Простота - залог экономического «здоровья»

Александр ГАЛЬКЕВИЧ

В начале 90-х гг. автор этих строк участвовал в подготовке аналитического доклада для Всемирного банка на тему: «Как открыть магазин». В ходе работы выяснилось, что нормативная база и реальная практика находятся на противоположных «полюсах». Итальянского специалиста, принимавшего этот доклад, особенно впечатлило высказывание одного бизнесмена: «Глаза наших чиновников, как окошечко кассового аппарата. В них всегда проставлена сумма, которую они хотят получить». Многое ли изменилось с тех пор? Судя по беседам с предпринимателями, сегодня уже нет того беспредела, который существовал в «лихие 90-е». Однако жизнь тех, кто хочет открыть свой магазин или кафе, от этого проще не стала.

Как и прежде многое зависит от личных связей и предпринимательского «веса». Если вы «мелкая рыбешка» в белорусском рыночном «аквариуме», то придется долго «бродить» по бесконечным кругам бюрократического «лабиринта». Причем далеко не факт, что в конце этих «хождений по мукам», удастся склонить чашу «разрешительных» весов в свою сторону. И дело не столько в своеволии чиновников, сколько в абсолютно противоречивой нормативной базе. Поэтому на каждом административном «перекрестке» может одновременно гореть и «красный», и «зеленый» сигнал «светофора». К примеру, что первично: ассортиментный перечень или согласование торговой наценки кафе? В существующей нормативной документации все расплывчато и неопределенно. Поэтому без ассортиментного перечня могут не утвердить наценочную категорию, а без наценочной категории - ассортиментный перечень.

Не меньше проблем возникает при решении непрофильных вопросов. Например, необоснованно растянут срок получения технических условий на подключение заведения к телевизионной линии, который определен в 60 дней. Через 59 дней после подачи заявки могут дать положительный ответ, а могут заявить, что заявление неправильно оформлено. При этом бюрократический «счетчик» «обнуляется», так что следующий ответ, возможно, придется ждать еще не один месяц. Так создается почва для коррупции, и таких вариаций несметное множество. Понятно, что в такой ситуации более мелкие предприниматели оказываются наименее защищенными. Правда, стоит отметить, что в последнее время предпринимательским союзам в «соавторстве» с Минэкономики и Минторгом удалось в 1,5 раза сократить некоторые бюрократические процедуры, однако и на этом «фронте» еще масса проблем требует своего разрешения.

Зачем на 2 пары рук 13 моек?

По словам предпринимателей, пик абсурдного нормотворчества пришелся на 1996-2002 гг. Тогда принимались такие нормы, которые были заведомо невыполнимы для всех участников рынка. А поэтому и штрафовать можно было всех подряд. Самые «невыполнимые» правила определены многочисленными документами по противопожарной безопасности, поэтому любая проверка МЧС заканчивается для любой структуры актом о выявленных нарушениях.

Так, и сегодня на складе магазина запрещено пользоваться компьютером, а товар должен находиться на расстоянии не менее 1 м от стен, где проходят трубы отопления. В итоге абсолютное большинство небольших магазинов можно закрыть в любое время, потому что найти там дополнительные площади для выполнения этих требований невозможно. Но на чем основаны правила? Ведь любые ограничения должны быть подтверждены статистикой несчастных случаев. Очень сомнительно, что компьютеры или системы отопления, расположенные ближе 1 м от товаров, стали причиной возникновения хотя бы одного пожара. Однако такие абсурдные нормы могут служить не только почвой для устранения конкурентов нерыночными методами, но и неплохой коррупционной составляющей.

На особом «учете» у санитарных служб почему-то придорожный сервис. Может, поэтому он у нас и развивается черепашьими шагами, что проверки следуют одна за другой. Это не изменилось даже в период моратория, введенного соответствующим указом Президента РБ. Эволюция санитарных правил к более разумным нормам идет очень медленно, при этом данный процесс еще далек от совершенства. Предприниматели считают, что такие требования должны быть направлены на решение главной задачи - обеспечение безопасности потребителя и персонала, а не на усложнение жизни занятых в этой сфере бизнеса.

