Принято считать, что если для женщины главное в жизни - семья, то для мужчины - работа. Неудивительно, что для многих из них она становится вторым домом. Меньшее число наших современников принадлежит к той редкой когорте, которые считают работу не вторым, а первым домом. К числу таких людей, несомненно, можно отнести и генерального директора унитарного предприятия «Гроднооблсельстрой» Владимира НЕСТЕРОВА, который в далеком 1966 г. пришел работать на предприятие мастером, а с 1982 г. является его бессменным руководителем.

- Владимир Алексеевич, четкого деления на «сельских» и «городских» строителей не существует. А есть ли организационные и иные отличия в строительных работах в городской черте и сельской местности?

- Есть несколько причин, по которым сельским строителям сегодня работать намного труднее, чем их коллегам в городе. Во-первых, строительство домов на селе, чем мы в силу своей региональной привязки занимаемся больше чем кто-либо, имеет ряд законодательных ограничений по рентабельности, что сразу ставит нас в неравные условия с другими участниками строительного рынка. Мы строим ежегодно более 400 домов, а рентабельность на эти работы ограничена 5%. То есть даже в том случае, когда мы сработали эффективно и за счет этого получили рентабельность выше ограничительного уровня, все равно должны отдать честно заработанные средства государству.

Но ведь существует разница между строительством в летнее и зимнее время. Летом мы можем получить большую рентабельность, поскольку объемы строительства выше, а затраты меньше. Зимой же, наоборот: из-за небольших объемов и больших затрат строительство домов на селе оказывается убыточным. Кроме того, существующие расценки на одни и те же работы по строительству 60-квартирного и одноквартирного дома абсолютно одинаковы. Но одно дело, уложить 3 тыс. куб. м кирпичей с помощью нескольких башенных кранов, бетонных насосов и т.д., и совсем другое - 70 куб. м кладки для одноквартирного дома. Понятно, что сами работы, несмотря на их кажущуюся схожесть, будут стоить совершенно по-разному.

Аналогичная ситуация и с доставкой всей необходимой комплектации. Для одноквартирного дома нужно везти одну ванну, умывальник, унитаз, плиту и т.д. Намного проще доставить 10-20 комплектов, по этой причине строительство сельского дома обходится дороже, чем квартира такой же площади в многоквартирном доме.

Кроме того, мы ведем около 30% объемов общестроительных работ по агрогородкам: школы, детские сады, амбулатории и т.д. Проводим реконструкцию социальных объектов, что подчас намного сложнее, чем построить здание с «нулевого» цикла. И здесь также рентабельность ограничена 5%, но для нормального развития предприятия она должна быть на уровне 15-18, а лучше - 20%.

Сейчас Министерство архитектуры и строительства готовит президенту доклад по этой проблеме. В проекте предусматривается убрать существующие ограничения по рентабельности на проведение указанных выше строительных работ, что, несомненно, станет знаковым событием для нас и родственных нам организаций.

- Но как тогда в этих условиях вам удается удержаться «на плаву»? Ведь если в других организациях, которые строят в год по 30-40 домов на селе, эта программа занимает 1-2% общего объема работ, то у вас наверняка она превышает 25% общего объема. За счет чего вы проводите техническое перевооружение предприятия?

- Сразу скажу, что делать это нам очень нелегко. Только в последние годы стали получать из инновационного фонда средства на перевооружение. А ведь активная часть основных фондов у нас была изношена на 90 и более процентов. Единственное, благодаря чему нам удавалось выжить, это строительство на селе промышленных объектов. К примеру, мы ведем строительство двух объектов на бройлерной фабрике, каждый стоимостью более 30 млрд. руб. Реконструируем и строим животноводческие комплексы, которые стоят 10-12 млрд. руб. Рентабельность на таких масштабных объектах за счет механизации работ намного выше, среднее значение этого показателя составляет около 8%.

Помогло и то, что при покупке оборудования в лизинг разрешили лизинговые платежи относить на себестоимость работ. Это привело к снижению прибыли, но также и к уменьшению налогов на прибыль, а вся разница была потрачена на покупку новой техники. Без лизинга и инновационного фонда нам вообще было бы трудно что-либо приобрести. Облисполкому приходится распределять инновационный фонд так, что большую его часть получают не те, кто его формирует, а те, кто в силу неравных условий не имел такой возможности. Потому что при строительстве жилья можно получить 4-5% рентабельности, а построив птицефабрику - 18%. С жилья в инновационный фонд перечисляются мизерные средства, а за счет отчислений от строительства административных и промышленных объектов он в основном и формируется.

И надо отдать должное нашим людям, которые работают не только за заработную плату. Когда к началу учебного года нужно сдавать школы, никто из них не считается со своим личным временем, работают без выходных, в две смены. Хотя с 1993 по 1996 г. мы потеряли очень много высококвалифицированных кадров, которые уехали работать в Россию, в Москве вообще работает целая строительная организация из Ивья.

Здесь также вырисовывается весьма значимая проблема, ведь их семьи, которые продолжают жить в Беларуси, пользуются всеми социальными благами: субсидированием при оплате коммунальных услуг, бесплатным образованием и медицинским обслуживанием и т.д. В то же время налоги с заработной платы семейных «кормильцев», работающих за рубежом, уходят в бюджет страны пребывания, а не в бюджет Беларуси. Очень сложная ситуация сложилась у нас на границе с Литвой - в Островце, Ошмянах. Из Литвы строители подались на заработки в Европу, а нашим специалистам открывают рабочие визы и приглашают на работу в Вильнюс. Получается, что мы тратим средства на их обучение и обретение необходимых профессиональных навыков, а этим пользуются строительные компании соседних стран.

