Накануне 80-летия образования службы по борьбе с экономическими преступлениями МВД Беларуси начальник министерского главка полковник милиции Эдуард Никитин встретился с журналистами в пресс-центре БЕЛТА.

Эдуард Никитин

Цифры и факты. Открывая пресс-конференцию, Э. Никитин напомнил, что боевое крещение белорусский ОБХСС получил в 1937 г., раскрыв, говоря сегодняшним языком, громкое дело о хищениях и приписках при строительстве Большого театра в Минске. Прошло чуть меньше 80 лет и сотрудники ГУБЭП КМ МВД Беларуси раскрыли аферу при реконструкции театра им. Янки Купалы - там под видом фирменной итальянской мебели закупили подделку под нее. Виновные в этой афере уже отбыли срок наказания, а в отношении пособников - уголовное дело находится в суде.

По словам Э. Никитина, общеуголовная преступность с каждым годом снижается, а доля экономических преступлений в ней выросла за последние три года и составила 8%.

В 2016 г. было зарегистрировано 6645 преступлений по линии БЭП. Из них – каждое четвертое выявленное преступление – посягательство на госсобственность. Количество преступлений, относящихся к категории тяжких, составило 57% от общего числа.

По видам выявленных преступлений лидируют взяточничество (20% от общего числа преступлений по линии БЭП), мошенничество и должностные подлоги. В настоящее время борцы с экономическими преступлениями больше документируют фактов получения взяток, при этом выявляют тех должностных лиц, у которых получение мзды вошло в систему.

«Мы целенаправленно принимаем меры, чтобы наши сотрудники не разменивались на незначительные преступления», - подчеркнул Э. Никитин.

О криминальном альянсе бизнеса и госструктур. В компетенции сотрудников БЭП – противодействие широкому спектру экономических и коррупционных преступлений. По словам Э. Никитина, другие ведомства силового блока занимаются вопросами в рамках своей компетенции, поэтому нет места дублированию функций или пересечению интересов. Так, в компетенции сотрудников БЭП оперативное обслуживание тех сфер, где расходуются государственные средства. Сотрудники департамента финрасследований КГК Беларуси контролируют процессы вокруг доходной части бюджета, к их же компетенции относятся злоупотребления в сфере предпринимательства. «Сами по себе бизнес-структуры без доли госсобственности нам интересны в меньшей степени, - сказал Э. Никитин. - Но если они в криминальном сговоре с госсектором - тогда и попадут в поле нашего зрения». Например, сейчас осуществляется оперативное сопровождение нескольких уголовных дел в системе ЖКХ по всей стране, а это более 20 районов. Суть в том, что руководители предприятий ЖКХ и коммерческая структура вступили в преступный сговор. В итоге стоимость поставляемого коммерческой организацией насосного оборудования оказалась завышенной от 3 до 13 раз. Все эти сделки осуществлялись не без помощи лжеструктур.

Эдуард Никитин

О декриминализации. Э. Никитин признался, что не понимает ажиотажа вокруг лжеструктур и желания представителей бизнеса декриминализовать ст. 234 УК Беларуси. «Люди четко понимают, что они нарушают закон в желании получить прибыль, оформляют на подставное лицо этот субъект хозяйствования, принимают очень серьезные меры конспирации с соблюдением различных кодов и прочее. Почему мы должны это декриминализировать?» - недоумевает глава ГУБЭП. Он пояснил, что всегда нужно думать о последствиях того или иного решения. К чему приведет декриминализация? Сегодня мы покупаем  условный карандаш за рубль, а если поднимут голову лжеструктуры, то его стоимость увеличится до 20 рублей, при этом должностные лица будут получать деньги чемоданами.

Э. Никитин не против взвешенной и выверенной декриминализации. В качестве примера полковник милиции привел предложение о смягчении наказания по ст. 223 УК Беларуси. ГУБЭП предлагает вторую часть указанной статьи перевести из разряда тяжких преступлений в разряд не представляющих большой общественной опасности. По мнению Э. Никитина, если кто-то привез золотую цепочку без пробирного клейма и продает, то это наказуемо, но все-таки не причиняет большого вреда государству. В целом, по мнению Э. Никитина, «добросовестному предпринимательству нужно давать больше свободы».

В прошлом году сотрудники БЭП составили в четыре раза меньше административных протоколов в отношении субъектов хозяйствования. «Мы практически ушли из этой сферы», - сказал Э. Никтин. и подчеркнул, что такую меру как конфискация товара за неправильно оформленные документы либо неправильно приклеенную контрольную марку он считает чрезмерно суровой.

О незаконной предпринимательской деятельности. По ст. 233 УК Беларуси – незаконная предпринимательская деятельность в 2016 г. было зарегистрировано всего 15 преступлений. Однако они довольно масштабные. Речь идет о незаконном ввозе в Беларусь фальсифицированного алкоголя из России. За три года сотрудники милиции изъяли из оборота 29 железнодорожных цистерн фальсифицированного спиртного. Этим бизнесом занимаются организованные группы. Их деятельность наносит не только экономический ущерб нашим ликеро-водочным заводам, но здоровью потребителям этой сомнительной продукции. Цена на нее настолько низка, что даже превышает себестоимость отечественного самогона.

Поставки КРС в Россию, незаконный обмен валюты – также популярные виды деятельности нелегальных бизнесменов. В этом году набирает обороты незаконный вывоз металла. Этой проблемой озабочен и Минпром. Вторсырье – стратегический товар и его незаконный вывоз требует адекватного ответа. Поэтому и рано исключать из УК статью о незаконной предпринимательской деятельности.