В наших широтах пока не принято начинать рабочий день с исполнения гимна фирмы. Тем не менее многие солидные государственные организации и некоторые частные компании могут похвастаться наличием собственного гимна. Кто их пишет и вообще стоит ли всерьез рассматривать в нашей стране коммерческую музыку, мы расспросили композитора Олега Молчана, автора шлягеров «Маргарыта», «Малітва», «Стася», «Дзве таполі» и многих других.

Особенности национального шоу-бизнеса

– Насколько емкий у нас сегмент коммерческой музыки?

– Думаю, что немаленький. Послушайте, например, сколько у нас музыкальной рекламы. Многие компании заказывают музыкальные слоганы. Музыкальные заставки на радио и телевидении тоже занимают серьезную долю коммерческой музыки.

– Мне кажется, музыка играет заметную роль в продвижении товара. Заметила, что зимой я покупаю больше парфюмерной продукции одной из белорусских компаний, а все потому что по телевизору уже несколько лет транслируется новогоднее музыкальное поздравление от этой фирмы. Увидев продукцию в магазине, где-то в подсознании звучит музыка и покупка совершается, ассоциируясь с праздником. Хотя бывает и наоборот, если музыкальная реклама не соответствует моему вкусу, то выбирается товар или услуга другой фирмы.

– Какой будет музыкальная реклама или заставка, безусловно, зависит от вкуса заказчика и его понимания, для какой целевой аудитории это делается. Например, мелодия, которая хороша для мастерской по ремонту мотоциклов будет неуместна для юридической компании. И здесь нужно ориентироваться только на клиента, а не на то, что «нашему шефу такая музыка нравится».

Но вообще не зря говорят, что по рингтону телефона можно составить небольшой психологический портрет. Поэтому человеку, заботящемуся об имидже своем личном или компании, нужно продумать и музыкальное оформление тех же телефонных звонков и пауз.

На стихи Ирины Видовой я написал гимн компании «Белтелеком» и мне очень приятно, что у всего топ-менеджмента фрагмент гимна – рингтон мобильных телефонов.

Людей, понимающих важность имиджевых вещей от логотипа фирмы до рекламной компании, у нас все больше и это показатель того, что бизнес выходит на серьезный уровень.

– А конкуренция среди композиторов есть за право получить заказ?

– Думаю, что есть. Но лично я не участвовал, например, в конкурсах. Ко мне заказчики обращаются напрямую, наверное, срабатывает сарафанное радио, личная репутация. Иногда это даже заказчики из других стран. Например, я оформлял рекламу для телеканала Р1, который транслируется в Германии.

Особенности национального шоу-бизнеса

– Мне доводилось слышать от организаторов сборного концерта: нужно приглашать Молчана, он умеет достать деньги. Как вам это удается?

– Да, я тоже о себе такое слышал. Но тут подмена понятий. Кто-то живет еще мыслями в 90-х годах, когда первым бизнесменам удавалось зарабатывать шальные деньги и так же легко их тратить. Помню, когда работал в «Песнярах», каждому музыканту бизнесмены подарили бытовую технику: кому – холодильник, кому – посудомоечную машину. Просто так, потому что наши поклонники. Теперь иная ситуация. Чтобы иметь прибыль, нужно приложить немало усилий, все расчеты прозрачны для контролирующих органов. У меня нет спонсоров, но есть партнеры, которые могут поддержать. Но вы понимаете, что партнерство – это взаимовыгодное сотрудничество, а не просто «дайте, сколько можете на творчество». Партнерство предполагает некий бизнес план, когда я знаю, что, условно говоря, пять статей расходов у меня закрыты, а две еще нет. В нужный момент мне оказывают поддержку, в свою очередь я тоже помогу: будет ли это выступление на корпоративе с хорошей скидкой или оформление той же рекламы.

- Олег, в одном из интервью композитор Игорь Корнелюк сказал, что поп-музыкант Корнелюк содержит композитора Корнелюка, пишущего музыку для театра и кино. А вы можете сказать, что создание коммерческой музыки дает вам возможность писать песни, многие из которых уже достояние белорусской культуры.

– Так и есть. Более того, у нас любят порассуждать на тему: есть шоу-бизнес в Беларуси или нет. Я считаю, что есть, когда автор или исполнитель понимает: любой бизнес предполагает, что львиная доля прибыли идет на дальнейшее развитие. Мне повезло в том, что моя супруга певица Ирина Видова – мой единомышленник, поэтому часть заработка мы инвестируем в творчество. Вскоре состоится большой сольный концерт Ирины, в котором я тоже приму участие, и часть наших заработков потрачена на его проведение. Не буду скрывать, партнеры нам тоже помогают. При таком раскладе можно говорить о том, что шоу-бизнес у нас есть. И это хорошо, потому что я не верю в историю о том, что голодный художник или композитор может написать шедевр. «Молитва» создавалась, когда я работал в «Песнярах» – был заработок, была студия, я мог отдаваться творчеству, а не думать о том, где взять денег на ужин. Я всегда понимал, что композитору нужна студия, хороший инструмент и сперва купил средства производства, а только затем автомобиль.