Владимир СЕМЕНОВ

Увеличение ввода жилья к началу следующей пятилетки до 10 млн. кв. м в год (показатель 2007 г. - около 4,685 млн. кв. м), как это предусмотрено планами правительства, невозможно без совершенствования конструктивных систем зданий и создания современной материально-технической базы строительной отрасли. Основным разработчиком программы обновления отрасли является ГП «Институт НИПТИС им. Атаева С.С.». О том, за счет каких резервов предполагается выполнять исключительно напряженные задания, установленные программой, рассказывает его директор Владимир ПИЛИПЕНКО.

- Владимир Митрофанович, высокие темпы строительства жилья, заложенные в Комплексную программу развития материально-технической базы строительной отрасли, возвращают страну к индустриальному домостроению. Но мы уже один раз отказывались от этого метода, посчитав, что нельзя приносить качество в жертву темпам.

- Болезнью неприятия индустриальных методов строительства переболели почти все страны. В Европе в 60-70-е гг. закрылось большинство ДСК и заводов ЖБИ. Но там быстро увидели, что альтернативы индустриальному домостроению, когда речь идет о массовом жилье и даже для богатых стран важен фактор цены, в общем-то нет. Тогда инженерная мысль стала искать возможности устранить или минимизировать недостатки, присущие ДСК. Так родились гибкие технологии индустриального домостроения, широко используемые в последнее время во всех развитых странах. Они позволяют оперативно в широких пределах варьировать номенклатуру выпуска строительных конструкций и изделий.

В Советском Союзе, а затем и в странах СНГ отказались от развития промышленного домостроения, чем совершили большую ошибку. Первыми эту проблему начали решать в Беларуси. Два последних года наш институт удостаивается диплома победителя международного конкурса на лучшую строительную и проектную организацию стран СНГ, в том числе и за разработку гибких технологий индустриального домостроения.

В соответствии с комплексной программой к 2010 г. планируется завершить переоснащение всех ДСК и заводов ЖБИ. Причем в использовании конструктивных систем зданий не должно быть никакой монополии. По выбору заказчика предполагается возводить крупнопанельные дома на основе сборного каркаса (такие разработки предлагает, в частности, наш институт), продолжится развитие монолитного домостроения, всех видов домов из кирпича. Столь же широкая гамма проектов для индивидуального жилого строительства.

- При том, что новые дома должны иметь улучшенные потребительские свойства, современные характеристики по энергоэффективности, себестоимость их строительства, согласно требованиям президента, еще и не должна значительно отличаться от существующей. Каким образом предполагается решить эту нетривиальную задачу?

- Поэтому мы и развиваем индустриальное домостроение - как самое недорогое и в то же время позволяющее возводить качественное жилье. Хотя надо реально смотреть на вещи: дома в любом случае строятся не из воздуха, а в стоимости цемента, кирпича, железобетонных конструкций более 60% составляют энергоносители.

С другой стороны, готовя Комплексную программу, мы постарались уйти от устаревших подходов, когда стоимость строительства считалась отдельно, а стоимость эксплуатации - сама по себе. Поэтому долгое время возводилось жилье, на отопление которого тратится в 3 раза больше энергии, чем в развитых странах.

Энергоэффективный дом, проект которого разработан специалистами нашего института и МАПИДа, имеет основные показатели, сопоставимые с «западным» жильем. В то же время себестоимость 1 кв. м всего на 80-100 долл. выше, чем у ныне строящихся зданий. Но за счет экономии на эксплуатационных издержках эти дополнительные расходы окупятся в течение 3-5 лет. Первый такой дом на 144 квартиры уже построен МАПИДом и эксплуатируется. Самое главное - в нем на 90% применены стандартные для индустриального домостроения конструкции. Сейчас проводится мониторинг дома в процессе его эксплуатации и организуется производство нового инженерного оборудования. В ближайшее время можно будет начать массовое строительство современного по всем параметрам и сравнительно недорогого жилья.

Занимаемся мы и проектированием индивидуального энергопассивного дома, где уровень потребления составит не более 25 кВт•ч на 1 кв. м в год (нынешний показатель - около 90-110 кВт•ч) за счет использования солнечных корректоров, почвенных теплообменников, систем вентиляции с рекуперацией и т.д.

