По словам Ф.М. Достоевского, в земной жизни дьявол борется с Богом, и поле битвы - сердце человека. Эти слова справедливы для истории всех времен, и особенно для церковной истории. Невидимо борьба происходит в сердце человека, оставляя следы и в истории человечества. Так, борьба за церковную власть в конце XVII-XVIII вв. (время введения и распространения церковной унии) отражалась как на бедственном положении народа, не желавшего подчиниться униатам, так и Православной Церкви, находившейся с 1596 по 1632 г. вне закона. В частности, удар был нанесен и по церковному имуществу. Православные храмы закрывались и разрушались либо переводились в унию. Это стало возможным потому, что униаты были признаны государственной властью правопреемниками Православной Церкви. Униаты добивались перехода права собственности на церковное имущество различными способами, как якобы законными с точки зрения государственной власти, так и открыто противоправными.

В первую очередь среди нарушений имущественных прав следует отметить присвоение униатами права собственности на имущество Православной Церкви (в т.ч. церкви и монастыри). С момента заключения Брестской церковной унии к середине XVII в. у православных были отняты почти все церкви и многие монастыри, и богослужения тайно совершались в жилых домах, на открытом воздухе и в неприспособленных помещениях (так называемых «будках» или «шалашах»). Например, уже к июню 1621 г. в Полоцке все церкви и монастыри были отняты униатским архиепископом И. Кунцевичем. В Бресте до 1632 г. также не осталось ни одной православной церкви. В Могилеве Пустынский Успенский монастырь был передан униатам в 1601 г., а Спасо-Преображенский - в 1618 г., в 1619 г. - все остальные церкви. Такая же ситуация сложилась и в других белорусских городах. В итоге основой униатской церкви, в т.ч. имущественной, стали православные храмы и монастыри. К концу XVIII в. В распоряжении базилиан на территории Беларуси было 52 монастыря, из них - только 7 построено униатами.

Присвоение церковного имущества униатами осуществлялось разными способами. Например, церкви либо монастыри, находившиеся на праве патроната шляхтича, в земельных владениях которого было расположено церковное учреждение, могли переводиться в унию по его воле, так как в Великом княжестве Литовском шляхта обладала свободой действий в своих владениях.

Так, право патроната на Свято-Успенский Жировичский православный монастырь, существовавший уже в XVI в., к 1620 г. было передано униатскому духовенству шляхтичами Д. Солтаном и смоленским каштеляном И.Мелешко.

Другим ярким примером распоряжения церковным имуществом светскими лицами явился тот факт, что наместник и воевода Мстиславский и префект Дисненский Иосиф Корсак после принятия униатства изгнал из отцовского имения Березвеч православных иноков и учредил в 1643 г. вместо православного униатский монастырь. Подобная ситуация сложилась и в с. Медведичи (ныне Ляховичский район). Еще до заключения церковной унии в 1588 г. кардинал Я.Н. Радзивилл повелел изгнать православного священника, говоря, что не желает «иметь в своих владениях русского попа».

Были также случаи изъятия церквей в пользу Римско-католической церкви. Например, в 1622 г. Анна-Алоиза Острожская отбирает у Троицкой церкви доходы от имения Сураж в свою пользу, в 1624 г. отдает их иезуитскому коллегиуму, а в 1640 г. передает также типографию, богадельню и училище.

Церковная уния находилась под государственным покровительством. Поэтому передача церковного имущества в собственность униатов также происходила посредством выдачи королевских грамот на церкви и монастыри, ранее находившиеся в юрисдикции Православной Церкви. При этом, как правило, грамоты содержали обязательное условие пребывания соответствующего церковного учреждения в унии. Так, в 1596 г. Дионисию Збируйскому королем была выдана грамота на Пинский Лещинский монастырь с условием подчинения униатским иерархам «…послушенство митрополиту Киевскому, Галицкому и всея Руси и иные епископы владыки духовные русские… отцу светейшому папе римскому Клименту VIII и будучим отдаючи и звирхности вызнаваючи».

В 1609 г. был издан королевский приказ о передаче почти всех православных церквей в Вильно митрополиту И.Потею.

В 1619 г. архиепископ И.Кунцевич по королевским декретам получил в управление Спасский Могилевский монастырь, все могилевские церкви, а также церкви в Полоцке, Витебске, Мстиславле, Орше, Вильно и др.

Нередко прихожане либо монастырская братия, а также лица, уполномоченные передать церковное учреждение во владение духовного лица униатского вероисповедания, не подчинялись королевским приказам, препятствовали их исполнению либо подчинялись вынужденно после долгого принуждения, так как не желали переходить под юрисдикцию униатского митрополита.

Униаты также приобретали право собственности на православные церкви и монастыри путем их захвата с последующим утверждением имущества за униатами королевскими судебными решениями либо подтвердительными грамотами. Например, ряд Пинских церквей силой оружия был захвачен униатами. Нередко это происходило с участием государственных чиновников.

Униаты также опечатывали церкви, в т.ч. с помощью представителей государственной администрации. Среди многочисленных примеров можно назвать следующие: в 1599 г. в местечке Глинян (Львовская область) были необоснованно опечатаны 2 церкви, в 1620 г. епископом Афанасием Пакостой также были опечатаны 2 православные церкви. В Могилеве к 1627 г. были «запечатаны» все церкви.

Униаты нередко совершали противоправные оскорбительные действия: нападали на православные храмы, школы, портили имущество, а также оскверняли святые предметы. Кроме того, были случаи разрушения храмов. Например, церковь Богоявленского Полозовского монастыря разрушена и по частям спущена по реке. При этом в судебном порядке по данному делу было принято абсолютно неадекватное решение: потерпевшие были присуждены к уплате штрафа за так называемое причинение вреда униатскому епископу самим фактом строительства церкви и монастыря, в которых собираются «схизматики».

Противоправным деянием также можно назвать ограничение права православных на строительство новых церквей путем принятия специальных государственных законов. Так, в 1619 г. православным было запрещено строить и ремонтировать церкви в пределах всей Полоцкой епархии. Униатское духовенство нередко жаловалось на православных в случае строительства либо ремонта последними церквей. В соответствии с данным запретом униатское духовенство возбуждало судебные преследования православных даже за строительство «будок» или «шалашей». По приказу королевских комиссаров такие «будки» разрушались до основания.

Одним из видов нарушений имущественных прав Православной Церкви являлось препятствие исполнению решений судебных органов по возврату имущества в собственность Православной Церкви со стороны униатов. После легитимации православной иерархии в 1632 г. было произведено распределение церковного имущества между двумя конфессиями с помощью специально созданных государственных комиссий. Нередко униаты сопротивлялись возврату храмов православным. Существует свидетельство о противодействии передаче православным Свято-Троицкой церкви в Минске со стороны униатов. При этом одним из доказательств принадлежности церкви православным была надпись на колоколе, однако униаты не допустили уполномоченных должностных лиц на звонницу с целью проверки данной надписи.

 Все приведенные факты являются лишь малой частью многочисленных нарушений имущественных прав Православной Церкви. Тем не менее на протяжении всей истории мы видим, что Церковь неизменно существует, и сбываются слова Священного Писания: «И врата ада не одолеют ее» (Мф. 16, 18).

 

Мария Долгая

 

В статье

Темы:  история Православной Церкви в Беларуси, униатство, борьба за церковную власть в XVII-XVII вв.