Владимир БОГДАНОВ, директор рекламного агентства «Гольфстрим»

В нынешнем году Россия будет отмечать 90-летие окончания Первой мировой войны. Достаточно поводов вспомнить эту дату и у белорусов, на чьей территории произошло немало крупных сражений начала прошлого века. Едва ли не самое яркое в их ряду - Нарочанская операция марта 1916 г. И хотя продолжавшиеся почти две недели атаки не принесли русским войскам лавров победителей, военные историки называют ее в числе «наиболее героических и значимых», а политики считают событием, резко усилившим в армии революционные настроения.

Предыстория операции такова. В феврале 1916 г. немецкие войска неожиданно начали мощное наступление на Верден, союзнические армии несли тяжелейшие потери, возникла угроза падения Франции и перелома всего хода кампании. Французское командование обратилось к России с очередной просьбой отвлечь силы немцев с Запада, для чего начать наступление на Восточном фронте.

Согласно плану Нарочанской операции, разработанному Генеральным штабом, предполагались одновременные удары в двух направлениях: один - между озерами Вишневское и Нарочь (ныне входит в Мядельский район), другой - севернее железной дороги Поставы-Свентяны (теперь Поставский района Витебской области и город Швенченис в Литве).

Время для подготовки серьезного наступления у русского командования было крайне ограничено, да и страна не располагала достаточными ресурсами для активных боевых действий. Войска 2-й армии, которым предстояло опрокинуть немецкую оборону, испытывали острейший дефицит боеприпасов, артиллерийских орудий, даже шанцевого инструмента. Из 7 корпусов только один имел полный комплект винтовок.

Тем не менее 18 марта 1916 г. русские войска перешли в наступление и достаточно быстро преодолели первую линию обороны. Однако противник успел подтянуть резервы, бои приняли затяжной кровопролитный характер, к тому же началась распутица. 28 марта, истощив материальные и людские ресурсы, русская армия прекратила наступление.

Описывая Нарочанскую операцию, историки, как правило, делают акцент на ее слабой подготовке и безрезультативности. В последнее время, впрочем, высказываются и другие точки зрения. Действительно, по преимуществу лобовые атаки хорошо укрепленных немецких позиций, предпринимаемые без эффективной артиллерийской поддержки, стоили русской армии от 80 до 100 тыс. жизней (согласно современным справочникам 1018 убитых и раненых офицеров и 77427 солдат). Однако прорыв мощной, глубоко эшелонированной обороны никогда не был простым делом. А Западный фронт в районе Нарочи «стоял» многие месяцы, так что немцы успели соорудить здесь разветвленную сеть укреплений. Оборонявшимся способствовали и условия местности. Согласно военной теории начала прошлого века в наступательном бою «нормальными» считались даже потери 1:4. Потери же немецкой армии в Нарочанской операции оцениваются примерно в 30-40 тыс. человек, и пропорция, таким образом, получается 1:2. Не все так однозначно и с итогами операции. Да, запланированный глубокий прорыв не удался, но немецкое командование было вынуждено перебросить сюда крупные силы с западного направления, что значительно облегчило положение французской армии.

О том, как боролись русские солдаты, вспоминает непосредственный участник боев полковник Гриппенберг: «Войска стоят по колено в воде. И, чтобы передохнуть немного, складывают немецкие трупы и на них садятся, так как окоп полон воды… А к вечеру они начинают замерзать, и вдобавок, к ним заползают раненые, изуродованные, не перевязанные, страдающие, стонущие… И тем не менее они безропотно шли вперед. Нет, войска заслуживают глубокого уважения…».

Сегодня о событиях той далекой войны - кроме многочисленных блиндажей и укрепленных позиций - напоминают кое-где сохранившиеся военные кладбища. В 20-е гг. прошлого века в Германии был организован Немецкий народный союз по уходу за военными захоронениями. Правительство Польши, а ей до 1939 г. принадлежал Нарочанский край, не препятствовало деятельности представителей союза, которые по свежим следам боев оборудовали в районе Нарочи несколько кладбищ и отдельных захоронений.

При этом Народный союз не делил погибших солдат на своих и чужих, все останки, как правило, захоранивались на одном кладбище, где ставились одинаковые памятники. Некоторые из них сохранились до наших дней.

В 90-е гг. Немецкий народный союз получил возможность возобновить работы по восстановлению захоронений. Сегодня благоустроенные кладбища хорошо заметны благодаря большим металлическим крестам. К каждому из них прикреплены одинаковые таблички с надписью на русском и немецком языках: «Здесь покоятся солдаты - жертвы Первой мировой войны».

Интересен и такой факт. В 30-е гг. прошлого века примерно в тех же местах оборонительный рубеж на случай войны с советской Россией начала создавать Польша. Польские доты, которые часто путают с немецкими, и сегодня можно найти в Барановичском районе (например, возле Заосья или Крошина), много их в Ляховичском районе (у д. Дарево, Лабузы, на берегу Ляховичского водохранилища у д. Набережная) и т.д. Кроме строительства новых укреплений, польские военные инженеры активно использовали и доты, сохранившиеся со времен Первой мировой. Укрепленный участок возле Старых Войковичей - как раз такой случай. К концу 30-х гг. здесь на восстановленных австрийских дотах вновь нес службу гарнизон, теперь Войска Польского.

Однако в боевых действиях нарочанским укреплениям участвовать больше не пришлось. Зато сегодня водители и пассажиры автомобилей, проезжающих по трассе Брест - Москва, могут увидеть приземистые бетонные коробки, напоминающие о том, что когда-то в этих местах решались судьбы европейских народов.

Соотношение вооружений русской и англо-французской армий в середине 1916 г.*

Вид вооружений

Русская армия

Англо-французская армия

Полевые орудия

1

5

Тяжелые орудия

1

9

Пулеметы

1

4,5

Самолеты

1

4

Снаряды для тяжелой артиллерии

1

6

 

*Я.И. Трещенок. История Беларуси. Могилев, МГУ, 2004 г.