- Помимо строительства нового жилья, в республике предстоит выполнить колоссальные объемы работ по реконструкции существующих многоквартирных домов. Первый вопрос, который в связи с этим возникает: а не лучше ли было их снести? Ведь считают же москвичи, что с «хрущевками» надо разбираться с помощью бульдозера.

- По Москве у вас устаревшие сведения. Там сносят дома только в центре города, где исключительно высока стоимость земли. Все микрорайоны идут под реконструкцию. И это разумно: реконструированное жилье, не отличаясь от нового по потребительским качествам, стоит на 15-30% дешевле. Реконструируют, а не сносят, как правило, старое жилье и на Западе. В Англии, например, сохраняются жилые дома ХII века.

Белорусские строители всегда работали качественно. Исследования жилого фонда, проведенные нашим институтом, показали, что он в основном хорошо сохранился, несущие конструкции зданий постройки 70-90-х гг. имеют износ на уровне 5-15%. По моему убеждению, реконструкция выгодна даже в тех случаях, когда износ здания превышает 60% и нет возможности изменить планировку. Я изучал опыт Франции, Германии и других западноевропейских стран. Там есть дома с кухнями 4 кв. м, проемность в них составляет 10% (у нас самый низкий показатель - 18%). И там находятся социальные группы, которым такое жилье интересно, его обновляют и эксплуатируют. Неужели мы более богатые, чем французы или немцы?

- Давайте вернемся к теме себестоимости строительства. Можно ли, на ваш взгляд, ее снизить за счет сокращения расходов на проектирование?

- Сама по себе цель сокращения всех видов расходов при строительстве, безусловно, должна ставиться, ибо резервы тут еще весьма значительны. Большие средства, например, вкладываются в установку счетчиков расхода воды, но ведь сами по себе приборы никак не влияют на реальное энергопотребление. Вот если бы сначала провести реабилитационные мероприятия и уже их подкрепить контролем воды, эффект был бы действительно значительным.

Что касается экономии на проектировании, то за последнее время коэффициенты в этой сфере уже дважды снижались. Еще недавно расходы на проект составляли 6-7% сметной стоимости, теперь 2-3%, и этот показатель собираются еще уменьшить. При этом совершенно не учитываются резкое сокращение сроков проектирования, рост сложности работы, необходимость в ряде случаев вести одновременно проектирование и строительство.

Экономия на проектах имеет и еще одну сторону. Около 10 лет в республике кадры проектировщиков практически не готовились - не было объема работ. Когда у строительной отрасли открылось второе дыхание, возникла своеобразная кадровая «лакуна» - у нас есть пожилые проектировщики, молодежь, специалистов же самого продуктивного среднего возраста очень мало. Мы в институте вовремя разглядели тенденции развития отрасли, создали профильную кафедру в БНТУ, откуда к нам каждый год приходит 10-12 выпускников. Тем не менее даже наш институт испытывает дефицит опытных кадров. И он может увеличиться. Зарплата хороших проектировщиков в России в разы, а подчас и на порядок выше, чем у нас. Естественно, начался процесс миграции, и со снижением расценок на проектирование он только активизируется. Восполнить же потерю опытных кадров в короткие сроки невозможно - самостоятельно проектирование наш сотрудник начинает лишь после 10-15 лет практической работы.

Увеличение объемов работ, сокращение их сроков делает для нас актуальным расширение штата. Надо было бы дополнительно набрать 50-60 сотрудников, но их негде разместить. Здание, построенное институтом еще во времена СССР, передано в ведении Главного хозяйственного управления Администрации Президента. Средств, достаточных для нового строительства, институт не зарабатывает. Все эти обстоятельства значительно усложняет выполнение тех ответственных задач, которые возлагаются на крупнейший в стране научно-проектный институт.

 

ГП «Институт НИПТИС им. Атаева С.С.»

220114, г. Минск,

ул. Скорины, 15

тел.: (017) 263-81-91

В статье

Темы: Строительство, переоснащение заводов ДСК и ЖБИ в Беларуси, ГП "Институт НИПТИС им. Атаева С.С."