- А как, на ваш взгляд, можно решить эту проблему?

- Я по этому вопросу выступал на коллегии Министерства архитектуры и строительства, но с моими предложениями не согласились. А они касались следующего: у нас в некоторых видах строительных работ достигнут предел механизации. Поэтому, например, повысить производительность труда при облицовке плиткой уже невозможно. Аналогичная ситуация и по кирпичной кладке, при этом нормы выполняемых работ у нас, в Польше и Литве примерно одинаковые: не менее 1 куб. м кирпичей (400 шт.) в день. Но в Беларуси для любого заказчика стоимость этих работ оценивается в 8 долл., или около 16 тыс. руб., а значит в месяц без доплат и премиальных каменщик получит 360 тыс. руб. В то время как за ту же работу в Литве он может получить 1 тыс. евро.

Поэтому я предлагал увеличить расценки на такие работы примерно в 3 раза. При строительстве 60-квартирного дома цена 1 кв. м жилья будет всего на 8% дороже, но зато к нам вернутся высокопрофессиональные кадры. Мы уже имеем такой опыт в Мостовском районе, когда за счет удачного набора строящихся объектов местные строители начали зарабатывать по 500-600 долл. в месяц. Через некоторое время из Москвы вернулось 107 работников, поскольку разница в 100 долл. явно не оправдывала бытовой неустроенности, разлуки с семьей.

- Когда-то конкурентами сельских строительных организаций выступали так называемые бригады «шабашников». Подобные строительные услуги уже в далеком прошлом или до сих пор присутствуют на рынке?

- Таких бригад осталось немного, но они есть. В какой-то степени система налогообложения стимулирует строительство хозспособом. Заказчику выгоднее нанять бригаду «шабашников» и платить им высокую заработную плату, потому что так он уходит от целого ряда налогов. Поэтому и расходы на строительство ниже, чем при заключении договора со строительной организацией. Но многие агропромышленные предприятия уже не способны содержать инфраструктуру для ведения таких работ: транспорт, подъемную технику, средства малой механизации. И «шабашников», работающих в сельском строительстве, становится все меньше, потому что большинство из них уходит возводить индивидуальное жилье. И если мы за кубометр кладки платим 8 долл., то на «шабашке» - 30 долл.

- Скажите, а такая разница в оплате труда сохраняется и среди среднего звена: конструкторов, инженеров, архитекторов?

- В этой области практически не существует таких разбежек в оплате труда. Например, наши специалисты, которые проектируют жилые и производственные объекты на селе, получают всего на 5-7% меньше своих коллег, работающих в Гродногражданпроекте.

Но белорусские проектировщики значительно отстали по техническому оснащению от своих западных коллег, прежде всего в программном обеспечении. Лет 15 тому назад мне довелось побывать в небольшой частной сельской строительной фирме в Германии, где в нашем присутствии супружеской паре на компьютере, как из детского конструктора «Лего», за 6 ч «собрали» дом. Затем стороны заключили контракт, выпили пива и разъехались, довольные результатом. Есть разница и в исполнительской дисциплине. У нас строитель может взяться за выполнение работ, не имея для этого необходимых инструментов, технических условий и материалов, что в Германии в принципе невозможно.

- У сельского строительства, с точки зрения индустриализации, есть перспективы? Конечно, при условии, что эти дома не будут похожи на известные всем «хрущовки».

- Сделать можно все, но часто это упирается в наш менталитет. Почему-то в Польше и Литве строят щитовые домики, а у нас они спросом не пользуются. Возможно, вопрос в плохой репутации прежних моделей, но сейчас строительные технологии и материалы ушли далеко вперед. А наши люди по-прежнему предпочитают действительно «капитальное» строительство: если уж строить, то из кирпича и бетона. Не прижились и панельные дома. Возможно, потому, что на селе отсутствуют коммунальные службы. В городе строго следят за сроками ремонта кровли, обновлением фасадов зданий, а на селе никого кроме самого хозяина дом не интересует.

- Какие у вас планы на текущий год?

- В этом году объем строительства жилья у нас возрастет в 1,5 раза, потому что по республике к 2011 г. необходимо в 2 раза увеличить его объемы. Хотя ежегодно по бизнес-плану мы планируем рост в пределах 8%, но реально прирастаем на 20-40%. Выделяются значительные средства на реконструкцию животноводческих ферм, а там, как правило, необходимо реконструировать 3 старых здания и построить 2 новых. Ведем строительство бройлерной фабрики в Скиделе, птичники уже построили, сейчас заканчиваем убойный цех и цех переработки.

Строители в большей степени, чем кто-либо зависят от общего экономического положения в стране. Мы как лакмусовая бумажка - если у нас работы невпроворот, значит дела в экономике идут хорошо. Пока, судя по всему, работы нам хватит на долгие годы вперед.

 

ГОУП «Гроднооблсельстрой»

230025, г. Гродно, ул. К. Маркса, 31,

тел.: (0152) 750-076

e-mal: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.