Сергей БАЛЫКИН

Новый, более простой порядок регистрации и ликвидации субъектов хозяйствования действует в Беларуси с 1 января 2008 г. Сроки регистрации сократились с 20 до 5 дней, перечень необходимых для этого документов также уменьшился, размеры уставных фондов снизились, ряд процедур стал проще и понятнее. Впрочем, от многих пережитков прошлого избавиться не удалось, поэтому традиционные недостатки белорусской регистрационной системы никуда не делись.

Декрет Президента Республики Беларусь №8 от 17 декабря 2007 г. утвердил новую редакцию Положения о госрегистрации и ликвидации субъектов хозяйствования, внеся в него поистине революционные изменения. Впрочем, революционные они только на фоне предыдущего регистрационного порядка. Действительно, срок регистрации сокращается. Минимальные размеры уставных фондов уменьшаются в 2 раза. Также вдвое снижен и размер субсидиарной ответственности участников обществ с дополнительной ответственностью.

Сокращается перечень документов, подаваемых для государственной регистрации. Исключается необходимость иметь гарантийное письмо о предоставлении помещения в качестве места нахождения. Частное унитарное предприятие можно будет разместить в квартире даже в том случае, если учредитель ЧУП там проживает. Не нужны и документы, содержащие сведения о собственниках имущества (учредителях, участниках) коммерческой организации - физических лицах, а также решения о создании юридического лица, анкеты учредителя (участника) юридического лица.

Кроме того, отменяется необходимость указания в учредительных документах видов деятельности, предполагаемых к осуществлению, за исключением лицензируемых. В остальных случаях нужно лишь указать предполагаемые к осуществлению виды деятельности в заявлении о государственной регистрации либо уведомить регистрирующий и налоговый органы о таких видах до начала их осуществления. Последнее означает, что, по сути, сохранился прежний порядок контроля за видами деятельности, так как и раньше можно было сообщить о новых видах деятельности с помощью заявления, но без перерегистрации.

Отметим также, что в большинстве стран мира государство вообще не контролирует виды деятельности, поскольку такой контроль и неудобен для предпринимателей, и бесполезен для государства: какая разница, чем занимается фирма, если она платит налоги, а ее деятельность не запрещена. И зачем сохранять подобный контроль в нашей стране - совершенно непонятно. Ведь для защиты неких государственных интересов такая мера совершенно неэффективна: тот, кто занимается запрещенными законом видами деятельности, делает это без всякого уведомления, а для законопослушных деловых людей это ограничение создает немалые проблемы.

Мне пришлось работать на одном довольно крупном предприятии, где я столкнулся с весьма интересной проблемой. Одно и то же изделие, изготовленное на одном и том же оборудовании, в зависимости от того, кто был его заказчиком, требовало указания в уставе совершенно разных видов деятельности. Отмечу, что предприятие это имеет многотысячный трудовой коллектив, а его экономические перспективы отнюдь не блестящие. Менеджмент предприятия боролся за каждый заказ, вот только проконтролировать, к какому виду деятельности по статистическому классификатору этот заказ относился, было нереально. А санкция за такое «нарушение» велика - полное изъятие «незаконной» выручки. И кому это надо?

Можно, конечно, поступить и таким образом: полностью переписать классификатор в соответствующее письмо-уведомление и отправить его бандеролью в регистрирующий орган и налоговую инспекцию. Но если это ограничение так просто обойти, то зачем его сохранять? Вопрос, понятное дело, риторический.

Впрочем, перечень положительных нововведений можно продолжить. Например, установлено, что документы на регистрацию юрлица может подать не только собственник имущества (учредитель, участник), но и надлежащим образом уполномоченный представитель. То есть, если толковать эту новеллу буквально, то получается, что необходимости лично являться в регистрирующий орган у учредителя больше нет - достаточно выписать доверенность. Новизна такого подхода весьма относительна - коммерческие организации с иностранными инвестициями уже давно могли подавать свои документы через представителей, а когда-то очень давно такой возможностью обладали все юрлица.

Отметим также небольшое изменение размера регистрационных платежей. С 1 января 2008 г. за это процедуру необходимо уплачивать пошлину, которая хоть и ненамного, но все-таки меньше прежнего регистрационного платежа. Например, за госрегистрацию юрлица следует заплатить 5 базовых величин (175 тыс. руб.) вместо прежних 60 евро (около 186 тыс. руб.), за госрегистрацию изменений в учредительные документы - 1,5 базовых величин вместо 15 евро.

И самое главное - исключается обязанность регистрирующих органов проводить проверку документов, представляемых для государственной регистрации, но одновременно возлагается на заявителя ответственность как за соответствие законодательству этих документов, так и за достоверность сведений, указываемых в них. Подчеркну, что речь идет не об учредительных документах - их проверять все-таки должны (вопрос: успеют ли), а об обстоятельствах, препятствующих регистрации. В случае умышленного представления заявителем недостоверных сведений (сокрытия фактических обстоятельств) такие лица вправе повторно обратиться за государственной регистрацией только по истечении одного года со дня вынесения регистрирующим органом решения об отказе в государственной регистрации.

