Сергей КРАВЦОВ

 

Среди стран СНГ абсолютное первенство в темпах экономического роста сегодня принадлежит Азербайджану. С 2004 г. объем его ВВП увеличился чуть ли не вдвое. Минувший год дал «стандартный» прирост ВВП в 25%, промышленный потенциал страны «потяжелел» на 24%. Наибольшие успехи достигнуты в энергетической сфере: впервые в своей истории Азербайджан прекратил импорт и начал экспорт газа, стремительно наращивает добычу нефти, принял участие в проектах создания нескольких крупных трубопроводов и терминалов. Прорыв на энергорынок Европы сразу вывел страну в число важнейших энергетических операторов мира.

 

Новая специализация нефтяного Баку

С XIX в. Баку было нефтяным сердцем имперской России, эта специализация осталось у республики и в Советском Союзе. Даже когда были открыты богатейшие месторождения Тюмени и Восточной Сибири, бакинская нефть не утратила своего значения как самая близкая к основным центрам ее потребления. «Черное золото» было настолько важно, что о возможности добывать в регионе Каспийского моря газ никто даже не задумывался - экая мелочь по сравнению с нефтью.

Суверенному Азербайджану покупать российский газ стало невыгодно. Планы страны отказаться не только от импорта «голубого топлива», но и начать его экспорт в Европу поначалу выглядели несколько амбициозными. Однако массированные инвестиции в газоразведку, добычу и транспортировку, а также грамотная структурная перестройка отрасли сделали свое дело: в прошлом году Азербайджан прекратил импорт российского газа и начал поставки собственного «голубого топлива» в Турцию по газопроводу Баку-Тбилиси-Эрзурум. Вскоре появилась возможность транспортировать азербайджанский газ в Грецию: в ноябре была сдана газовая перемычка между Турцией и Грецией Комотини-Караджабей, способная в перспективе перекачивать до 11 млрд. кубометров газа в год. Подчеркнем, что перемычка газовой магистрали Комотини-Караджабей - это не просто отдельный сегмент, она является элементом большого проекта итало-греческо-турецкой трубы, ее протяженность от Италии до Греции составит 807 км. По мнению экспертов, эти успехи Азербайджана стали главными событиями 2007 г. на энергетическом рынке Европы.

 

Ключевой «стабилизатор»

Хотя объемы поставок пока сравнительно невелики и не составляют серьезной конкуренции российским потокам, само по себе увеличение числа игроков на газовом рынке вызвало у европейских трейдеров мощный прилив энтузиазма. Газопровод Баку-Тбилиси-Эрзурум они рассматривают как элемент европейского газового проекта Nabucco и считают, что наконец «сделан первый шаг по реальной диверсификации энергопоставок с территории бывшего СССР и качественной перестройке всего европейского энергетического рынка» (как известно, такая задача с конца прошлого века ставится ЕС в качестве важнейшего приоритета всей энергополитики). Если тенденция получит развитие, у ЕС появится возможность перестроить многие связи, создать новые отношения внутри энергетического рынка.

И, скорее всего, «тенденция будет развиваться» - первые признаки этого уже появились. В сентябре 2007 г. в Баку открылся офис австрийской компании OMV - оператора будущего трансъевропейского газопровода Nabucco. Между Азербайджаном и Австрией подписан протокол о намерениях по подготовке документации и регулировании ряда вопросов по проекту Nabucco. Получившая приглашение к участию в этом проекте Госнефтекомпания Азербайджана (ГНКАР) уже приступила к переговорам с акционерами будущего газопровода. Напомним также, что Nabucco предназначается для транспортировки среднеазиатского и азербайджанского газа в Европу через Азербайджан, Грузию, Турцию, Болгарию, Венгрию, Румынию и Австрию.

Рассматривать Азербайджан в качестве серьезного игрока уже не только на нефтяном, но и на газовом рынке евротрейдерам позволяют и другие обстоятельства. Общие разведанные запасы газа в Азербайджане сравнительно невелики - около 2 трлн. кубометров (в пределах 1,5 трлн. кубометров оцениваются запасы крупнейшего в стране месторождения «Шахдениза», еще 0,5 трлн. кубометров приходится на другие месторождения), однако геополитическое положение обеспечивает ему особую роль в транзите энергоресурсов из региона Каспия. Еще более важным эксперты признают фактор надежности и стабильности поставок: благодаря ему страна входит в число ключевых «стабилизаторов» мирового нефтегазового рынка.

