произведение «Семейная сцена»: две обнаженные натуры, изображенные в кричащих тонах, являются своеобразной аллегорией, символом любви и страсти. Эта картина - еще одно доказательство того, как важна для художника игра цвета. И если с искусствоведческой точки зрения более правильным будет считаться понятие «тон», а не «цвет», то художник намеренно выбрал главным оружием последнее.

Цвет для Е.Замараева стал своеобразным паролем на пути взаимопонимания между создателем и ценителем произведения. Например, красный - цвет активности и агрессии - ассоциируется у него с женщиной. Мужчина же зачастую изображается либо в сером, либо в синем, символизирующих веру и надежду. Кроме того, цвет является не только психологическим, но и техническим средством - с его помощью он создает композицию, пространство, перспективу.

На примере вышеописанной картины можно рассуждать и о понятии эротизма в творчестве художника. Вообще, эротика - весьма тонкая и щепетильная грань, с которой приходится сталкиваться абсолютно каждому художнику. Замараев не стал останавливаться на ассоциации с прекрасным - он вступил в эту сферу дерзко, по-мужски, но, одновременно, не переступив грань деликатности.

Дикие инстинкты в живописи Замараева имеют под собой не только эмоциональную, но и научно-познавательную основу. Например, четкие линии, цвета, силуэты ассоциируются с наскальной живописью первобытной культуры. В них можно увидеть ритмы и страстного танго, и беспечной лезгинки, и завораживающей кадрили. Гармоничное смешение эмоциональности и рациональности - вот в чем видит художник неподдельность и искренность своего искусства.

Искусство Егора Замараева со временем привлекло внимание многих знатоков и ценителей искусства. В 2003 г. Егор Станиславович выступил одним из организаторов творческого объединения «Люцерна», где собрались молодые и талантливые авангардисты. Помимо этого он начал проводить выставки и сразу же получил характеристику высококлассного художника-авангардиста. А поскольку приверженцев этого направления в наши дни достаточно много, каждому творцу, следующему этому течению жизненно необходимо в чем-то быть первооткрывателем. Изобретение Егора Замараева - порыв эмоций, которые он научился отображать на своих полотнах.

Художник не призывает к восхищению, он ждет от зрителя потрясения, где первичен шок, а не спокойное созерцание. И пусть у некоторых персонажей на его картинах нет рта, или зрачков, или изображены они в сиреневом цвете… Но в творчестве Замараева есть смелость, стремление к экспериментам и, что самое главное, ключ к внутреннему миру каждого из нас, о существовании которого мы уже почти забыли.