Закон о постепенном прекращении использования атомной энергии в электроэнергетике, которым Германия в числе других стран Европы заявила о своем стремлении к полному свертыванию атомной отрасли, вступил в силу 26 апреля 2002 г. Согласно ему до 2021 г. в стране должны быть поэтапно отключены 17 атомных реакторов.

Понятно, что не случайно этот закон начал действовать в день Чернобыльской катастрофы. Ведь именно общественный резонанс вокруг этой аварии и сыграл главенствующую роль в принятии данного решения. Он же в свое время обусловил возникновение мощных движений общественного протеста в Европе против дальнейшего развития атомной энергетики.

Казалось, ситуация, сложившаяся на мировом энергорынке, где стоимость барреля нефти вплотную приблизилась к отметке 100 долл. США, должна была остудить «пыл» противников АЭС и, наоборот, укрепить позиции сторонников развития атомной энергетики. Однако этого не произошло, требования о свертывании атомной энергетики и обязательном исполнении ранее принятых законодательных решений по-прежнему остаются в силе. Напомним, что последний энергоблок в Германии мощностью около 1400 МВт был введен в строй в январе 1989 г., и с тех пор не только не построено ни одного нового объекта такого рода, но даже проекты и планы возведения АЭС не рассматривались.

В ФРГ в настоящее время находится в эксплуатации 13 АЭС с 17 действующими ядерными реакторами. При этом большинство станций являются моноблочными и размещены в основном в западной части страны. Реакторы советского образца, которые находились на территории бывшей ГДР, были закрыты и демонтированы из-за несоответствия западным стандартам безопасности. Они действительно представляли угрозу для окружающей среды, поскольку были привязаны к нижним и средним течениям рек бассейна Северного моря и Дуная. Так что в случае аварии с выбросом радиоактивных веществ могли быть загрязнены огромные территории.

Согласно принятой правительственной программе, все АЭС Германии должны быть закрыты к 2020 г. Однако этому сопротивляется «атомное» и «энергетическое» лобби, которое настаивает на закрытии станций лишь после полного исчерпания ими рабочего ресурса.

К настоящему времени уже выведены из эксплуатации 2 АЭС: одна мощностью 670 МВт в г. Штаде (2003 г.) и вторая мощностью 360 МВт в г. Обригхайм (2005 г.). Еще 4 станции прекратят свое существование к 2009 г., поэтому за счет выбытия этих энергетических мощностей германской экономике необходимо будет возместить потери строительством новых электростанций на углеводородном и альтернативном топливе суммарной мощностью 20 тыс. МВт.

Нехватка энергетических мощностей будет также восполняться за счет внедрения энергосберегающих технологий и расширения применения возобновляемых источников энергии. «Зеленые» Германии предлагают сделать основной упор на альтернативную энергетику и довести ее долю в энергобалансе страны до 20% к 2010 г., а к 2050 - до 50%. Социал-демократы (СДПГ) выступали за модернизацию и сохранение угольной энергетики. Однако их позицию ослабили недавние события на мировом угольном рынке, где этот энергоноситель подорожал более чем в 2 раза. К тому же развитие угольной энергетики противоречит взятым на себя Германией обязательствам в рамках Киотского протокола.

Главными оппонентами противников АЭС являются деловые круги Германии, которые подвергли критике предлагаемые проекты за их дороговизну и нереалистичность. Однако сторонники закрытия АЭС отвечают им, что, во-первых, атомная энергетика в Германии является дотационной, а это противоречит принципам рыночной экономики. Во-вторых, еще ни одна страна в мире, в силу малого времени использования атомной энергетики, не прошла полностью весь временной цикл: от открытия до полной реабилитации, который, по самым скромным подсчетам, составляет более 300 лет. А поэтому, на их взгляд, ядерная энергетика является самой дорогой и к тому же самой опасной как для нынешнего, так и для будущих поколений. В-третьих, немецкие АЭС из-за их старения уже сейчас небезопасны в эксплуатации.