Например, в небольшом кондитерском цехе, где два работника выпекают булочки, по санитарным правилам необходимо иметь 13 моечных ванн! Но зачем их столько на две пары рук? Такие нормы при сегодняшних эффективных гигиенических средствах выглядят просто анахронизмом.

Дополнительные, ничем не обоснованные требования различных контролирующих органов ведут к тому, что расходы на ведение аналогичного бизнеса у нас выше, чем в соседних странах. Не потому ли обед в минском ресторане или кафе обходится белорусам в 2-3 раза дороже, чем в Киеве или Вильнюсе? Вряд ли способствует развитию конкуренции и сама система наценочных категорий, доставшаяся в наследство от СССР. Беларусь осталась единственной страной на постсоветском пространстве, где такие нормы продолжают действовать.

Проверки налоговых органов часто напоминают игру «кто быстрее» - инспектор запишет в акт нарушение или предприниматель успеет предъявить нужный документ, который не всегда можно быстро найти. Пока не определено самое главное - что является объектом налоговой проверки? - такие «игры» будут заканчиваться с заведомо известным результатом. Иногда штрафы за мнимые «нарушения» превышают суммы налоговых отчислений, что не способствует улучшению деловой среды, а без этого трудно рассчитывать на увеличение иностранных инвестиций и динамичное развитие малого и среднего бизнеса. Следует также добавить, что государственными СМИ в обществе формируется негативное отношение к предпринимательству.

Во многом виноваты сами

Однако не только власть, но и сами предприниматели часто провоцируют отрицательное отношение общества к себе. Не секрет, что во многих минских «бутиках», где продаются товары якобы мировых брэндов, на самом деле выставлены подделки. В принципе ничего предосудительного в этом не было бы, если бы они не реализовывались по «запредельным» ценам. При этом очевидно, что торговая наценка на товар, произведенный в подпольно-подвальных цехах, выражается не в десятках, а в сотнях процентов. Но когда за подделку с вас «дерут три шкуры», это не добавляет положительных эмоций.

Казалось бы, здесь и должны выйти на первый план контролирующие государственные органы, потому что, скорее всего, эта продукция не только поддельная, но и «левая», с которой не уплачены налоги. В таком случае налицо не только обман потребителя, но и недобросовестная конкуренция. Ведь те фирмы, которые покупают «нормальный» товар, платят все налоги. Но Министерство торговли не обременяет себя такими функциями. Хотя выяснить - подделка это или нет - довольно просто. На всех бирках, где на изделиях легкой промышленности указывается состав материала, способ его стирки, глажения или химчистки, должна в обязательном порядке указываться и страна происхождения товара. Если эти данные отсутствуют, то можно не сомневаться в том, что это подделка. Так вот, на 80-90% импортных товаров, продаваемых в Беларуси, информация о стране-производителе отсутствует либо красуется надпись: Made in EU. Но такой страны не существует!

Ничего не делается властью и для увеличения числа мест в кафе и ресторанах. Например, в микрорайоне Масюковщина в Минске, где проживает около 80 тыс. жителей, нет ни одного общепитовского «посадочного места». По данным ОО «Минский столичный союз предпринимателей и работодателей», за первый квартал этого года в Минске открылось 30 новых кафе и ресторанов, но при этом 36 ранее существовавших - закрылось. Хотя нас уверяют, что в общепите дела обстоят не хуже, чем в соседних странах, однако там, в большинстве своем, не учитывают посадочных мест в студенческих и производственных столовых, куда обычный посетитель никогда не пойдет обедать или ужинать. Поэтому можно с уверенностью утверждать, что как такового рынка общественного питания в Беларуси не существует.