Имидж стабильного поставщика, разумеется, тоже родился не сам собой и не сразу. Стоит напомнить, что новая энергетическая стратегия страны была сформулирована и начала воплощаться в жизнь еще президентом Гейдаром Алиевым. «План Алиева» состоял из нескольких этапов: привлечь ведущие мировые компании к разработке азербайджанских недр, выстроить собственные, максимально независимые от соседей коммуникации экспорта сырья, а полученные сырьевые доходы вложить в развитие, реформы и модернизацию страны.

Главным агентом энергетической политики Азербайджана сегодня выступает Государственная нефтяная компанией (ГНКАР). В действительно кратчайшие сроки, всего за два года, ей удалось резко нарастить объемы проходки газовых скважин и в первую очередь - высокодебитных. С 1 декабря 2007 г. ГНКАР ежедневно сдает государству 17 млн. кубометров газа, тогда как зимой 2006-го среднесуточная добыча составляла всего 10 млн. кубометров. В 2007 г. кампания обеспечила поставки газа государству в объеме более 5,2 млрд. кубометров - почти на 1,5 млрд. больше, чем в предыдущем году. Программой 2008 г. предусматривается добывать около 8 млрд. кубометров. В более отдаленной перспективе, по оценкам экспертов, Азербайджан вполне способен выйти на рубеж 50 млрд. кубометров ежегодной добычи газа. Даже при таком объеме поставки смогут осуществляться более 35 лет.

Параллельно с активным наращиванием газодобычи Азербайджан создает современную инфраструктуру транспортировки энергоносителей, причем основанную не только на трубопроводных сетях, но и на морских терминалах, позволяющих экспортировать сжиженный природный газ (СПГ). Последнее особенно важно, поскольку, согласно прогнозам, через 10-20 лет глобальный рынок газа перейдет в основном на торговлю СПГ как экономически и геополитически наиболее эффективную. Руководство Азербайджана уже прорабатывает возможности по созданию мощностей для сжижения газа в турецком порту Джейхан. Тогда центрально-азиатский газ можно будет отправлять потребителям в любую точку мира.

Стабильно растущие объемы добычи газа в совокупности с созданием современной системы его транспортировки и определяют значение Азербайджана как серьезного участника крупнейших энергопроектов мира.

 

Россия: конкурент или партнер?

Традиционные игроки рынка энергоресурсов, разумеется, не без настороженности относятся к появлению нового успешного конкурента. Озабоченность далеко идущими планами Азербайджана в первую очередь проявляет российский Газпром.

С одной стороны, понятно, что азербайджанский газовый экспорт, даже достигнув максимальных значений, не способен вытеснить Россию из Европы (сегодня на долю РФ приходится 27-30% европейского газового импорта). Однако он может очень серьезно повлиять на формирование цены «голубого топлива», позицию Евросоюза на переговорах с РФ по газовым сделкам, стратегические планы ЕС по организации газоснабжения.

В свою очередь у России есть два варианта действий. Она может пытаться тем или иным образом мешать планам конкурента, что неизбежно приведет к нарастанию конфронтации с непредсказуемыми даже в ближайшей перспективе последствиями. Второй путь - налаживание с Азербайджаном нормального делового партнерства.

К слову, прекрасный пример такого сотрудничества совсем недавно продемонстрировали Греция и Турция. Ни территориальные конфликты, ни политические расхождения не помешали их участию в проекте Nabucco. Россия также получила приглашение присоединиться к этому проекту, что создаст для нее дополнительный выгодный маршрут транспортировки природного газа в Южную Европу через Грецию. Подписав в январе 2008 г. соглашение о строительстве газопровода «Голубой поток», Россия фактически дала положительный ответ на это предложение. Для Азербайджана данный факт говорит, в частности, и о том, что, скорее всего, не возникнет никаких труднопреодолимых препятствий, в том числе политического характера, в его столь успешно начинающемся энергетическом диалоге с Европой.