45 лет назад в Израиле и 30 лет назад в СССР была впервые опубликована поэма Венедикта Ерофеева «Москва-Петушки», подарившая миру коктейли «Поцелуй тети Клавы», «Сучий потрох» и «Слеза комсомолки» и поднявшая культуру потребления алкоголя на недосягаемую высоту. К юбилею великого произведения мы изучили, что еще смешивали и пили герои мировой литературы, и составили карту несуществующих коктейлей

now29«Мятежный русский»

— несколько стаканов пунша и рюмок водки выпил Петя Гринев в тот вечер, когда проиграл 100 рублей в бильярд, в повести Александра Пушкина «Капитанская дочка»

Эталонный коктейль офицеров екатерининской армии — чем ниже звание, тем больше вероятность опьянеть. Если наутро болит голова, опохмеляться — по старой русской традиции — следует либо рассолом с медом, либо полстаканчиком настойки.

«И в кого ты пошел? Кажется, ни батюшка, ни дедушка пьяницами не бывали; о матушке и говорить нечего: отроду, кроме квасу, в рот ничего не изволила брать. А кто всему виноват? проклятый мусье. То и дело, бывало, к Антипьевне забежит: „Мадам, же ву при, водкю". Вот тебе и же ву при!»

«Пиквик»

— четыре фляги молочного пунша, бутылку портвейна и несколько бутылок эля и мадеры выпили пиквикисты, прежде чем закрыть Пиквикский клуб, в романе Чарльза Диккенса «Посмертные записки Пиквикского клуба»

Благородный коктейль английских аристократов — помогает от ревматизма и хандры, не говоря об изысканном вкусе.

«И когда мистер Пиквик проснулся на следующее утро, у него не наблюдалось ни малейших симптомов ревматизма — факт, доказывающий, как заметил весьма справедливо мистер Боб Сойер, что в таких случаях нет ничего лучше горячего пунша, а если иной раз горячий пунш оказывается недействительным, это объясняется только тем, что пациент допустил грубую ошибку, выпив слишком мало»

Источник: «Ъ-Wedding»