Пересмотр существующих запретов на развитие атомной энергетики в Германии или их смягчение не раз пытались навязать немецкой общественности христианские демократы (ХДС). Они предлагали продлить сроки эксплуатации АЭС с законодательно зафиксированных 32 до 40 лет. Но даже выступление в поддержку этой идеи двух крупнейших профсоюзов страны и четырех мощнейших энергетических концернов (Vattenfall, E-ON, RWE, EnBw) не дало никаких результатов.

Большинство политиков из СДПГ считают использование атомной энергии бессмысленным, поскольку, по геологическим данным, истощение запасов ядерного топлива наступит уже через 30-40 лет. К тому же, подчеркивают они, ядерная энергетика несет потенциальную угрозу в виде техногенных катастроф на ядерных реакторах и в радиоактивных хранилищах, возможных террористических актах на этих опасных объектах.

Их оппоненты из ХДС убеждают общественность в том, что продление сроков эксплуатации АЭС до 40 лет позволит снизить стоимость вырабатываемой ими энергии на 11%, а увеличение этого временного фактора до 60 лет - еще на 25%.

К тому же, утверждают они, в условиях постоянного роста цен на углеводородное сырье эти станции могут внести свою лепту в энергобезопасность страны. Потому что темпы прироста мощностей альтернативной энергетики недостаточны для компенсации мощностей выводимых из эксплуатации АЭС, а это может негативно отразиться на развитии экономики Германии. Кроме того, продолжение сроков эксплуатации АЭС даст возможность ФРГ выполнить требования Киотского протокола и национальной программы по снижению выброса парниковых газов на 185 млн. т.

Но сторонники развития альтернативной энергетики в ответ на это утверждают, что для реального снижения мирового выброса парниковых газов за счет атомной энергии необходимо построить еще как минимум 1000 атомных станций. А это на сегодняшний день осуществить нереально, причем строительство новых АЭС на десятилетия вперед будет определять всю стратегию энергоснабжения и препятствовать развитию альтернативных источников энергии.

Но Министерство защиты окружающей среды и безопасности ядерных реакторов Германии, несмотря на все попытки пересмотреть ранее принятые законодательные решения, жестко их исполняет. Получило оно поддержку и от федерального канцлера А. Меркель, которая в ответ на критику такого жесткого исполнения со стороны Министерства экономики и технологий вынуждена была поддержать выполнение программы по свертыванию атомной отрасли.

Как видим, в Германии идут дебаты лишь о том, продлевать или не продлевать сроки эксплуатации АЭС, а если продлевать, то на какой срок. Речи о строительстве новых атомных станций вообще не идет. Мало того, законодательно запрещены исследования в области реакторостроения, хотя Германия занимает передовые позиции в данной области.

Но те, кто озабочен будущей экологической безопасностью страны, решили снижать выбросы парниковых газов вполне рыночным механизмом. Если ранее квоты на их выброс необходимо было докупать лишь сверх ранее достигнутых параметров, то с этого года на торгах придется покупать весь планируемый объем выбрасываемых в атмосферу газов. Естественно, что для уменьшения расходов на эти цели предприятиям придется реализовывать энергосберегающие технологии, проводить модернизацию экологически вредных производств. Это может привести к тому, что на рынке останутся лишь те предприятия, которые потребляют меньше энергоресурсов на единицу произведенного ВВП.

И все эти шаги делаются на, казалось бы, вполне благоприятном фоне эксплуатации АЭС в ФРГ. Так, в 2006 г. немецкие АЭС обеспечивали 26% общенациональной выработки электроэнергии (164,4 млрд. кВт•ч), что на 3% больше, чем в 2005 г. Общая мощность АЭС Германии на конец 2006 г. составляла 21366 МВт, а коэффициент загрузки был доведен до 91%. Однако всем памятны и иные, менее приятные факты. В связи с глобальным потеплением в летние месяцы многие АЭС оказались на грани закрытия, потому что естественные природные водоемы, которые использовались для  охлаждения реакторной зоны, из-за повышения температуры воды уже не справлялись со своими функциями.

В любом случае нам есть чему поучиться у немцев, которые все важнейшие для страны вопросы выносят на общенациональную дискуссию, а не «продавливают» нужные решения административными методами.