Спасет ли новая кредитная политика «тонущие» предприятия и почему административные рычаги необходимо менять на экономические методы – об этом говорили наши эксперты.

Банки будут теснее работать с заемщиками

blic goncharuk– В конце месяца Президент Беларуси подписал Указ № 200 «О реструктуризации задолженности и прекращении обязательств». С одной стороны, этот документ дает банкам ряд инструментов для работы с проблемной задолженностью, с другой – финансовые учреждения будет гораздо ответственнее подходить к процедуре кредитования предприятий, – полагает Дмитрий Гончарук, заместитель директора «Центра Бизнес-развития». – На мой взгляд, раньше у банков был подход: кредитуем всех желающих, а как они будут возвращать деньги, не наш вопрос. На самом деле это должно волновать как заемщика, так и кредитодателя. Теперь же, в случае возникновения вопроса с проблемными активами, банкам, думаю, придется пересмотреть свою позицию в данном вопросе: если банк собирается и дальше эффективно работать, ему придется так или иначе входить в управление предприятиями, поскольку только «взгляд изнутри» позволяет понять в каком случае предприятие необходимо поддержать дополнительным кредитом, когда выплаты по кредиту необходимо приостановить (либо вообще закрыть отдельные кредитные договора), а в каком случае денег категорически выделять не следует. Банки будут вынуждены изучать реальное состояние дел и перспективы развития каждого отдельного предприятия, а не довольствоваться тем, что им показывают на бумаге (в виде бизнес-планов, бухгалтерских балансов и т.д.). В общем, теперь, полагаю, банки будут препятствовать скатыванию предприятий в глубокие долговые ямы, поскольку только эффективная работа предприятия позволит банку вернуть выданные кредиты без потери части их стоимости.

Стимулировать занятость экономическими методами

blic Mazol– Важным события мая считаю внесение поправок в Декрет №3 от 2 апреля 2015 года «О предупреждении социального иждивенчества», что является шагом в правильном направлении постепенного упразднения данного не совсем экономического (а точнее совсем неэкономического) инструмента содействия занятости в Беларуси, – говорит Олег Мазоль, научный сотрудник Центра экономических исследований BEROC. – В частности, наибольшие проблемы с трудоустройством в Беларуси наблюдаются в райцентрах и сельской местности – чем дальше от Минска, тем данная проблема более серьезная. Более того, даже если сельский житель и сможет найти работу, уровень вознаграждения за его труд будет в среднем на 20% меньше, чем у городского жителя, работающего по той же специальности.

Существенный разрыв в среднем уровне оплаты труда приводит к оттоку трудоспособного населения в крупные города (трудоспособное населения в райцентрах и сельской местности Беларуси сокращается в среднем на 2,5% в год), а значит ставит под сомнение возможность реализации нового плана по индустриализации Беларуси.

Более того, низкий уровень оплаты труда на региональном уровне стимулирует, во-первых, формирование скрытой экономики – в первую очередь в районах, граничащих с Украиной и Россией (сказывается отсутствие визового режима), а во-вторых, приводит к росту трудовой эмиграции в эти же страны по той же причине.

Соответственно, в большинстве случаев часть трудоспособного населения Беларуси официально не работает не потому, что хочет быть «иждивенцем», а потому, что несогласно быть бедным, соответственно, ищет возможные пути для повышения своего благосостояния (например, попытки заработать на приграничной торговле, трудовая эмиграция из Беларуси).

Таким образом, необходимо просто отменить данный декрет и искать новые способы (но уже экономические) стимулирования занятости в Беларуси. В первую очередь, это принятие дополнительных мер социальной защиты населения в сельской местности, в частности, не уменьшение, а увеличение пособия по безработице.

Кроме того, необходимо активно развивать малый бизнес, создавая для этого больше региональных центров поддержки предпринимательства. Наконец, необходимо изучение зарубежного опыта по развитию депрессивных регионов и выработка подходов по его реализации в Беларуси, в первую очередь, в сельской местности Брестской, Гомельской и Могилевской областей, где наблюдается высокий уровень бедности.

Повышаются риски для рубля

blic Kulakova– Стало известно, что по итогам апреля средняя зарплата в Беларуси составила 921 руб. Это чуть меньше, чем в марте (926,8 руб.), но существенно больше, чем в феврале (850,4 руб). Однако рост заработных плат происходит в отрыве от производительности труда, – говорит Жанна Кулакова, финансовый консультант TeleTrade (ООО «ТелетрейдБел». – По итогам января-апреля средняя зарплата в реальном выражении выросла на 13,3%, в то время как производительность труда за аналогичный период – на 5,4%. Это может говорить о том, что правительство так и не отказалось от использования административного рычага в повышении заработных плат.

Реальные доходы населения при этом растут медленнее – по последним данным, по итогам 1 квартала показатель вырос на 7,6%. Связано это главным образом с тем, что понятие реальных доходов более широкое и включает в себя не только зарплаты, но и пенсии, пособия, доходы предпринимателей, проценты по депозитам и так далее. При этом примерно четверть доходов граждан формируется за счет социальных трансфертов. А темпы роста пенсий значительно отстают от заработных плат – по итогам 1 квартала средняя реальная пенсия выросла всего на 0,8% (а реальная зарплата – на 13,5%). Возможности ФСЗН сильно ограничены по сравнению с реальным сектором, поэтому административные рычаги тут не так эффективны. Кроме того, реальные доходы населения рассчитываются с поправкой не только на инфляцию, но и на обязательные платежи, и часть «лишних» денег изымается, например, через ЖКУ (которые за последний год подорожали почти на 20%).

Превышение темпов роста реальных зарплат над темпами роста производительности труда чревато ускорением инфляции и давлением на курс рубля. Цены уже сейчас растут чуть быстрее, чем в прошлом году (годовая инфляция составила 5% по итогам апреля 2018 против 4,6% по итогам декабря 2017). Кроме того, изменился баланс между спросом и предложением иностранной валюты на внутреннем валютном рынке. По итогам января-апреля 2018 г. население, предприятия и нерезиденты на чистой основе продали 266 млн долларов, а годом ранее за аналогичный период – 874 млн. Учитывая высокие платежи по валютному долгу, сокращение профицита валюты повышает риски для рубля, поскольку государство лишается возможности безболезненно выкупать значительные объемы валюты на внутреннем рынке.