При ликвидации юридических лиц и прекращении деятельности индивидуальных предпринимателей закрепляется принцип «одного окна» во взаимоотношениях регистрирующего органа с другими государственными органами. Так, регистрирующий орган должен уведомить о начале процедуры ликвидации (прекращения деятельности) все уполномоченные органы, в которых ликвидируемый субъект хозяйствования был поставлен на учет, а также таможенные органы. В течение 30 рабочих дней со дня получения уведомления эти организации, а не субъект хозяйствования направляют регистрирующему органу необходимые для завершения процедуры ликвидации сведения.

За субъектом хозяйствования сохраняется обязанность представления в регистрирующий орган только находящихся у него документов: подлинника свидетельства о государственной регистрации, печати, штампов, ликвидационного баланса и т.п. На основании представленных документов регистрирующий орган исключает субъект хозяйствования из Единого государственного регистра юридических лиц и индивидуальных предпринимателей.

Также установлен упрощенный порядок ликвидации (прекращения деятельности) давно неработающих юрлиц и индивидуальных предпринимателей. Весьма вероятно, что это позволит расчистить авгиевы конюшни, оставшиеся после перерегистрационных кампаний 1997-1999 гг.

Однако слишком уж надеяться на простую и быструю процедуру ликвидации не стоит. Да, действительно, «одно окно» - вещь хорошая, но ведь сроки предъявления претензий кредиторами остались прежними, порядок работы ликвидационной комиссии существенно не изменился, поэтому быстро прекратить деятельность не получится.

Также нельзя забывать и о других особенностях белорусской регистрационной системы, которые унаследовал новый нормативный акт. Например, практически не изменился перечень оснований для отказа в регистрации.

По-прежнему можно отказать в регистрации нового субъекта хозяйствования лишь потому, что его учредитель начал процесс ликвидации своей старой фирмы, который пока не завершен.

Сохранен запрет на регистрацию юрлица в помещении, являющемся адресом другого субъекта хозяйствования. Снова возникает вопрос: зачем? Автор этих строк не так давно побывал в офисе секретаря американского штата Миссисипи (именно эти должностные лица ведают в США регистрацией фирм), где ему рассказали, что по адресу одной секретарской компании зарегистрировано около 12 тыс. субъектов хозяйствования.

Также запрещено проводить госрегистрацию, если учредитель дочернего хозяйственного общества или дочернего предприятия имеет не исполненные в срок гражданско-правовые обязательства, в том числе не возвращенную в срок сумму по кредитному договору (проценты на нее), при отсутствии согласия всех кредиторов учредителя по этим обязательствам на его участие в создании данного дочернего хозяйственного общества или дочернего предприятия. Нельзя стать предпринимателем и если в отношении одного из собственников имущества (учредителей) коммерческой или некоммерческой организации, гражданина, регистрирующегося в качестве индивидуального предпринимателя, не исполнено судебное решение об обращении взыскания на имущество. Смысл подобных ограничений также не вполне понятен - ведь если суд выносит решение об обращении взыскания на имущество, то существуют, например, процедуры выделения доли участника хозяйственного общества и еще множество возможностей для его исполнения.

Сохраняется огромный перечень оснований для принудительной ликвидации субъектов хозяйствования. Например, по решению суда деятельность субъекта хозяйствования может быть прекращена из-за наличия убытков по итогам второго и каждого последующего финансового года, а также задолженности по платежам в бюджет и внебюджетные фонды более 6 месяцев подряд.

По-прежнему можно прекратить деятельность ИП или юрлица без всяких судов, по решению регистрирующего органа, например, в случаях: неосуществления предпринимательской деятельности в течение 6 месяцев подряд, выплаты работникам в течение 3 месяцев подряд заработной платы в размере менее месячной минимальной заработной платы, систематического грубого нарушения законодательства о труде и пр.

Не будем также забывать, что для выработки приемлемого порядка регистрации субъектов хозяйствования нынешней власти потребовалось почти 12 лет. В течение этого периода субъектов хозяйствования не раз заставляли менять учредительные документы и свидетельства о регистрации, выстаивать огромные очереди в исполкомах и собирать разного рода справки, подтверждающие добросовестное ведение ими предпринимательской деятельности. Все это объяснялось необходимостью бороться с «однодневками» и прочей коммерческой «нечистью».

Вспомним, как в 1999 г. размеры уставных фондов взлетели до космических высот. Например, минимальный размер уставного фонда ООО составлял в то время около 18 тыс. у.е. в эквиваленте. Регистрацию субъектов хозяйствования по домашним адресам запретили. Всех заставили указать в учредительных документах конкретные виды деятельности, а неосуществление хотя бы одного из них было основанием для внесудебной ликвидации. Перечень оснований для отказа в регистрации был существенно расширен и т.д.

Впоследствии, впрочем, от множества ограничений постепенно отказались, и вот появилась новая редакция регистрационного положения, которая на фоне прежних выглядит чуть ли не верхом либерализма. В общем, если сравнивать новый регистрационный порядок с прежним, изменения в лучшую сторону налицо. Но если взглянуть на аналогичные документы даже России или Украины, то очевидно, что там эти процедуры проще. Так что нам есть к чему стремиться.

В статье

Темы:Нормативно-правовые акты, Декрет Президента Республики Беларусь №8 о госрегистрации и ликвидации субъектов хозяйствования