Предприимчивый человек даже негативную ситуацию умеет обернуть в свою пользу. Вот и наш эксперт предлагает рассмотреть запрет на поставки белорусской «молочки» в Россию как на новые возможности. Использовать все шансы, предоставленные декретом № 7, призывает наш второй собеседник, а финансовый консультант рассказала о всех нюансах размещения евробондов.

Наум КацПора определиться: где мы

– Существенным, даже знаковым событием февраля считаю запрет на поставки белорусской молочной продукции в Россию. Заметьте, если раньше под санкции попадали 1-2 производителя, теперь, впервые за весь период «молочных войн» заблокированы поставки всех молочных заводов, – говорит генеральный директор ООО «Батичелли» и ООО «FMR-Инвестмент Групп», кандидат экономических наук Наум Кац. – Что это для нас значит? На поверхности – потери по экспорту молочных продуктов. Но если мыслить глобальнее, то это нам знак: пора определяться – мы внутри ЕАЭС или мы стремимся в ЕС. Россия для нас – это инвестиции и рынки. В ЕС нас пока не пустят, потому что наша промышленность сильно отстает. Россия сейчас активно строит предприятия перерабатывающей промышленности и, естественно, намерена вытеснять со своих рынков нашу продукцию. Все знают, что белорусские колбаса и сыр хорошего качества, но мы никогда не попадем на полки из «Ашанов» и «Перекрестков». Пришла пора четко ответить на вопрос: где мы. Такой бизнес: сам сварил творог и сам привез его в Воронеж, уже не работает. Везде построены цепочки и либо мы становимся их частью, договариваемся: мы – производим, вы - продаете, либо забываем о российском рынке. Весь мир работает как конструктор ЛЕГО. Детали берут там, где качество лучше, дешевле и поставщик надежный. Мы пока не может удивить мир технологиями, но у нас есть хорошее сырье, вот на этом и нужно зарабатывать.


Сергей БалыкинОтказ от ручного управления

– В феврале вступил в силу декрет № 7 «О развитии предпринимательства» и это, безусловно, важное событие. Документ имеет существенные недостатки, даже сказал бы, пороки и противоречия, но это первая настоящая попытка со стороны государства отказаться от госрегулирования экономикой и ручного управления бизнесом, – говорит известный экономист и юрист Сергей Балыкин. – Декрет № 7 нельзя недооценивать, но все же и не стоит переоценивать. Нужно понимать, что рай не наступит, бизнес не будет сразу развиваться семимильными шагами. Но возможности появились и их нельзя упустить, улучшения должны быть.


Жанна КулаковаКредит на погашение госдолга дешевле прошлогоднего

– В феврале Минфин Беларуси разместил евробонды. С помощью бумаг было привлечено $ 600 млн на 12 лет под 6,2% годовых. Как видим, заимствование обошлось дешевле, чем в прошлом году, когда евробонды были размещены под 7,125% и 7,625% в зависимости от сроков. Снижение процентной ставки стало возможным после того, как международные рейтинговые агентства повысили кредитный рейтинг Беларуси. Это позволит правительству сэкономить на обслуживании бумаг, – говорит финансовый консультант TeleTrade (ООО «ТелетрейдБел») Жанна Кулакова. – Конечно, валютный займ под 6,2% едва ли можно назвать дешевым, но при этом евробонды удобны тем, что не накладывают на правительство никаких дополнительных обязательств (кроме как в установленный срок погасить бумаги и выплачивать по ним процентный доход).

Привлеченные средства будут направлены на погашение валютного госдолга – это прямо следует из пояснительной записки к бюджету Беларуси на 2018 г. Если бы не заемный капитал, то валюту, вероятно, пришлось бы выкупать на внутреннем рынке, что создало бы дополнительное давление на курс белорусского рубля. К сожалению, в настоящий момент рассчитываться с долгами своими силами, без привлечения заемного капитала, крайне проблематично.

Среди негативных последствий здесь можно отметить увеличение кредитной нагрузки в будущем – из-за того, что валютный госдолг Беларуси погашается в основном за счет новых займов, его сумма не сокращается, а только растет. Хотя, с учетом планов правительства в этом году направить на долги $ 1 млрд из ЗВР и на фоне январского погашения старого выпуска евробондов на $ 800 млн, по итогам 2018 г. есть шанс на снижение общей суммы внешнего госдолга.